Грязная работенка на МКАД, или Куда смотрит дорожный патруль

 
1132
128
14 января 2012 в 16:45
Автор: Андрей Журов. Фото: Аркадий Соболев; ГАИ Гродненской области

Это действительно грязная работенка. Но кто-то ведь должен убирать с дорог ржавые глушители, сметать осколки бамперов после ДТП, менять поврежденные столбы, знаки, отбойники. А еще следить за состоянием проезжей части. Так вот кто? Оказывается, специальные дорожные патрули, ежедневно выезжающие на наши трассы. С одним из них корреспонденты Onliner.by отправились на самую напряженную дорогу в Беларуси, по которой сейчас в сутки проезжает не менее 120 тысяч автомобилей, — на МКАД. А после этого побывали в диспетчерской «Минскавтодор-Центра». Там установлен большой экран, благодаря которому очень удобно следить за ситуацией на дорогах страны.

Другая сторона обочины

Когда садишься в «Соболь» дорожников, понимаешь, что такое бывалый рабочий автомобиль. Заводится он натужно, после нескольких секунд уговоров, словно по-старчески просит оставить в покое. Про такую машину шоферы еще говорят «уставшая»: каждый день на ней проезжают по несколько сотен километров в жару и холод, ливень и снегопад. Да вы и сами видели эти автомобили, окрашенные в бело-оранжевый цвет: обычно в крайней правой полосе кольцевой дороги они едут с небольшой скоростью. Это вынужденная необходимость — нужно успеть осмотреть все: проезжую часть, столбы, знаки, отбойники, собрать мусор, убрать препятствия для движения.

Останавливаться приходится очень часто. Первый раз мы притормозили через 50 метров после того, как выехали на кольцевую, — недалеко от ул. Громова. На дороге кто-то потерял глушитель. Наехать на такую железяку колесом было бы очень неприятно.

— Это уже не первый за сегодня, даже сбились со счета, сколько подобрали, — говорит рабочий Дорожно-эксплуатационного управления №10 Вячеслав Возный, который забрасывает бывшую запчасть в грузовой отсек. — Вот так у нас следят за состоянием своих машин.

Не успели проехать и километр, как очередная остановка: кто-то потерял колпак. Потом была еще пластиковая канистра, упаковка, целлофановый пакет и т. д.

— Неужели из-за каждой мелочи нужно останавливаться? — спрашиваю у дорожников.

— Кто знает, как отреагирует водитель, если пакет окажется на лобовом стекле. Это наша обязанность — убирать весь мусор, устранять препятствия для движения, и мы ее выполняем, — замечает начальник участка ДЭУ-10 Павел Акуленок. — Многие жалуются, мол, кольцевая грязная. Знаете, если бы мы хотя бы один день не выезжали, то тогда бы водители узнали, что такое горы мусора.

Чего только не подбирают на МКАД! Автомобильные кресла, бетонные плиты, старые двери, тротуарную плитку. Как-то один участок был сплошь усыпан арбузами. У нашего водителя Михаила Лобарева над лобовым стеклом — несколько десятков автомобильных значков, которые он нашел на дороге.

Когда притормозили в следующий раз, шофер умудрился рассмотреть в грязном снегу очередной значок. Вот откуда коллекция — все собрано на обочине!

Как оказалось, бывают находки и более ценные: кошельки, борсетки (обычно пустые), документы, ключи от квартир, даже деньги. Вячеслав припоминает, что возле гродненской развязки однажды нашел стодолларовую купюру. «Правда, она была вся мокрая, и в итоге пришлось сдавать ее в банк. Но за минусом пары процентов выплатили», — рассказывает о счастливом случае рабочий.

Два круга МКАДа

Вся кольцевая дорога условно разделена между дорожниками на два участка. Каждая бригада патрулирует свой. Ежедневно они дважды делают полный круг (и по внутренней, и по внешней стороне МКАД). На каждый уходит до четырех часов.

— Но почему же на проезжей части все равно валяются то балки, то кирпичи? — мы не могли не задать этот вопрос.

— А сейчас сам поймешь, — тянется за радиостанцией, которая в этот момент что-то прошипела, водитель.

Это сотрудник ГАИ сообщил о сбитой собаке. Она лежит во второй полосе прямо возле гродненской развязки. Стоп! Мы ведь 5 минут назад там были и ничего не видели. Пока развернулись и приехали, прошло еще 15 минут. Действительно, огромный пес лежит прямо посередине дороги. И жалко, и неприятно, но что поделаешь — убирать все равно приходится... Это небезопасная ситуация, учитывая среднюю скорость потока. Однако в течение 20 минут погибшая собака находилась на скоростной магистрали, и приехать сюда раньше просто не было возможности. На этот раз обошлось.

На магистрали непрерывного значения ситуация меняется каждую минуту. Как отследить? Да, на МКАД установлены три видеокамеры. Однако для 56-километровой трассы с таким интенсивным движением этого крайне мало. Говорят, на кольцевой дороге создадут интеллектуальную транспортную систему: специальные датчики будут отслеживать замедление или остановку движения. Чтобы узнать причину, диспетчеру понадобится лишь включить нужную видеокамеру, которых установят в достаточном количестве. При необходимости на световых табло появится предупреждение для водителей и требование снизить скорость. Так должно быть в идеале. Речь об этом идет уже несколько лет, но к конкретным действиям, увы, еще не приступили.

Пока же информацию (через диспетчерскую) дорожный патруль часто получает от сотрудников ГАИ, иногда спасатели сообщают о необходимости убрать осколки с места аварии. Водители, по словам рабочих, звонят довольно редко. Возможно, просто не знают, куда обращаться? Для справки: есть телефон центральной диспетчерской — (8-017) 251-72-24. Кроме того, в каждом регионе имеются свои «горячие линии» (в Минской области, например, (8-017) 259-85-60). Единственное, дорожники просят четко указывать место и описывать проблему.

Следующая остановка — возле подземного пешеходного перехода. Нужно проверить, горят ли лампочки. Это также обязанность дорожного патруля. Ведь кто-то обязан обслуживать всю инфраструктуру, следить за ее сохранностью. Часто в ДТП повреждают ограждения, столбы, знаки (как-то пластиковые ограждения, купленные за 35 млн рублей, разбили за две недели). Это тоже надо зафиксировать, впоследствии страховая компания должна возместить ущерб.

— В переходе пять ламп не работает, две разбиты, — возвращается Михаил Лобарев. — Вандалы... Наши электрики каждый день их меняют, а на завтра снова ничего не работает. Там еще надписей несколько свежих графитчики оставили.

Заметим, что примерно такая же ситуация была во всех пяти переходах, где мы останавливались.

Особо опасная работа

— В районе слуцкой развязки разбросаны кирпичи, — поступила новая информация от сотрудников ГАИ.

Мы как раз неподалеку. Подъезжаем через 5 минут, но к этому времени большинство кирпичей уже успевают превратиться под колесами автомобилей в мелкую крошку. Остальные нужно убрать, как назло они находятся во второй полосе. Вячеславу приходится выбегать в средний ряд: у него есть несколько секунд, не больше.

Уф, успел. Но риск — несоизмеримый!

— Раньше я работал монтером на железной дороге, которая считается зоной повышенной опасности. Так вот находиться на кольцевой — в тысячу раз рискованнее! — усмехается он. — Иногда возле ограждения, установленного посередине, бывает нужно что-то убрать — сначала туда полчаса добираешься, а потом обратно полчаса. Такой интенсивный поток! По этой причине уборку МКАД производят только ночью или рано-рано утром (правда, в непогоду колонна спецтехники выезжает в любое время суток).

Во время каждой остановки наш водитель максимально прижимается к обочине, отбойникам, и все равно чувство опасности не покидает. Говорят, молодые люди не хотят идти работать сюда из-за риска. «За опасность тут не доплачивают», — вздыхают дорожники.

Вообще-то, проблема давняя. За границей, если на скоростной магистрали работает дорожная техника, это видно за километр: весь горизонт освещен яркой «иллюминацией». Волей-неволей притормозишь и будешь осторожничать. Там действует такой принцип: если разница в скорости между автомобилем, обслуживающим магистраль, и потоком существенная или он вообще стоит — спецтехника должна быть максимально обозначена.

Сейчас на машины наших дорожников стали устанавливать светодиодные знаки, а предупреждающие знаки и фишки выставляют за 150—300 метров до места проведения работ (так на МКАД). Самих рабочих прикрывает многотонный МАЗ. Но аварии все равно происходят, причем ситуация типичная: перед легковой машиной движется габаритный автомобиль, который в последний момент перестраивается в соседний ряд, и едущему сзади остается только тормозить, но скорость 90 км/ч, а то и выше. В результате легковушка врезается в машину прикрытия. Весной 2011-го на МКАД произошло несколько таких ДТП.

Наверное, дорожники и сами понимают, что этих мер недостаточно. «Но финансирование...» — разводят они руками и кивают на старенький «Соболь», двигатель которого никак не может «прокашляться».

— Проектировщики не смогли предвидеть такой поток транспорта, — обращаются к еще одному аргументу рабочие. — Сейчас в Минске и Минской области зарегистрировано 33% от всех автомобилей в Беларуси. В пиковый момент интенсивность на МКАД составляет 152 тысяч автомобилей в сутки. А изначально она проектировалась под 75 тысяч и максимальную нагрузку 10 тонн на ось. Вот типичная ситуация: проезжает, скажем, по путепроводу машина с нагрузкой 13 тонн на ось — появляется трещина. Достаточно проехать следующему автомобилю, даже легковому — трещина увеличится, потом расширится до выбоины. Это происходит за несколько часов, особенно в условиях перепада температур.

Кстати, о перепаде температур. Дорожный патруль не только мусор убирает и знаки поправляет. Именно он передает в диспетчерскую информацию о гололедице, или скользкости покрытия, как говорят сами рабочие. Для нас удивительно было услышать, но специальных инструментов для измерения этой самой скользкости у патруля нет.

— Обычно определяет, есть гололедица или нет, мастер или начальник ДЭУ, который едет вместе с патрулем, — всю дорогу нас сопровождал начальник участка ДЭУ-10 Павел Акуленок. — Разумеется, мы прислушиваемся к советам более опытных водителей, механизаторов, отработавших далеко не первую зиму. После этого информацию передаем в диспетчерскую.

Диспетчерская ДЭУ-10, которое обслуживает МКАД, трассы М2 и М3

Мы также поинтересовались, кто следит за выполнением работ — выехал ли патруль или отстаивается в укромном месте? Не получается ли как в советские времена, когда прораб говорил заветную фразу «я на объекте» и уходил в неизвестном направлении? Руководство ДЭУ-10 ответило так: «На каждой нашей машине стоит GPS-датчик, и всегда можно проверить, где находится автомобиль. На въезде на территорию ДЭУ установлены видеокамеры. Кроме того, есть радиостанции — с любым экипажем можно связаться напрямую, а объем и результат выполненных работ проконтролировать».

Скользкий вопрос

Возвращаясь к вопросу о гололедице. Полагаться исключительно на мнение водителя в вопросах погоды было бы, наверное, неправильно. У «Белавтодора» все же есть более надежный инструментарий — на кольцевой дороге установлены три дорожно-измерительные станции. Водители могут узнать их по световому табло, установленному на большом столбе. Обычно на экране отображается время, рекомендуемая скорость, температура воздуха и дорожного покрытия. На самом деле снимается гораздо больше показаний: измеряется и влажность, и скорость ветра, и его направление, и интенсивность осадков, и состояние поверхности (обработана ли химикатами), и температура грунта и т. д.

Вся информация обрабатывается и поступает диспетчерам, которые направляют спецтехнику на трассы. Всего в Беларуси установлены 72 дорожно-измерительные станции, 32 из них оборудованы фото- и видеокамерами. Увидеть ситуацию на дороге в режиме реального времени можно в центральной диспетчерской «Минскавтодор-Центра». Там установлен огромный экран во всю стену. Это очень удобно: сразу понимаешь, что и где происходит.

— Все просто: зеленый цвет — нет предупреждений, желтый — предупреждение об инее, розовый — о гололедице, красный — уже тревога и так далее, — объясняет начальник дежурно-диспетчерской службы «Минскавтодор-Центра» Александр Зайцев. — В любой момент диспетчер (они дежурят круглосуточно) может вывести нужный график или таблицу, отследить динамику, просмотреть прогноз. Вот, например, сейчас в Жлобине видимость снижена до 350 метров. Нормальной считается 2 километра. Если менее 1 километра — система выдает предупреждение.

Александр Зайцев

Оказывается, голые данные синоптиков специальная служба «Белавтодора» обрабатывает под свои нужды и выкладывает в интернет. Доступ к информационной системе есть у каждого дорожника.

Когда поступает неблагоприятный прогноз, всех предупреждают заранее о готовности. Есть директивный срок обработки дороги — через 3 часа после обнаружения гололедицы.

— Но если гололедица уже появилась на дороге, то значит, мы не успели, — подключается к разговору начальник Управления содержания автомобильных дорог, искусственных сооружений и безопасности движения «Минскавтодор-Центра» Андрей Шишов. — Дороги должны быть обработаны, когда уже есть сама возможность образования скользкости. Трассы у нас по-прежнему посыпают солью и песчано-соляной смесью (они бывают разных концентраций), речи об использовании других реагентов пока не идет — тем более под боком собственное производство. Мало кто знает, что есть два вида соли — красная и белая, как мы их называем (обе — производства «Беларуськалия»). Вторая более эффективная и, соответственно, более дорогая. Еще один нюанс, который нужно учитывать водителям, — реагенты начинают действовать не сразу, а спустя некоторое время (обычно через 15—40 минут), в зависимости от погодных и дорожных условий, интенсивности потока.

У диспетчера есть еще одна возможность «вживую» посмотреть, что происходит на трассе, — с помощью фото- и видеокамер, причем на экран можно вывести сразу несколько картинок.

— Вот, например, трасса M2: видно, что на всем протяжении дорога расчищена, покрытие мокрое, обработка противогололедными смесями пока не требуется, — продолжает Александр Зайцев. — Это позволяет определить визуально, что происходит. Эдакая подстраховка.

Еще одна особенность дорожно-измерительных станций — то, что они управляемые. Например, при необходимости можно разместить на табло предупреждение о гололедице или боковом ветре. Разумеется, все это делает диспетчер, причем не вставая со своего рабочего места.

Положение некоторых видеокамер также можно изменить, изображение — увеличить, если нужно рассмотреть поверхность дороги детальнее. Кстати, в Жуковом Луге как-то проходил совместный эксперимент с ГАИ. Одна из камер фиксировала превышение скорости автомобилей. Сотрудник ДПС из диспетчерской «Минскавтодор-Центра» связывался по радиостанции с патрулем, находившимся на трассе, и водителя, нарушившего скоростной режим, останавливали. Но это был единичный случай.

И все же возникает вопрос: если это такая хорошая система, то почему остаются «белые пятна»? В конце прошлого года на трассе Минск — Гродно (на территории Гродненской области) на небольшом участке сразу несколько автомобилей съехали в кювет. Причина — сильная гололедица. Почему дорожно-измерительные станции не среагировали вовремя, а дорога была необработана?

— Я знаю об этой ситуации, — говорит Александр Зайцев. — Возле ближайшей дорожно-измерительной станции никакого гололеда не было. Скользкость образовалась на небольшом участке, который продувается всеми ветрами. В тот день пошел дождь, была плюсовая температура. Что образуется гололедица, никто предположить не мог. Несколько аварий в условиях скользкой дороги произошли также на трассе Минск — Могилев.

Тогда, может, стоит увеличить количество дорожно-измерительных станций? 72 как-то маловато... «Конечно, хотелось бы их побольше, — не скрывают дорожники, — но мы нашли выход — делать мини-станции с минимальным набором датчиков, без световых табло».

* * *

А пока система дорожно-измерительных станций не такая совершенная, большая нагрузка ложится на дорожные патрули, обычных рабочих (таких, как Вячеслав) и чихающий автомобиль «Соболь». Автолюбителям же остается надеяться, что патруль успеет убрать глушители и кирпичи с проезжей части, вовремя предупредить о гололедице и аварии.

Автор: Андрей Журов. Фото: Аркадий Соболев; ГАИ Гродненской области
ОБСУЖДЕНИЕ