Городской суд рассмотрел кассационную жалобу водителя Porsche

 
UPD
975
29 марта 2013 в 12:17
Автор: Андрей Гомыляев. Фото: Влад Борисевич

Водитель, сбивший мальчика возле СШ №23 в Минске, оспорил приговор суда Фрунзенского района, была подана кассационная жалоба. По мнению защиты, наказание в виде четырех лет лишения свободы с направлением в колонию поселения и лишение прав на пять лет слишком суровое. Сегодня дело минчанина было рассмотрено в вышестоящей инстанции — городском суде. Водитель сменил политику защиты и полностью признал свою вину. Потерпевшая же сторона, узнав о кассации, обратилась в суд с гражданскими исками: мать погибшего ребенка требует 250 миллионов, бабушка и дедушка — по 100 миллионов. Каков результат перерассмотрения дела?

Напомним ход судебного заседания. В первый день выступили несколько свидетелей. Одноклассники погибшего рассказали, что в тот вечер они играли в «Зомби» (дети прятались и догоняли друг друга), мальчик выбежал на проезжую часть, предназначенную только для спецтранспорта. Но момента столкновения ребята не видели. Еще один свидетель — мужчина, находившийся неподалеку от места ДТП, — заявил, что 99% родителей, у которых есть машины, заезжают в проезд, под знаки «Проезд запрещен», «Стоянка запрещена». Обвиняемый заявил, что звукоизоляция машины не позволяла слышать крики детей, он увидел тень в метре от передней фары и резко остановился — ребенок лежал под машиной. После вопроса адвоката мужчина пояснил: «На том участке проезда сначала идет знак, потом заезд на стоянку. Я выехал со стоянки, то есть знака не видел. Помнил ли я о существовании знака, сказать не могу». По его словам, с моральной точки зрения он виноват, но не признает ни один из пунктов обвинения. Были зачитаны результаты медэкспертизы и следственного эксперимента. Последний установил, что водитель должен был видеть мальчика за 1,7—2 секунды до наезда. По мнению обвиняемого, который провел собственную независимую проверку, у него было не более 0,3 секунды.

Во второй день другие одноклассники погибшего дополнили общую картину деталями: незадолго до ДТП Влад бегал хаотически, а потом прямо, но боком, не смотрел прямо. Взрослый свидетель вспомнил, что слышал крик: «Зачем я вообще сюда приехал?», — а также удары по металлу (предположительно, водитель стал бить машину). Врач «скорой» заявил, что столкновение с машиной пришлось по правой стороне тела мальчика. Смерть наступила от ударов как о машину, так и о землю. Со стороны обвиняемого выступил специалист по разбору ДТП Коноплицкий. Он провел расчеты на основе эксперимента ГАИ и доказал, что ГАИ ошиблась в оформлении аварии, у водителя было слишком мало времени для реакции на выбежавшего ребенка. Кроме того, он заметил, что все произошло на прилегающей территории, которая не входит в состав дороги, а ПДД распространяются именно на «дороги РБ». По его словам, здесь нет нарушения правил. После выступил госэксперт от МВД: остановочный путь Porsche составлял 6,4 метра, а водитель мог заметить пешехода за 15 метров. Обвиняемый настаивал на комиссии эксперимента, после которого были сделаны такие выводы. Прокурор обратила внимание на несоответствие последних показаний первым, на предыдущие нарушения ПДД, приведшие к штрафам (в том числе за вождение без прав, оставление места ДТП, превышение скорости).

В третий день суд отклонил ходатайства стороны обвиняемого о замене меры пресечения на подписку о невыезде, а также о комиссии (перепроверке) следственного эксперимента. Выступил еще один свидетель, который утверждал, что у обвиняемого была возможность припарковаться на стоянке — там были свободные места. Сторона защиты подвергла его слова сомнению: в его машине не предусмотрен динамический свет, а значит, свидетель не мог в полной мере оценить ситуацию. Водитель заметил: «Знаки в том месте нелогичны. Зачем нужно запрещать стоянку, если запрещен проезд? Я, как все родители учеников школы, считал, что мог проехать для высадки детей». Адвокат мужчины ходатайствовал о проведении графического моделирования. Суд отказал. Начались прения. Прокурор посчитала, что обвиняемый характеризуется как человек неискренний, не сознающий свою вину. По ее словам, доказательства, результаты двух следственных экспериментов, подтверждают его вину. «Именно действия обвиняемого привели к ДТП с тяжкими последствиями, то есть к смерти ребенка, — резюмировала выступающая. — Прошу назначить наказание в виде 4 лет лишения свободы с направлением в колонию поселения». Сторона потерпевшей обратила внимание на эмоциональную составляющую этого дела, на горе матери, потерявшей сына. Решение о наказании родственники погибшего оставили за судом. Адвокат обвиняемого произнес долгую речь: «Подзащитный занимается благотворительностью, он также переживал, обращался к психологу. Условия в школе созданы далекие от безопасных. Большинство норм ПДД носит неконкретный характер. Грубых нарушений Правил водитель не допустил. В целом нарушение ПДД не находится в прямой причинно-следственной связи с аварией. Он попал в несчастье, он не пьяница, задавивший на высокой скорости человека. Считаем, что нужно оправдать обвиняемого». В последнем слове обвиняемый попросил прощения у матери погибшего, сказал, что он не преступник. Также мужчина пообещал помогать семье мальчика вне зависимости от решения суда.

Суд признал водителя виновным в нарушении ПДД, повлекшем по неосторожности смерть человека. Было назначено наказание в виде лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях поселения на 4 года с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, сроком на 5 лет. Сторона защиты изначально утверждала, что приговор будет однозначно обжалован, так как, по ее мнению, является слишком суровым, учитывая обстоятельства: водитель характеризовался с положительной стороны, занимался благотворительностью, имеет двух несовершеннолетних детей. В последний день, когда было возможно оспорить приговор, водитель, находившийся под стражей, решил воспользоваться этим правом.

Перед судом брат обвиняемого попросил всех журналистов не входить в зал заседания. Потерпевшая сторона поддержала эту просьбу. «Корреспонденты могут повлиять на решение», — пояснили участники процесса.

Рассмотрение кассации заняло чуть более часа. Сам обвиняемый на судебном заседании не присутствовал, он до сих пор находится под стражей. Обвинитель настаивал на прежней позиции, сторона обвиняемого попросила смягчения приговора — назначить наказание, не связанное с лишением свободы. Родственники погибшего не возражали против этого. Водитель к тому же полностью признал свою вину. Суд оставил приговор в силе, отклонив кассационную жалобу. Наказание водителю Porsche остается прежним — 4 года лишения свободы в колонии поселения.

Автор: Андрей Гомыляев. Фото: Влад Борисевич
ОБСУЖДЕНИЕ