Проезд в рамках. Рейд с транспортной инспекцией по платным дорогам

 
522
08 августа 2013 в 17:46
Автор: Андрей Журов. Фото: Алексей Матюшков

Жаркие дни наступили на наших трассах. С 1 августа в Беларуси было зафиксировано почти 20 тыс. нарушений пользования платными дорогами! Часть из них обнаружили мобильные патрули транспортной инспекции, которые передвигаются на Volkswagen Transporter с синими маячками. Эта структура не только получила право останавливать автомобили с помощью спецсигналов, но и расширенные полномочия: например, теперь ее сотрудники могут составить протокол в отношении любого автомобилиста за отсутствие номеров или грязные регистрационные знаки. Однако их главная задача — остановить водителя-иностранца, не оплатившего (частично или полностью) проезд по платным дорогам. О том, как это происходит и как реагируют автомобилисты, читайте наш репортаж с рейда по трассам М1 и М4.

Садимся в салон специально оборудованного микроавтобуса. Это рабочее место сотрудников инспекции. Спереди, на приборной панели, расположен компьютер сразу с двумя тачпадами (один — в двери, другой — в одной из ниш панели). Еще один компьютер находится сзади. На мониторы выводится информация обо всех транспортных средствах, которые попадают в поле зрения системы.

Откуда получают сведения? Во-первых, данные поступают из операторского центра BelToll, куда стекается информация о нарушениях порядка оплаты (репортаж из центра можно прочитать здесь). В случаях, когда нужна быстрая реакция, вызов переадресуют непосредственно на дорогу — инспекторам. Во-вторых, прямо во время движения аппаратура, установленная в Volkswagen Transporter, сама может связаться с бортовым устройством проезжающей мимо машины (антенна установлена на крыше микроавтобуса). Если его нет (или с ним что-то не в порядке), то это уже причина остановить автомобиль, водитель которого обязан платить за проезд.

— Вот фура с белорусскими номерами — проезд оплачен по контракту. А сейчас мимо проезжает автопоезд из Польши, у него также установлено бортовое устройство, есть деньги на счету, — Владислав, сотрудник транспортной инспекции, показывает на мониторе последние данные, пока мы едем со скоростью 70 км/ч по трассе Минск — Могилев. Антенна параллельно сканирует поток.

Как только на мониторе появится красная строка — значит, зафиксировано нарушение. У мобильных патрулей нет задачи остановить абсолютно все такие автомобили, это физически невозможно. Все равно их не пропустят через границу, где есть стационарные посты транспортной инспекции. Но водителям даже выгодно, если их остановят раньше. Тогда нарушителю придется платить по увеличенной стоимости меньше: не за шесть рамок, а только за две, например.

Останавливаемся в «кармане», где происходит взвешивание грузовых автомобилей. В таких «отстойниках» проще сканировать машины и разбираться в случае нарушений. Сотрудники транспортной инспекции могут даже поместить на колесо автомобиля, за который не оплатили проезд, блокиратор (их постоянно возят в машине инспекторы).

Владислав берет в руки «омар» — так сотрудники транспортной инспекции называют мобильный прибор OMR (мобильный считыватель устройств электронной оплаты). Это еще один инструмент для сканирования бортовых устройств.

Практически сразу же «омар» фиксирует нарушение. У грузового МАЗа с белорусскими номерами, который везет зерно, бортовое устройство установлено. Но оно приписано к другой машине, да и количество осей не соответствует.

— Я сегодня первый день по новым правилам еду! — объясняет водитель. — Что да как, сам не знаю… Мне выдали, вот и еду.

— Это нарушение будет трактоваться как неполная оплата, — предупреждают сотрудники транспортной инспекции.

— Сейчас буду звонить начальству, — шофер не спорит.

В некоторых организациях, вероятно, решили сэкономить и взяли на несколько автомобилей одно бортовое устройство. Такая хитрость не пройдет — на первом же портале нарушение обнаружится. Платить потом придется гораздо больше.

— Мы вас сейчас отпускаем, но вы должны знать, что вскоре на адрес вашего предприятия поступит извещение, — говорят инспекторы.

С белорусскими автомобилистами и предприятиями решено было действовать как в случаях с камерами скорости — владельцам транспортных средств будут присылать постфактум «письма счастья». Интересно, сколько раз успеют проехать под рамками водители до того, как придет квитанция? Некоторые могут даже не подозревать, что должны оплатить проезд.

Сейчас много разговоров про оплату проезда в увеличенном размере (в транспортной инспекции умышленно избегают слова «штраф»), называются громадные суммы. Например, мы слышали мнение, мол, от Бреста до Минска проезд без оплаты для легкового автомобиля обойдется в 2400 евро.

— Это не так. В случаях неоднократного проезда под порталами действует так называемое «правило двух часов», — объясняет заместитель начальника филиала транспортной инспекции по Минску и Минской области Юрий Супранович. — Да, проезд под каждой рамкой для легкового автомобиля без бортового устройства чреват оплатой 100 евро (в случае неполной оплаты — 50 евро), для грузового — 260 евро (и 130 соответственно). Но нарушение формируется раз в два часа. То есть после проезда под первой рамкой автомобиль может двигаться два часа под другими порталами и фиксироваться это не будет. Но как только эти два часа истекут и транспортное средство снова проедет под рамкой — будет зарегистрировано следующее нарушение. Вот пример: легковая машина движется из Бреста до границы с Россией по трассе М1. Платный участок этой дороги составляет 609 километров. Его можно преодолеть, скажем, за шесть часов. За это время операторы зарегистрируют три нарушения в отношении данного автомобиля, хотя порталов гораздо больше. Увеличенная стоимость проезда составит 300 евро.

Юрий Супранович

С белорусами решено разбираться по почте и с помощью судебных исполнителей, а вот с иностранцами все немного сложнее. Мобильные экипажи нацелены именно на такие машины. Только выехали на трассу М1, как второй инспектор, Виктор, замечает на встречной полосе Mercedes Vito с украинскими номерами.

Разворачиваемся и пускаемся в погоню. Двухлитровый турбодизель разгоняет Volkswagen Transporter довольно быстро. Через несколько минут приближаемся к преследуемой машине. Наш водитель включает спецсигналы (по указу №268 автомобилисты в этом случае обязаны остановиться, в ПДД вскоре будут внесены соответствующие изменения) и просит через громкоговорящее устройство притормозить. Одновременно на задней двери Volkswagen Transporter появляется бегущая строка (на русском и английском) с требованием.

— У него есть бортовое устройство, — замечает на лобовом стекле белую «коробочку» Владислав. В эту же секунду аппаратура считывает информацию: проезд оплачен. Ложная тревога! Водителю Mercedes даже не пришлось выходить из машины. Он только удивленно посмотрел на нас, мол, я же все заплатил.

Вообще, сложилось ощущение, что у абсолютного большинства автомобилей бортовые устройства есть. Их легко разглядеть даже на большом расстоянии: днем белая «коробочка» на лобовом стекле хорошо видна. Однако наличие устройства не говорит о том, что проезд оплачен как положено. Например, у фур может быть указано меньшее число осей (это трактуется как неполная оплата) или не быть на балансе денег (неоплата).

Останавливаемся у обочины. На этот раз инспекторы решили проводить визуальный контроль. Один следит за монитором, другой берет в руки жезл. Практически сразу на горизонте появляется Opel Corsa. На машине — чешские транзитные номера. Бортового устройства на лобовом стекле нет.

— Но я же россиянин! — сразу говорит водитель. Он едет с напарником домой, в Казань. — Везде сказано, что граждан РФ новое правило не касается.

— Если бы вы двигались на автомобиле массой менее 3,5 тонны, зарегистрированном в Беларуси, России или Казахстане, то платить бы не пришлось, — говорят транспортники. — Но у этой машины нет российского техпаспорта, она «иностранка», а значит, вы должны платить за проезд.

Кстати, это правило касается и белорусов, которые будут передвигаться по платной дороге, например, на автомобиле с немецкими транзитными номерами.

Россияне пытаются решить вопрос, что называется, на месте. Но это бесполезно сразу по нескольким причинам. Инспектор не может просто так снять нарушение, зарегистрированное в системе. До того как водитель Opel был остановлен, его уже дважды зафиксировали порталы. Владислав показывает на мониторе фотографии и время фиксации нарушения — между ними прошло более двух часов.

— Только после того как я внесу номер квитанции, смогу снять нарушение, — объясняет инспектор. — Иначе мне придется оплачивать эту сумму из своего кармана. Кроме того, все происходящее в нашей машине фиксируется видеорегистратором. Записи мы обязаны сдавать каждую смену.

Роман, водитель Opel, предпринимает еще несколько слабых попыток «договориться без штрафа». Узнав, сколько придется заплатить, опять взрывается: «Двести евро? Откуда?» Оказывается, он видел знак 5.42 «Платная дорога», но подумал, что деньги с него возьмут позже.

— На белорусско-польской границе нас никто не предупреждал, — говорит Роман. — Я думал, что надо будет платить на шлагбауме.

— Но вы же, когда в Польшу въезжали, узнавали, надо ли платить за проезд? — аргументируют инспекторы. — В Беларуси теперь то же самое.

Позже в пресс-службе системы BelToll нам прокомментируют: в соседних странах ведется информационная кампания, на въезде на платные участки дорог стоят знаки «Платная дорога», но некоторые автомобилисты, видимо, решают, что можно будет проскочить. Однако в конце платной трассы их ждет сильное разочарование.

Мы все же едем в банк, где водитель Opel сможет оплатить проезд по увеличенной стоимости. Система пока не отлажена, и инспекторы не могут принимать плату за проезд наличными, хотя сейф с сигнализацией в служебном автомобиле предусмотрен. Говорят, в течение нескольких дней эта проблема будет решена. Но пока водителей приходится возить в банковское отделение. На это время возле автомобиля остается один из инспекторов. Машину обозначают световозвращающими конусами.

— А что если сниму номера и потом скажу, что сфотографирована не моя машина — пусть потом доказывают? Ну или объеду платный участок? — по дороге Роман начинает продумывать варианты ухода от ответственности.

Порталы установлены так, что объехать их по обочине нельзя. Альтернативные дороги, конечно, есть, но время в пути в этом случае увеличится на несколько часов. Если же водитель заявит, что сфотографирован не его автомобиль, то машину могут задержать и поместить на штрафстоянку на время разбирательства, объясняют инспекторы.

— Давайте подсчитаем, — предлагают водителю транспортники. — Каждый километр для легкового автомобиля стоит 4 евроцента. За проезд по М1 вам бы пришлось заплатить 24,36 евро. Поскольку бóльшая часть дороги осталась позади — нужно доплатить всего около 10—12 евро и оставить 20 евро в качестве залога (последнюю сумму потом вернут).

Роман все же решает взять бортовое устройство. Возникает резонный вопрос: где это сделать на трассе? Проще всего на заправке (далеко не на каждой АЗС «Белоруснефти» есть бортовые устройства, список нужных можно найти здесь), ближайшая — в нескольких километрах. Но что если на пути опять рамка? Инспекторы связываются с коллегами из BelToll. Оказывается, после оплаты штрафа водитель может проехать под одним порталом бесплатно. Но на второй рамке его нарушение снова зафиксируют.

Опять едем по М1. Не проходит нескольких минут, как нас опережает Infiniti с литовскими номерами. Снова включаются спецсигналы, машина притормаживает около обочины. Водитель Андрюс тоже не в курсе: «Знаки „Платная дорога“ были всегда, я и платил в будке. А сейчас там никого не было. Штраф? Двести евро? Я же не спецом… Может не надо?»

Выясняется, что литовца также зафиксировали уже на двух порталах. Некоторое время он явно пребывает в шоке, а потом украдкой интересуется: «За камеры скорости тоже штрафуете?»

В это время останавливается еще одна легковая машина. Из нее выскакивает мужчина. Оказывается, он дальнобойщик, фуру где-то оставил, а сейчас едет в пункт обслуживания BelToll разбираться. Рассказывает свою историю: за проезд 44 километров списали почти все деньги — 300 тыс. рублей. Такого, конечно, быть не должно. Это не единичный сбой, подобные случаи по-прежнему происходят. Оператор системы обещает рассматривать каждый такой инцидент отдельно. Но теряется время, что для водителей-профессионалов может быть критично.

— Ничего не подготовлено, не организовано как положено! — продолжает возмущаться мужчина. — Пунктов обслуживания не хватает, везде сумасшедшие очереди. Многие не знают, что платить вообще надо. Вон по трассе Санкт-Петербург — Одесса ехали люди. На белорусско-украинской границе сказали платить 200 евро, так девушка в обморок упала.

О нехватке информации говорят многие. Хотя на трассах стоят билборды, на въезде на платные участки — знаки «Платная дорога».

Во время рейда несколько водителей, увидев машину с надписью «Транспортная инспекция» на боку, специально остановились, чтобы задать вопросы. Один автомобилист поинтересовался: нужно ли ему платить за Lincoln Navigator с белорусскими номерами, если автомобиль весит более 3,5 тонны? Ранее мы уже давали ответ: да, нужно. Другой водитель спросил: а если машина трехосная, но одна ось сложена? Ответ: платить надо вне зависимости от того, сколько осей задействовано во время движения.

Был интересный вопрос. У транспортников спросили: а что если автомобиль весит ровно 3,5 тонны? В российском техпаспорте указано именно так. По словам инспекторов, платить водителю в этом случае ничего не надо, поскольку под оплату попадают транспортные средства массой более 3,5 тонны.

По дороге наше внимание привлекает водитель еще одной машины с литовскими номерами. Он отчаянно машет руками. Стасис рассказывает характерную историю: «Уже 25 лет езжу в Крым. Беларусь знаю как ладонь своей руки. Я знал о введении системы платных дорог. До поездки звонил на инфолинию BelToll. Мне сказали: „Поезжай спокойно“. На обратном пути я стал опять узнавать, где взять „коробочку“, как платить. На границе в международном (!) пункте Комарин на меня посмотрели как на лунатика и сказали ехать дальше».

Литовец ехал по знакомому ему маршруту: Комарин — Хойники — Мозырь — Бобруйск. Потом он оказался на могилевской трассе, где есть платный участок.

— Я честно пытался купить «коробочку» и оплатить проезд, — объясняет Стасис, водитель Opel. — Даже специально узнал, что в списке есть заправка №18 «Белоруснефти». Зашел, но там реакция была такая же, никто ничего не знает. Купил воду и уехал. А потом увидел рамку и понял, что попал на штраф.

Заправка №18, расположенная на 102-м километре трассы М5, действительно указана в списке BelToll, но как реконструируемая, то есть взять бортовое устройство и оплатить проезд там пока нельзя. Сложилась интересная ситуация: водитель сделал больше, чем рядовой пользователь дороги, честно пытался оплатить проезд, но все равно не смог. Возможно, не хватило терпения при детальном планировании маршрута. А теперь грозит штраф в 100 евро.

Мы решили показать Стасису дорогу к одному из минских пунктов обслуживания, который расположен по адресу ул. Промышленная, 11. Кстати, найти его очень сложно даже коренному минчанину. На МКАД мы не заметили ни одного указателя. Что уж говорить про иностранцев, которых туда отправляют? Сеть этих пунктов явно должна быть больше, а сами они должны быть расположены и обозначены более понятно. Например, перед въездом на платные участки дорог. Так обычно и есть, но не в случае с могилевской трассой.

Через несколько часов нам снова позвонил Стасис, который решил не ждать очереди, а ехать домой: «На белорусско-литовской границе я нашел пункт обслуживания. Там все сделано как положено — есть брошюры, информацию предоставляют специально обученные люди, бортовое устройство можно взять спокойно. Но почему так не везде?» Мы не смогли ответить на его вопрос. Если литовцу удастся беспрепятственно проехать через границу, штраф будет храниться в базе еще три года. Во время следующей поездки автомобилиста обязательно оштрафуют.

Очевидно, что шероховатости и недостатки у системы есть. Исправить их в BelToll обещают в течение ближайшего времени. Пока же у водителей возникает еще много вопросов и обоснованных претензий.

Автор: Андрей Журов. Фото: Алексей Матюшков
ОБСУЖДЕНИЕ