Эксперт: как будут конфисковывать у пьяного автомобиль стоимостью $50 тысяч?

 
642
23 октября 2013 в 9:10
Автор: Андрей Журов. Фото: архив auto.onliner.by

Завтра вступают в силу антиалкогольные поправки в законодательство. Теперь тот, кто дважды в течение года попадется пьяным за рулем, рискует остаться без автомобиля. Транспортное средство в этом случае имеют полное право конфисковать. Желание решить проблему «пьяных» аварий нужно приветствовать, говорят эксперты. Но одновременно они напоминают: ужесточения никогда не приносили стопроцентный эффект. «Нельзя одной рукой наливать рюмку, а другой грозить, мол, не пей за рулем. Конфискация машины может обернуться скандалом. Одно дело, если речь идет об автомобиле стоимостью $2 тыс., и совсем другое, когда захотят изъять Lexus ценой $50 тыс. Будут подключены все ресурсы, а это пространство для коррупции», — считает председатель Белорусской ассоциации экспертов и сюрвейеров на транспорте Юрий Важник, у которого Onliner.by взял комментарий накануне вступления в силу закона.

Хорошо, что эта проблема находится в фокусе внимания, ее не игнорируют. Но тревожит односторонний характер инициатив, каждая из которых связана с ужесточением наказания. Мотив очевиден — ударить побольнее. Это самый простой способ оказать давление. Объявлена как бы очередная точка невозврата. Но, думается, дело до отрезвляющего нокаута опять не дойдет, эффект вряд ли будет достижимым. Ведь все предыдущие жесткие меры не привели к радикальному изменению ситуации. Почему? Об этом ниже.

Борьба с пьяными водителями в последнее время стала какой-то вещью в себе. Да, масштаб явления огромный. В Минске за последние пять лет по вине пьяных водителей произошло 356 учетных аварий (всего за указанное время зарегистрировано 5763 ДТП). Причем такие происшествия чреваты более тяжелыми последствиями — погибло 58 человек (это около 15% от всех жертв в авариях), около 500 получили травмы. Сопоставимые показатели (в процентном отношении) в Швеции с ее высочайшим уровнем безопасности движения. То есть доля «дураков» в обществе примерно одинаковая.

Теперь несколько аргументов, почему законопроект может забуксовать.

Во-первых, пьяный человек, садясь за руль, никогда не думает действовать против общества. Обычно это нарушение предваряется мелкими постоянно нарастающими «фолами». У такого водителя нет образа наказания. Он думает, что не попадется ГАИ, а ДТП избежит. Так чтó изменится, если принять такую меру, как конфискация? Ведь водитель точно так же не хочет лишиться прав, как и машины. Теперь по задумке он должен думать так: «Если бы меня только лишили прав, то я поехал бы спьяну. А если лишат автомобиля, то не поеду».

Во-вторых, вырастет объем коррупции и иных злоупотреблений. Когда у людей забирают водительские права, то они подключают все мыслимые и немыслимые «организационные» ресурсы. Что будет, если речь пойдет о дорогом Jaguar или Lexus? Любопытно, как будут забирать машину стоимостью $50 тыс. В США, например, называют процесс конфискации автомобилей возможным, но очень трудоемким и лишь дополняющим другие действия. Понимаете, есть огромный спектр возможностей «до того».

Но давайте прежде разберемся, что такое алкоголь за рулем. В Беларуси традиционно очень лояльное отношение к спиртному. У нас многие вопросы — личные и деловые — решаются во время застолья. В обществе доминирует положительное отношение к алкоголю. Для многих это некий символ доблести или юмора: кто кого перепьет и прочая риторика. При этом спиртное у нас более доступное, чем даже в России. В Норвегии одна точка, торгующая алкоголем, приходится на 30 тыс. жителей (это население нашего райцентра), в Швеции — на 23 тыс., в России — на 500—800 человек, в Беларуси — на 182. Во всем миллионном Стокгольме только 10 алкогольных магазинов. А в Минске спиртное можно купить даже в магазине «Товары для женщин», в котором, внимание, есть винно-водочный отдел!

Есть одна прописная истина: как люди живут, так они и ездят. Если люди пьют много алкоголя в обыденной жизни, то глупо рассчитывать, что они будут ездить трезвыми за рулем. Нельзя одной рукой наливать, а другой грозить — не пей за рулем. Это самообман.

Вот еще тенденция. Мы все чаще сталкиваемся со случаями вождения людьми, склонными к алкоголизму, или уже хроническими больными. Многие ночные аварии связаны с тем, что люди ехали «за добавкой». Один из последних громких случаев произошел в Минске, когда на ул. Пономаренко разбилась Audi. Двое приятелей пили всю ночь, под утро решили съездить в ночной магазин. Мать одного из мужчин пыталась остановить их, но не уговорила и решила поехать вместе с ними, пытаясь предотвратить последствия. В ДТП погибла она сама и водитель, ее сын остался жив. Вот такая драма.

Автомобиль в Беларуси такой же доступный, как алкоголь. Стоит он сравнительно недорого, платежами (экологическими и пр.) не отягощен, топливо дешевое. «Запорожец» можно купить за $50. Это как бутылка коньяка. Полсотни долларов — и ты водитель!

По данным ВОЗ, Беларусь — чемпион мира по употреблению крепких напитков. На душу населения (включая младенцев и стариков) приходится 15,1 литра этилового спирта, 12,4 из которых относится к крепким напиткам! Для сравнения: в Украине — 12,33 литра, в России — 12 литров. Следующая в этом позорном списке Нигерия — 11,73 литра. Данные по европейским странам несопоставимы с указанными цифрами. При этом наблюдается прямая корреляция между употреблением спиртного и гибелью в авариях в расчете на 100 тыс. человек. Получился вот такой график, в котором Беларусь, Украина и Россия стоят особняком. Вывод один: славяне много пьют и часто гибнут в ДТП. Без ограничения потребления алкоголя решить эту проблему невозможно.

Есть винные страны — Италия, Хорватия, Болгария, Греция и др. У них высокая аварийность при высоком употреблении некрепких напитков. Группа, похожая на наши страны, — Германия и Швеция, где традиционно употребляют крепкий алкоголь, но в отличие от нас там принимают серьезные ограничительные меры по продаже спиртного. Результат — аварийность довольно невысокая.

А есть страны, где вообще мало пьют, и там низкая аварийность. Например, в Швейцарии. Вывод отсюда один: надо банально снизить употребление спиртного, тогда и «пьяных» аварий будет меньше. Зависимость прямая! В два раза удастся уменьшить объем продаж — вдвое меньше будет «нетрезвых» ДТП.

Мы обратили внимание: там, где принято пить пиво и вино, тренд аварийности ниже. Ни в коем случае не хочу рекламировать эти напитки — этиловый спирт за рулем в любом виде плох, в каком ни употребляй. Но это позволяет говорить о культуре пития. По сути, произошел эффект замещения. Вместо водки там пьют вино и пиво, и это не приводит к таким тяжелым последствиям, как у нас.

Заметьте, наша страна отличается от соседок. При самом высоком уровне употребления крепкого алкоголя аварийность у нас чуть ниже. Это означает, что контроль в Беларуси более адекватный, чем в России и Украине. Гайка закручена. Вспомните, сколько ужесточений уже было — статья 317¹, потом статья 417 УК.

Вот вроде бы лишили прав человека, а он все равно ездит пьяным. Тогда придумали статью 317¹ «Управление транспортным средством лицом, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством такому лицу либо отказ от прохождения проверки (освидетельствования)». А они все равно за свое! Тогда стали возбуждать уголовные дела по статье 417 «Неисполнение приговора суда о лишении права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью», если прав лишил суд. Но и это не останавливает. Есть один нюанс: система наказания абсолютно закрыта и непублична, она не задействует СМИ. Если человека наказывают — надо сообщить всем, чтобы неповадно было. Но никто об этом не знает, доступ к такой информации сильно ограничен.

Теперь говорим о конфискации. А посмотрите, какие более мягкие меры остались неиспользованными в Беларуси. Например, изъятие номеров. Ведь езду автомобилей без регистрационных знаков очень легко контролировать. Это сразу бросается в глаза, и все будут подозревать водителя такой машины в «пьяном» вождении. Параллельно снимаются вопросы с семьей как стороной, претендующей на автомобиль. Ведь на машину все долго копили, покупалась она для совместных поездок, облегчения жизни. Кстати, то, что могут конфисковать чужой автомобиль, это больной вопрос. Напомню, по закону он может быть изъят даже в том случае, если принадлежит другому человеку.

Еще один способ — выдавать синие номера для автомобилей, на которых попались пьяные водители. Подобные меры приняты в некоторых штатах США. Да, автомобилист будет лишен прав. Но если кто-то другой поедет на такой машине, то его смогут остановить. Получается своего рода бубновый туз, который будет сразу привлекать к себе внимание. Люди должны знать, что таким автомобилем может управлять опасный человек. Кроме того, это помогает задействовать общественное порицание.

Сейчас непонятно, кто находится за рулем машины. Мы не знаем, есть ли у него права, что это за человек. А пьяный снова в таком состоянии садится за руль, еще и хвастается — а я, мол, и не бросал водить. Если же его пытаются остановить, то он начинает в аффекте скрываться. А потом происходят ДТП. Есть также способ с принудительной установкой GPS-метки или унизительной процедурой обязательной явки к наркологу — пусть отмечается, как на «химии». Нужны тщательно продуманные публичные кампании, ориентированные не на всех и никого, а на тех, кто «здесь и сейчас» может нарушить запреты.

Подытоживая, замечу, что в данный момент необходимо хорошо разобраться в явлении. Уверен, что к обсуждению проблемы и принятию новых мер мы снова вернемся. Возможно, тогда наконец будут проведены настоящие антиалкогольные действия. Пока ведь ни одна из правительственных программ не ставила явной измеряемой целью сокращение объемов потребления и доступности алкоголя.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Автор: Андрей Журов. Фото: архив auto.onliner.by
ОБСУЖДЕНИЕ