Трагедия в гомельском сквере: транспортники рассказали свою версию

 
28 416
23 января 2014 в 15:01
Автор: Андрей Рудь. Фото: Глеб Фролов

Злополучный автобус МАЗ-105, который наделал бед 16 января, стоит сейчас на территории автобусного парка. Здесь надеются когда-нибудь восстановить его и вновь выпустить на маршрут. Но это после того, как закончатся все проверки. Пока в автобусном парке №1 сами теряются в догадках: почему водитель, который прошел все профессиональные медкомиссии (причем не раз) и стандартный медосмотр перед сменой, внезапно потерял сознание за рулем? В свою очередь, мы осмотрели автобус изнутри, чтобы убедиться, действительно ли там отсутствуют молотки для разбивания окон и не работают кнопки аварийного открытия дверей.

— …Он ведь когда отключился, нога осталась на педали газа, — восстанавливает события заместитель директора автобусного парка №1 Александр Козлов. — Поэтому, когда автобус уперся в скульптуру, колеса и продолжали вращаться, закапываться в землю. Отсюда пар в салоне и запах горелой резины. А что касается лопнувшего колеса, то видите вот эту тягу открывания передней двери? Когда автобус ехал уже по скверу, правой стороной он зацепил дерево, тяга была выломана. Она и пропорола баллон. То есть пока автобус находился на дороге, с ним все было в порядке.

Заместитель директора показывает салон изнутри:

— В газетах писали, ссылаясь на очевидцев, что в автобусе не было молотков, не работали кнопки аварийного открывания дверей и еще бог знает что… Смотрите сами.

Над окнами в штатных креплениях висят молотки. Одни — на металлических тросиках, другие держатся на шурупах (при необходимости они отрываются). Непохоже, что их прикрутили недавно.

— Другое дело, что они периодически пропадают почему-то, приходится вешать новые. Но на тот момент все находились на местах, — уверяет Александр Козлов. — Думаю, в клубах пара и панике людям просто не до них было. И кнопки требования остановки исправны. Но толку от них тогда не было: водитель-то без сознания. С его слов, он как отключился в районе пересечения Советской и Жарковского, так в себя пришел только в госпитале…

По теории каждый выход из автобуса должен быть оборудован еще одной кнопкой — аварийного открывания. Но почему же пассажиры вручную пытались выломать двери, вместо того чтобы ею воспользоваться? Заместитель директора открывает небольшую дверцу над выходом. За ней в глубине виднеется та самая красная кнопка.

Почему она так глубоко спрятана — отдельный вопрос. Но ясно, что в суматохе и при ограниченной видимости любому из нас может быть недосуг читать надписи и на ощупь искать кнопку среди каких-то проводов и шлангов. Проще в панике раздирать створки руками.

Сам водитель недавно выписан из Гомельского областного клинического госпиталя инвалидов Великой Отечественной войны, куда был доставлен с места происшествия. Сейчас он на больничном, как раз пришел в контору заполнять какие-то бумаги. От общения воздерживается: «Только через адвоката».

На следующий день после госпитализации консилиум врачей сформулировал предварительный диагноз: «единичный впервые возникший генерализованный эпилептический припадок неуточненной этиологии».

В парке 40-летнего водителя характеризуют хорошо: добросовестный, ответственный. Работает он здесь с прошлой осени, но и до этого не один год водил автобусы на других предприятиях, в том числе в Москве.

В тот день водитель заступил на смену в 6:00, то есть до происшествия провел за рулем 6 часов. Перед этим имел достаточно времени для отдыха, все в соответствии с графиком, уточняют в автобусном парке. После этой смены у водителя намечалось два выходных.

Интересуемся у Александра Козлова:

— Было ли вам известно о каких-то болезнях вашего работника или о травмах, полученных ранее, до этого происшествия?

— Принимая человека на работу, мы руководствуемся заключениями медиков. В данном случае он, как и полагается, прошел водительскую комиссию и комиссию на определение профессиональной пригодности. Все было нормально. Более того, он ведь не первый раз эти комиссии проходит…

Увольнять человека в автобусном парке не собираются. Медики отныне запретили ему, в частности, водить транспорт. Однако на предприятии готовы подыскать другую работу, не связанную с опасностями. Если он сам того пожелает.

Напомним, в отношении мужчины Следственный комитет возбудил уголовное дело по части 2 статьи 317 Уголовного кодекса (нарушение правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека).

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Автор: Андрей Рудь. Фото: Глеб Фролов
Без комментариев