Сноб на Формуле-1 в Сочи: «Рев моторов не дал спокойно подремать во время гонки»

 
35 504
13 октября 2014 в 9:55
Источник: Борис Николайчук. Фото: auto.onliner.by

Можно ли не любить Формулу-1? Пожалуй, да — если не знать, что это такое, и никогда не побывать на этом событии. Onliner.by решился на небольшой эксперимент: отправить в Сочи, где на выходных проходил очередной Гран-при, человека, никак не связанного с автомобильными гонками, — белоруса, который всегда переключал канал, когда видел на экране телевизора болиды. Минчанин Борис поделился своим некомпетентным мнением о заездах, на которые только вживую собираются посмотреть тысячи людей. Место на лучшей трибуне Main Grandstand занял и наш сноб. Изменит ли он свое мнение о Формуле-1?

* * *

Конечно, Россия гордится собой. Организация Формулы-1 в Сочи — прорыв не меньший по масштабам, чем прошедшие Олимпийские игры. Съездить на такое мероприятие не пересекая госграницу для многих россиян стало настоящим «вау». Еще в аэропорту Домодедово можно было увидеть немало мужчин, а то и семей, в байках на околоформульную тематику. В уик-энд самолеты вылетали в Адлер чуть ли не каждый час. Мне повезло познакомиться с фанатом Формулы-1 еще в зале ожидания минского аэровокзала. Женя из Жодино, по его словам, всегда мечтал попасть на чемпионат, и в этот раз такая возможность у него появилась. Евгений, как и двое его спутников, выделялся из толпы пассажиров кепкой с лого Pirelli. Билет он выиграл в викторине (мы сообщали о ней. — Прим. Onliner.by). Еще одна победительница — Надя из Гомеля — оказалась менее осведомленной в премудростях гонки, но Женю без сомнений можно назвать фанатом. «Недавно у меня была свадьба, потом путешествие, вчера друга женил, а сегодня еду смотреть на Хэмилтона и Алонсо, — рассказал мне он свою биографию последних полутора месяцев. — Даже не верится! Pirelli устроила мне отличный сюрприз. Формула — это же так круто!» «Да, — протянул я, показательно зевнув. — Супер». Когда стало ясно, что мой сарказм остался не понят, пришлось добавить: «Шучу, конечно».

* * *

Сочи встретил нас яркими огнями олимпийских колец, несчетными постерами, плакатами и баннерами, не дающими туристам забыть о соревновании, на которое они приехали. Ночная Олимпийская деревня оказалась не намного тускнее дневной: мощная иллюминация подпитывала ощущение скорого праздника. Считанные часы остались до того момента, когда знаменитые гонщики разогреют трассу колесами болидов. Настроение задавали и россияне, которые запрыгивали в бассейн отеля в 17-градусную «жару», изображая при этом звуки мощных моторов. Казалось, вот-вот произойдет что-то необыкновенное. Когда я рассматривал билет на Формулу-1 в гостиничном номере, до меня вдруг внезапно дошло: завтра не будет чуда, завтра будет всего лишь гонка. И, судя по сообщениям СМИ, ее выиграет Гамильтон, или Хэмилтон, как его тут называли во время обсуждения квалификационных заездов (на них я, к счастью, не попал). Вот она как работает — та самая заразительность всеобщей эйфории.

Во время ужина я предпринял попытку понять суть. «За что так любят Формулу?» — спросил Женю. Возможно, такого вопроса он не ожидал или посчитал его слишком глупым, но ответил не сразу. «Во-первых, это зрелищно, — начал объяснять мне, как школьнику, парень. — Во-вторых, это шанс увидеть вживую лучших гонщиков, самые быстрые машины в мире. Прикинь, в болидах применяют самые последние технологии автомобилестроения, из моторов получают максимум энергии. На современных моделях массовых автомобилей стоит то оборудование, которое выдумали для Формулы 10—20 лет назад. Формула — это толчок для развития инженерных новшеств».

— Это целый мир, — и тут Евгения понесло. — Существует армия техников, инженеров, которые и формируют команды (Mercedes, Red Bull, Caterham, Ferrari, например). Они тоже соревнуются, параллельно с пилотами. Задумайся: болид по максимуму облегчают, делают наиболее обтекаемую с точки зрения аэродинамики конструкцию, используют легкие материалы. Один из гонщиков весит 73 кг — и это считается перебором. Они там все сидят на диетах. Лишний килограмм добавляет сотые доли секунды. Во время поворотов эти парни испытывают жуткие перегрузки. Сиденья в болидах выливаются из гелевого слипка, чтобы гонщиков не швыряло внутри. Из-за тех же перегрузок их голову относит центробежной силой на поворотах. Поэтому они в спортзалах качают шею. Присмотрись как-нибудь к фото: у того же Феттеля голова, можно сказать, переходит в плечи… От температуры на скоростях выше 300 км/ч резина «отшелушивается» с колес. Выбор шин — одна из стратегий ведения гонки. Их даже привозят на трассу в специальных термочехлах, чтобы не возникло перепада температур.

«Факты, конечно, интересные, но звучит как читерство, — подумал я. — То есть выигрывают не машина и пилот, а правильно созданные условия для движения автомобиля. В смысле: более мощный и продвинутый болид, которым управляет толстый человек и на котором установлена продукция „Белшины“, проиграет менее навороченной машине, если у последней будут все перечисленные Женей условия… Суть гонки как борьбы за лучшую технологию теряется». Про техрегламент, специфику двигателей, систему рекуперации, действия команды на пит-стопах и прочих тонкостях я узнавал в одиночестве из «Википедии».

* * *

Автодром привлекал издалека. В большей степени не видом, не тусовкой, а звуком. Такого рева моторов я еще не слышал. В одной из брошюр, прилагаемой к билетам, было сказано, мол, берегите слух, беруши можно найти в палатках с официальным мерчем. С продажами у магазинов проблем не было: за майками стоимостью в 100 долларов, кепками и ручками за 20, куртками за 400 выстроилась очередь. У палаток с шашлыком и пивом людей было меньше. Я ограничил свои консьюмеристские позывы лишь созерцанием.

Сам автодром мало чем отличается от прочих современных спортивных арен — коробка с лестницами, ведущими к рядам сидений. Ограниченная со всех сторон железным трехметровым забором трасса огибает с разных сторон олимпийские стадионы и дворцы. Примечательно, что на картах она значится как улица под названием «Трасса Формула-1» и является продолжением Камышовой. Про качество покрытия сказать сложно, но что-то подсказывает, что оно лучше, чем на минском проспекте.

Проходила вторая гонка GP2. Трибуны были заполнены наполовину. Звук пролетающих мимо трибуны болидов резонировал от любого предмета. «Это „атмосферники“ двухлетней давности, — объяснил Евгений. — Современные машины Гран-при будут потише — из-за новых требований к моторам». Еще несколько кругов, и нам представился редкий случай понаблюдать за проездом safety-car. Один из болидов раскрутило, и он больше не смог продолжать гонку, нужно было время, чтобы убрать его с трассы. Вывесили желтый флаг, на дорогу выехал Mercedes SLS с желтыми маячками и стал «гасить» скорость участников заезда. После двух кругов относительно медленной езды соревнования продолжились. С трибуны были видны два участка трассы: старт и опасный поворот. И то, и другое пилоты проезжали одинаково. Однажды кто-то вошел в неуправляемый занос, а спустя еще пару минут у одного из автомобилей оторвалось антикрыло. За основными же «событиями» — опережениями — приходилось наблюдать на экране. Я довольно быстро заскучал и решил прогуляться.

* * *

Буквально через 15 минут я вынужден был прекратить променад из-за всеобщего оживления. Народ стал ломиться на трибуны. Оказалось, шел парад пилотов. Гонщики на грузовике с большой сценой вместо полуприцепа катались по трассе и отвечали на английском на вопросы журналистки. «Взорвал» стадион Квят, когда заговорил по-русски. Болельщики начали скандировать «Рос-си-я», их крики остановила музыка — началось торжественное открытие Гран-при. Девушки в оранжевых костюмах и с пластиковыми колесами в руках синхронно танцевали, пока посетители рассаживались по своим местам. По трибунам пошла «волна». В небе появилась авиация. Самолеты выписывали сложные фигуры, в небе нарисовали подкрашенным газом флаг России, а после — сердце, пробитое стрелой. Несколько десятков молодых людей пронесли через линию старта огромный российский триколор. Финальной точкой мероприятия послужило «живое» исполнение казачьим хором гимна страны.

И вот пилоты уже заняли свои места в болидах, завели машины. Звук, как и сказал Женя, казался не таким мощным, как во время заездов GP2. Но пока менялся на светофоре свет, почти все зрители встали и обратили тысячи объективов камер на старт. Началось. Под крики комментатора «смотрите, какая ошибка, он уже чувствует горячее дыхание соперника сзади, работа с резиной важна в этой гонке, взгляните, какой грамотный обход» прошли первые круги. Гамильтон сразу закрепил за собой лидерство, а любимец публики 20-летний Квят потерял 5-ю позицию, заработанную в квалификации, и опустился на 12-е место. Болельщики заметно погрустнели. А когда комментатор озвучил радиопереговоры российского пилота со своей командой, многие выругались и разочарованно махнули рукой. «Чувствую вибрацию, придется снизить скорость и экономить топливо», — процитировал он Квята. Тем временем до моей трибуны добралось горячее южное сочинское солнце, и я внезапно осознал, что выдержать 53 круга гонки — слишком тяжелая задача для меня. Разнежившись в солнечном тепле, я начал клевать носом. Лишь периодически нарастающий рев моторов не давал спокойно подремать во время гонки.

Когда количество пройденных кругов перевалило за четвертый десяток, у здания автодрома появился кортеж черных машин с тонированными стеклами. «Гонку приехал посетить Владимир Путин, — объявил комментатор. — Именно он наградит победителя». Президент присоединился в VIP-ложе к королю Бахрейна Аль-Халифу, Дмитрию Медведеву, Надежде Бабкиной, Александру Розенбауму, Тимати, Валерии и, конечно, Стивену Сигалу. Толпа приветственно взревела. В это время Гамильтон на солидное расстояние оторвался от соперников. Было очевидно: он выиграет, только если не случится форс-мажор.

Обошлось без сюрпризов. Пока новый победитель тряс бутылку с шампанским, ликующая публика рванула на трассу — почти каждый посчитал долгом пройтись по арене гоночных баталий. Люди собирали ошметки резины в качестве сувениров и фотографировали следы шин на асфальте. Особый шик — сделать снимок на линии разметки в позиции легкоатлетического низкого старта. Пилоты и организаторы расхваливали трассу, говорили громкие слова о прорыве в российском автоспорте в интервью зарубежным журналистам, а в это время охранники уже стали понемногу прогонять «пешеходов». Болельщики устремились к официальному мерчу, палаткам с едой и напитками, парку развлечений, а я пошел к Черному морю посмотреть на закат — всего-то метров 300. Когда сидел на холодной гальке и слушал шум волн, мне подумалось: «А все-таки Формула-1 — классная штука». Шучу, конечно.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Источник: Борис Николайчук. Фото: auto.onliner.by
Без комментариев