01 марта 2017 в 18:30
Автор: Андрей Журов. Фото: Александр Ружечка

«Таким, как я, нет места в рядах милиции». Второй день суда над бывшим руководителем ГАИ Барановичей

В среду продолжилось заседание суда над бывшим руководителем ГАИ Барановичского района. Андрей Волковыцкий обвиняется в том, что в пьяном виде совершил наезд на нерегулируемом пешеходном переходе на женщину. Та погибла, у нее осталось двое детей. Мужчина вину признал полностью. Сегодня состоялись прения сторон. Отец погибшей предъявил иск о возмещении морального вреда в 94 тысячи рублей. Гособвинитель попросил назначить обвиняемому пять лет лишения свободы. В последнем слове Волковыцкий попросил не судить по его поступку обо всех сотрудниках милиции.

11:00

Приговор будет оглашен в пятницу, 3 марта, в 17:00.

В зале заседания остались близкие погибшей. Очевидно, они удивлены просьбой прокурора назначить пять лет: «Курицу укради — больше дадут».

10:55

Андрей Волковыцкий выступает с последним словом. Голос дрожит, мужчина плачет: «Хотел бы обратиться к потерпевшим. Моему тяжкому преступлению нет никакого прощения. Тем не менее хотел бы попросить прощения за совершенное преступление. В первую очередь у детей, которых я оставил без матери. Чистосердечно и глубоко раскаиваюсь в содеянном. Знаю, что с вашей стороны прощения не будет. Я сам себя не прощу…»

— Мы вас услышали, — замечает отец погибшей.

— Хотел бы принести извинения всем сотрудникам милиции, руководству ведомства, — продолжил обвиняемый. — Таким, как я, нет места в этих рядах. Прошу общественность не судить по моему поступку обо всех сотрудниках милиции. Также извиняюсь перед своей семьей. При вынесении наказания прошу строго не наказывать. Хочу в максимально короткие сроки погасить ущерб перед потерпевшей стороной.

10:50

С ответной репликой выступает отец погибшей: «Полное признание вины наступило только при последнем допросе. Я звонил следователю и контролировал этот вопрос. Другое. Защитник говорил о том, что обвиняемый отвлекся. Но алкогольное опьянение не предполагает „отвлекся или нет“. Водитель должен контролировать всю обстановку в целом… Потому что власть на дороге беспредельная — еду как хочу.

Одну женщину отправили на темной дороге четверо мужчин: иди на переход. То, что человек не состоял на учете в диспансере, это вообще нонсенс. Иначе водители не смогли бы получить права. (...) Как мог начальник ГАИ состоять на учете? Должностное лицо, которое обеспечивает безопасность граждан… Здесь и честь мундира задета. И многие люди пострадали. В приватных беседах нам говорили, сколько премиальных денег потеряли, там же тоже приличные люди есть… А эта песня пьяного майора, которому все можно… Это структура особая. Этим людям доверяет государство, и нельзя не оправдать доверие. Может я чего-то не понимаю в жизни».

10:30

Слово переходит адвокату обвиняемого: «Во время заседания мой подзащитный полностью признал свою вину. Анализ его действий показывает, что, несмотря на алкогольное опьянения, он отдавал отчет своим действиям. О том обстоятельстве, что он обнаружил погибшую в момент наезда, говорит отсутствие тормозного пути. Все указывает на то, что, несмотря на нарушение закона, он понимал, что нужно делать, как нужно делать и контролировал дорожную обстановку. Он говорил: „Я ее не видел“. Если оценить все обстоятельства, это, конечно, горе — погибла молодая женщина. (...) Возможно, это какой-то рок или судьба, что один человек приехал из Слуцка в Ляховичи, другой из Барановичей в Ляховичи и произошел наезд».

Защитник просит учесть при вынесении приговора наличие маленьких детей, раскаяние, частичное возмещение вреда и другие факты.

— Мой подзащитный неумышленно превысил скорость, а можно сказать, по неосторожности. Ведь он говорил, что, въезжая в населенный пункт, снизил скорость до 50—60 км/ч, — эти слова странно слышать в отношении пусть и бывшего, но сотрудника ГАИ.

10:25

Теперь выступает отец погибшей. Просит учесть его состояние: «По сути, это убийство с особой жестокостью. Надеюсь, обвиняемый видел фото с места происшествия. Убив нашу дочь, он смертельно ранил еще четверых человек — меня, жену и двоих наших внуков. Оля не была пьяна, шла строго по правилам, с фликерами… С другой стороны — мы видим государственное лицо… Мы вчера слышали песню, зачитанную прокурором… Кто-то должен был его остановить — зарвавшегося царька… Человек до последнего не признавал вину. Вранье было на допросах. Номера эти снятые… Только благодаря профессиональным действиям следствия удалось доказать его вину.

Жизнь Оли была и нашей жизнью. Невыносимо осознавать, какую мученическую смерть приняла наша дочь».

Потерпевший не настаивает на максимальном наказании: «Чтобы обвиняемый мог трудиться и возмещать ущерб».

10:20

Суд переходит к прениям. Первым выступает гособвинитель.

— Завершено судебное следствие по неординарному делу. На обвиняемого были возложены обязанности по обеспечению безопасности дорожного движения. Он должен был служить примером. Однако… Зная расстановку сил на дороге Р4 Ляховичи — Барановичи он осознавал, что наряд ДПС его как коллегу не остановит. Но его остановила женщина, мать двоих детей. Экспертизами установлено, что Волковыцкий двигался со скоростью 100 км/ч, хотя на данном участке разрешено ехать не более 60 км/ч. Сильная степень опьянения не позволяла ему сконцентрироваться. При назначении наказания следует учесть не только наличие на иждивении малолетних детей, но также сознательное нарушение требований безопасности и иные сведения, которые упоминались в заседании.

Прокурор просит назначить наказание в виде лишения свободы сроком на 5 лет с отбыванием наказания в колонии поселения и лишить права управления транспортными средствами на 5 лет.

10:15

Гражданский истец считает, что, являясь сотрудником ГАИ и совершив такие действия, Андрей Волковыцкий поставил под сомнение честную работу ГАИ в целом. Предполагает, что развод обвиняемого с женой был фиктивным. По мнению потерпевшего, семья обвиняемого в состоянии возместить ущерб.

— Обвиняемый, вам предъявлен иск. Признаете? — спросила судья.

— Иск признаю. Прошу высокий суд определить сумму иска, — тихо сказал обвиняемый.

Адвокат обвиняемого просит приобщить к делу расписку потерпевшего о том, что тот получил 6 тысяч рублей в качестве частичного возмещения вреда.

10:00

Судья объявляет о том, что заседание продолжено. Адвокат потерпевшей стороны не пришел. Просит рассмотреть дело в его отсутствие. Никто не возражает. Процесс продолжен. Гражданским истцом признан отец погибшей. Он просит взыскать с обвиняемого возмещение морального вреда в 94 тысячи рублей, судебные расходы по оплате юридической помощи в 900 рублей. Судья спрашивает, чем мотивирована сумма в 94 тыс. Потерпевший объясняет: «Погибла моя единственная дочь, ее смерть — невосполнимая утрата, обвиняемый разрушил мою семью». Говорит, что на нервной почве обострились заболевания, ранее у него был инфаркт. Ссылается на депрессию, бессонницу, страх, нарушение работы нервной системы. Также у его супруги отмечается ухудшение здоровья.

По словам мужчины, внучка-одиннадцатиклассница сейчас живет с ними.

09:50

В зал суда привели обвиняемого. Он находится за решеткой, под охраной конвоя. Журналистов гораздо меньше, чем вчера. Очевидно, часть напряжения спала, но по-прежнему ощущается особенность этого дела. Действительно, процесс в каком-то смысле исключительный: в роли обвиняемого — в прошлом старший госинспектор ГАИ, который сам обязан был обеспечивать безопасность на дорогах.


Несмотря на внешнее спокойствие процесса, ощущается особенность этого дела. Косвенно о том, какой резонанс получило происшествие, неоднократно упоминали участники процесса. Дело даже не массовых проверках на полиграфе и депремировании бывших руководителей Андрея Волковыцкого. Сам по себе факт, что такое может быть в Беларуси, неприемлем. Это в российских СМИ заметка про пьяного полицейского, совершившего ДТП, едва ли не заурядное дело. Для многих трагедия в Ляховичском районе не просто скандал... Обвиняемый нанес сильнейший удар по репутации ведомства, позволил многим думать, что может быть вот так. Реакция уже последовала, но хотелось бы, чтобы были приняты системные меры: четко оговорен порядок и алгоритм остановки водителей, выход из салона автомобиля, определены места патрулирования, а сотрудники собственной безопасности внимательнее наблюдали за коллегами в форме.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. sk@onliner.by

Автор: Андрей Журов. Фото: Александр Ружечка