Владелец «неправильного» Opel Signum: «На самом деле по Минску можно спокойно ездить с клиренсом в 3 сантиметра»
383
03 сентября 2018 в 8:00
Автор: Андрей Гомыляев. Фото: Максим Малиновский
Владелец «неправильного» Opel Signum: «На самом деле по Минску можно спокойно ездить с клиренсом в 3 сантиметра»

Почему мы называем проект минчанина Андрея «неправильным»? Дело в том, что никто из любителей стенса не берется за преобразование такой  модели, как Opel Signum. По словам владельца, ему удалось обнаружить по каналам тусовки всего четыре подобных автомобиля во всем мире. Далеко не каждый готов вложить в модель 2004 года выпуска сумму, равную стоимости самой машины. И все для того, чтобы сделать клиренс максимально низким, а развал — максимально широким. В преддверии нового для страны феста под названием Mixed, в котором примут участие и автомобили, и мотоциклы, беседуем с хозяином неординарной машины.

Конечно, первый вопрос, который интересует буквально всех не посвященных в стенс, — зачем? Ответ Андрея незатейлив: «Во-первых, нравится. Во-вторых, это хобби. Просто ездить на обычном автомобиле скучно. Мне хотелось что-то эдакое. Увлечения у людей разные. А это — мое. Все доработки установлены моими руками. В детстве я любил собирать машинки из Lego, сейчас ковыряюсь с конструктором для взрослых. Можете называть это способом постигнуть гаражный дзен, проложить путь к мечте. Я получил гуманитарное образование, но, как оказалось, в душе — техник. Мне хочется — и даже нужно — утолять жажду инженерных воплощений. И в качестве объекта я выбрал Opel Signum».

А началось все (кто бы мог догадаться?) с ДТП

Андрей говорит, что много работал на должности, связанной с постоянными переездами (100 тыс. км по показаниям одометра). И однажды в 2014 году доездился до того, что заснул за рулем и где-то под Смоленском снес столб. «Кроме него никто не пострадал, — успокаивает собеседник. — Но для меня это был переломный момент. Я наотрез отказался от поездок на дальние расстояния на своем автомобиле по рабочим вопросам. Следом поменял работу, а вместе с этим пришло и иное осознание машины — не только как транспортного средства для перевозок. Opel Signum — самая заурядная утилитарная модель, ничего не представляющая из себя ни в вопросе динамики, ни в вопросе дизайна. Я был знаком с ребятами из стенс-движения и понял, что хочу сделать из скучного „опелька“ интересный проект. Интерес в первую очередь заключался в том, что за такие автомобили просто не берутся, для них не выпускают готовых комплектов для тюнинга. Как по мне, в этом и преимущество — в поиске и реализации собственной инженерной мысли. Ну и в детстве папа никогда не брал меня с собой в гараж...»

«Был 2015 год, все мое окружение каталось на заниженных тачках, а я рассматривал концепт Opel Signum. На выставке он выглядел намного ниже, в серию запустили вариант с более высоким клиренсом. А мне нравилось именно такое исполнение. Поначалу я и стремился к этому силуэту. Это уже потом все закрутилось»

Первые койловеры (амортизаторы с возможностью регулировки высоты и жесткости) Андрей привез из Польши. Говорит, тогда в Беларусь вообще не поставляли подобные детали (сейчас ситуация изменилась несильно). Это были максимально низкие койловеры из подходящих. Естественно, парень устанавливал их самостоятельно. Сейчас вспоминает первые впечатления от вождения: «Визуально автомобиль смотрелся как надо. Получил то, что хотел. Однако в движении было очень жестко. При этом с удивлением отметил, насколько увеличилась управляемость. Через некоторое время приобрел диски: 18 дюймов в диаметре и 9,5 дюйма в ширину. Они были в совершенно убитом состоянии. Как нетрудно догадаться, восстанавливал их сам, отчего испытывал только наслаждение».

Ниже некуда, поэтому пневма

Так машина выглядела около трех лет. О том ее внешнем виде напоминают разве что старые фотографии. Нынешний экстерьер Opel заметно отличается. Что заставило владельца пойти еще глубже в своих усовершенствованиях? «Я более плотно влился в стенс-тусовку, стал искать единомышленников, которые решились на занижение Signum, — говорит Андрей. — Нашел только четыре проекта на весь мир, причем два автомобиля катаются по Великобритании. Все другие проекты были явно посвящены либо теме спорта, либо японскому канону. Главный вывод, который я сделал: Signum — непопулярная тележка, в ней нет культовости, как в том же Golf, а потому делать ее под стенс вдвойне интереснее. С тех пор каждый год она становилась чуть ниже и шире. То есть я добавлял развал, уменьшал просвет. В один момент опускаться ниже стало уже невозможно из-за конструктивной особенности кузова. Мешал подрамник — бич всех фанов занижения. А желаемой высоты (или, вернее, „низоты“) я так и не достиг. Поэтому в прошлом году решил собрать пневмоподвеску».

Пульт управления пневмоподвеской, собранный «из того, что было»

Андрей решил так: машина больше стоит, чем ездит (пробег составляет около 10 тыс. км в год), а потому пусть лучше стоит красиво. Он закупил компоненты из Польши и России и вновь принялся за работу. Сумму вложений не скрывает — вышло около 600 у. е. с учетом самостоятельной установки. На вопрос, что было самым сложным, почти уверенно отвечает, что ничего: «Я заранее знал, что меня ждет, представлял, как, куда и что именно нужно поставить. Видимо, действительно гуманитарное образование не пересилило инженерную мысль в моей голове. На словах-то все просто — на место пружин нужно поставить пневмоподушки. Но позже вылезли сложности — в первую очередь из-за новых дисков. Это двусоставные кованые колеса из Японии. Передняя пара — 11 дюймов в ширину, задняя — 12. Слишком широкие колеса потребовали еще большего развала — сейчас он составляет 11 градусов. Не экстремально, как у тюнеров из Индонезии, но весьма и весьма. Пришлось переселить ступицу под японскую разболтовку и поставить шпильки (оказалось, со шпильками гораздо удобнее, чем с болтами)».

Пневмооборудование разместилось в багажнике, под обшивкой потолка проходят трубки, ведущие к манометрам. Сами приборы заняли место в футляре для очков. «Случайно спрятал манометры туда, чтобы под ногами не валялись, — с улыбкой вспоминает Андрей. — А потом понял, что именно там им и место».

И что же получилось?

Автомобиль пережил не только видимые снаружи преобразования. В свое время владелец перевез по запчастям точно такую же модель из Англии — можно сказать, донора. Технически устаревший 2,2-литровый дизельный мотор уступил место агрегату объемом 1,9 литра с бóльшим потенциалом. Молодой человек переделал выпускную систему, увеличив производительность, установил гибридную турбину. В планах — увеличить мощность до 240 л. с. с помощью настроек ПО двигателя.

«На моей машине можно ездить каждый день, — резюмирует владелец. — Настроено все так, чтобы преодолевать "спящие полицейские". Вообще, исходя из моих наблюдений, по Минску можно спокойно передвигаться с клиренсом в 3 см, при этом позвоночник не высыпется в штаны. На самом деле я не согласился бы выехать только на одну столичную улицу — Карла Маркса с ее брусчаткой (за Домом офицеров). Езжу без проблем даже в деревню к родителям в 40 км от Минска».


Компаньоны для фотосессии Opel Signum выбраны не случайно. Один из них — ММВЗ М-213, спортивный мотоцикл родом из 1969 года, с двигателем объемом 125 кубиков. Рядом с ним — премьера 2018 года — M1nsk SCR-250. Это так называемый скрэмблер, подходящий как для асфальта, так и для бездорожья. Пока его поставляют с китайским 250-кубовым мотором, в перспективе хотят замахнуться на 400-кубовый.

В сочетании авто- и мототехники на одной площадке и видится смысл фестиваля Mixed, который пройдет в ГСОК «Логойск» 15 сентября. Именно на нем Opel Signum станет одним из хедлайнеров, а минская общественность впервые увидит M1nsk SCR-250. По мнению организаторов, многие из машин-участников смогут вдохновить автовладельцев простых и даже «неправильных» моделей на создание неординарных проектов.

Автомобильные диски в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Андрей Гомыляев. Фото: Максим Малиновский