Подрезал ГАИ, сбил инспектора — все, чтобы не пустить отца на освидетельствование. Начался суд

917
13 января 2020 в 9:18
Автор: Андрей Гомыляев. Фото: auto.onliner.by, youtube.com

Подрезал ГАИ, сбил инспектора — все, чтобы не пустить отца на освидетельствование. Начался суд

История, безусловно, неоднозначная. С одной стороны — ГАИ, которая утверждает: 23-летний парень пытался воспрепятствовать доставлению отца на освидетельствование и совершил наезд на одного из сотрудников. С другой — члены семьи. По их версии отец самостоятельно пересел в машину сына, а ДТП случилось из-за того, что инспектор держался за ручку двери. Да и в целом, как они считают, основания для задержания главы семьи не было. Как бы то ни было, дело по статье «Насилие в отношении сотрудника ОВД» было возбуждено. Сегодня начинается заседание, которое должно пролить свет на неясные пока моменты инцидента.

Что известно до суда? Предыстория ДТП

«26 октября 2019 года около 13:55 сотрудники ГАИ в одной из деревень Лидского района заметили подозрительный автомобиль Volkswagen Transporter, — говорилось в сообщении СК. — В ходе его остановки и последующей проверки установлено, что у 58-летнего водителя документов при себе не было. Также от него исходил запах алкоголя. Мужчине было предложено проехать для дальнейшего освидетельствования».

Тот самый Volkswagen Transporter — в правой части кадра

У Виталия, старшего из трех сыновей семьи, несколько иная версия описанных событий. «Мы собирались ехать из трехэтажного многоквартирного дома в сарай для разгрузки овощей, — говорил он во время телефонной беседы с корреспондентом Onliner. — Сели в Volkswagen Transporter, отец находился на водительском сиденье. Бус стоял. Мы увидели, что впереди проезжает патрульная машина. Техосмотр старый Volkswagen не пройдет, это вторая машина семьи. Зная, что у нас нет ТО, отец не решился ехать на виду у ГАИ, ждал, пока патруль уедет. Но он повернул в наш двор. Инспектор вышел из патрульного автомобиля, подошел к стоящему Volkswagen (а не „в ходе его остановки“). Документы остались в другой машине — рассчитанной на каждый день. Предложили пробить по базе, наличие прав подтвердилось.

В этот момент один из сотрудников спросил насчет алкоголя: „Выпивали сегодня?“ — „Нет. Сегодня только кофе и завтрак“. — „А вчера?“ — „Вчера выпил перед сном“.

Алкотестер обнаружил пары алкоголя. Было сказано, что нужно ехать в Лиду на освидетельствование. Отец согласился, только попросил переодеться, потому как был в рабочей одежде. Ему запретили, сказали садиться на пассажирское сиденье Volkswagen, за руль сел инспектор. Колонной мы отправились в Лиду: Volkswagen, за ним патрульный автомобиль, а я на своей машине следом».

Первичная информация. Авария с участием инспектора и последствия

«Во время движения сотрудников ГАИ подрезал автомобиль Audi под управлением 23-летнего сына водителя Volkswagen, — приводим данные СК. — Преградив дорогу, он пытался воспрепятствовать доставлению отца на освидетельствование и совершил наезд на одного из сотрудников ГАИ. Ему причинены телесные повреждения. С места происшествия мужчина скрылся, однако вскоре был задержан. В отношении 23-летнего мужчины возбуждено уголовное дело по ст. 364 УК РБ („Насилие в отношении сотрудника ОВД в целях воспрепятствования его законной деятельности или принуждения к изменению характера этой деятельности либо из мести за выполнение служебной деятельности“)».

Момент аварии был зафиксирован на видео. Ролик распространил СК.



Вновь возвращаемся к комментарию Виталия: «При выезде на трассу нас догнал младший брат Евгений. Я его заметил и хотел было позвонить, чтобы он не совершал никаких действий — ведь мы ничего не нарушали (по нашим законам сидеть в машине можно даже пьяным, хотя на тот момент это было не подтверждено). Но Женя успел опередить всю колонну и подрезать ее. Он вышел из своей Audi и стал выяснять, на каком основании отца задержали, почему увозят. Ему ответили, и он уже садился обратно за руль. В этот момент отец выскочил из буса и сел к нему на пассажирское сиденье. Посмотрите внимательно на видео: брат не видел этого и до последнего не понимал, почему к нему бежит инспектор, почему он обегает Audi.

Потом Женя сел за руль, заметил отца, а тот, как мы узнали позже, сказал ему, мол, поезжай. Инспектор в тот момент, как я считаю, держался за ручку двери.

Позже брат на Audi доехал до ближайшей деревни и высадил отца — видимо, так они договорились по пути. На выезде из этой деревни Audi задержали. Женю доставили в отдел, он не сопротивлялся. Мы со средним братом стали искать отца, а когда нашли, завезли в отделение, чтобы не ухудшать ситуацию. Отец прошел освидетельствование — 0,1 промилле. После этого нас всех отпустили. На следующий день позвонили из СК и попросили явиться. Кого-то опросили, а Женю задержали и увезли в изолятор в Ивье».

Начало суда

Сегодня в 10:00 началось первое судебное заседание по этому делу. Статья «Насилие в отношении сотрудника ОВД» серьезная. Она предусматривает наказание в виде ареста, или ограничения свободы до 5 лет, или лишения свободы до 6 лет.

Обвиняемый Евгений — молодой человек 1996 г. р., женат, есть двое детей: 3 года и 11 месяцев. До суда находился под стражей. Последнее место работы — водитель. Во время заседания находится в клетке со стеклянными стенками. Audi, на котором он ехал, принадлежит местному ксендзу, не был переоформлен на нового владельца. Прокурор зачитывает: «Применил насилие, совершив наезд. Травмы — ушибы, кровоподтеки на ступне, локте (легкие телесные повреждения). Он подчеркивает: „Признаю, что не остановился, ехал. Но умышленно этого не делал“».

Потерпевший — сотрудник ГАИ 35—40 лет на вид. Как выяснилось, семья за пару дней до суда добровольно перевела ему 1000 рублей в качестве компенсации.

Обвиняемый: «Умысла применять насилие не было»

Обвиняемый озвучивает свою версию произошедшего. Из-за стеклянных стенок «клетки» его плохо слышно, участники процесса постоянно просят его повысить голос, из-за чего понять реальные эмоции юноши довольно сложно:

— Мне позвонил знакомый, сказал, что видел отца в Volkswagen, но за рулем был милиционер. Я позвонил папе. Он сообщил, что с инспектором едет в Лиду. Я поехал в нужном направлении, догнал их, чтобы выяснить, на каком основании его задержали. Я подрезал колонну, остановился в пяти метрах от буса. Мне сказали, чтобы я с вопросами подъезжал в УВД. В этот момент отец пересел в мою Audi и сказал: «Поехали». Инспектор в это время подошел, дернул за ручку, дверь не открылась — была закрыта, может, отец закрыл. Папа сказал: «Женя, поехали!» Я посмотрел в другую сторону — на зеркало заднего вида, чтобы безопасно выехать на трассу.

Тронулся резко, тогда перевел взгляд прямо. Я проехал метров десять, увидел человека в форме на капоте. Считаю, нарушил правила. Я признаю вину в том, что не остановился, когда человек был на капоте, но не имел умысла применять насилие.

Только когда сотрудник упал с крыла, я его заметил. Видел его в зеркале, но не остановился. В этом я признаю свою вину. Наверное, растерялся. Проехали какое-то время, около камеры скорости отец попросил остановиться и выйти. Позже я сам прибыл в отделение милиции в качестве явки с повинной.

Сотрудник: «Пару секунд проехал на капоте, потом сорвался»

Потерпевший старший инспектор сообщил, что работает в ГАИ с 1998 года.

В тот день находился на дежурстве. Во время патрулирования увидели с напарником, как едет микроавтобус Volkswagen (это зафиксировано на видеорегистраторе). Но когда водитель заметил нас, остановился. Возникли подозрения. Оказалось, не было удостоверения. Во время проверки по «Кулону» ощутил запах алкоголя. Китайский алкотестер подтвердил факт наличия паров (0,4 промилле), дал основание для поездки на медосвидетельствование. Мы объявили о задержании и поехали. Протокол о задержании не составлял, права лично я не разъяснял — я ехал не в Volkswagen, а в служебном авто. Во время движения колонну подрезал Audi, создав аварийную обстановку. Мы объяснили возбужденному молодому человеку, говорившему на повышенных тонах: едем на освидетельствование, можете проследовать в РОВД. Я заметил, что за нами едет еще одна машина (очевидно, Виталия. — Прим. Onliner).

Когда я садился в служебный авто, заметил, что отец перебежал. Я подбежал к водительской двери — «открывай». Он — нет. Тогда я перед машиной перебежал к пассажирской двери, она также была закрыта. После чего легковушка резко стала набирать скорость. Чтобы не оказаться под колесами, я оперся на капот и поднял ноги, сгруппировавшись. Пару секунд я проехал на капоте, потом сорвался. Я вернулся к патрульному авто, сообщили по рации, что ведем преследование. Вскоре догнали автомобиль. Обвиняемый сидел в машине, агрессию не проявлял, просто молчал.

Старший инспектор заявил сумму морального вреда — 3 тысячи рублей (из нее можно вычесть ту тысячу, которую перевели добровольно). Основанием стали две недели, проведенные на больничном.

Напарник: «Протокол задержания не составляли. Почему? Не могу ответить»

Первым свидетелем является инспектор — напарник потерпевшего. Интересная деталь — он служил в одной части вместе с Евгением, виделся с ним в течение нескольких месяцев. Сотрудник, выступающий в суде в гражданской форме, подтверждает, что впервые заметили микроавтобус во время движения, но когда подошли к мужчине, двигатель был выключен. Дальнейшие показания повторяются.

— Кто говорил, что отец задержан, я не помню. Права разъясняли, но когда точно — не помню. Это было около дома. Протокол задержания не составляли. Почему не сделали этого сразу? Не могу ответить.

Сам инцидент свидетель описывает так: «Я после разговора с водителем Audi сел в микроавтобус за руль. Юноша говорил на повышенных тонах, но не ругался, после нашего ответа успокоился. Я стал пристегиваться и что-то еще говорил подрезавшему нас обвиняемому. Его отец начал выходить. Я сказал, чтобы он оставался на месте, но он перебежал в Audi. Аварию видел со стороны. Сразу после того, как догнали машину, обвиняемый заявил, что никого не сбивал, а где отец, не знает».

Родственники парня: «Отец испугался, не понял, куда его везут»

В суде выступает Виталий, который связывался с редакцией после происшествия. Он еще раз изложил свою позицию: «Отец не управлял машиной. Мы сидели с ним в стоящем авто, я держал в руках ключи, он рассказывал мне про неисправности. Потом появились инспекторы с просьбой предоставить документы. Протокол не составляли, права не зачитывали, о задержании не объявили... На медосвидетельствование ехали сначала микроавтобус, потом патрульная машина, потом мой Opel. На трассе появилась и Audi брата. Как отец пересел, я не видел — обзор был загорожен. Я заметил, как Евгений начал уезжать, а инспектор скатился с правого крыла. Сотрудник находился не перед авто, а справа. Возможно, он инстинктивно зацепился за какую-то деталь. После случившегося оба сотрудника сели в патрульную машину и поехали за Audi. Тогда я подошел к бусу и понял, что отец уехал с братом. Я сел за руль Volkswagen и вернулся на нем домой, чтобы переложить овощи: предполагал, что авто придется предоставить правоохранителям».

Некоторую ясность ожидали из показаний следующего свидетеля, отца семьи. Иосиф рассказал, что попросил сына Виталия разобраться с сигнализацией и предохранителями в Volkswagen.

— Мы стояли, не двигались. После подъехал патруль. Документы, проверка по базе, подозрения и алкотестер. Мне не сказали, что я еду на медосвидетельствование, не составляли протокол, права не зачитывали. Просто — «садись в машину». Я испугался: куда везут, сколько показал алкотестер? Во время движения я выпил воды из бутылки, что лежала в бусе. Инспектор, управлявший моей машиной, по телефону сказал: «Он точно пьяный, уже воду пьет». Я отложил бутылку. Вскоре нас подрезал Женя. Он разговаривал с инспектором, который был за рулем Volkswagen. Следом я вышел и сел в Audi. Дверь заблокировал из-за растерянности и испуга. В это время подбежал второй сотрудник — потерпевший. Я повернулся к сыну, сказал: «Поехали» — думал, поедем на освидетельствование с ним в машине. Потому что я испугался. Потом заметил человека на правом крыле возле лобового стекла. Сын, думаю, смотрел в зеркало, в другую сторону. Человек проехал так недолго, упал. Проехали недолго, Женя меня высадил, сказал: «Натворили мы делов. Дальше разбирайся как можешь». Позже я приехал и прошел освидетельствование — 0,1 в выдыхаемом воздухе. Потом взяли кровь — тоже по нулям.


Бурное обсуждение между инспектором и адвокатом вызвал просмотр записи, снятой регистратором из патрульной машины.

— Вот бус проехал, — указывает сотрудник.

— Это зеленое пятно. Я движения буса не вижу в упор.

— Мой коллега из ГАИ раскадровку делал, на ней видно движение. Вот бус, а вот красный Opel. В следующем кадре расстояние между ними меняется. По законам физики...

— Давайте без законов физики. Объективно не видно. Защита будет заявлять о проведении экспертизы записи. Как минимум нужно установить законность действий сотрудников, а также расположение инспектора относительно Audi в момент начала движения.

На этом первое заседание завершается. В рассмотрении объявлен перерыв.

Auto.Onliner в Telegram: обстановка на дорогах и только самые важные новости

Быстрая связь с редакцией: пишите нам в Viber!

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Андрей Гомыляев. Фото: auto.onliner.by, youtube.com