«Они были не из ГАИ, ГАИ — не такие». Мотоциклистки, которых жестко задержали в Уручье, рассказали о том страшном вечере

 
UPD
0
14 августа 2020 в 16:01
Автор: Виталий Петрович

Вечером 11 августа на выезде с улицы Острошицкой на проспект Независимости в Минске были остановлены шесть мотоциклистов: трое парней и три девушки. Это попало на видео, и многих поразила жестокость при задержании людей, которые, судя по записи, не оказывали заметного сопротивления. К настоящему моменту девушек и одного парня отпустили, судьба еще двух мотоциклистов до конца не выяснена. Мы попросили рассказать девушек о том, что с ними происходило с момента задержания.

«Мы ехали попить кофе»

Ее зовут Кристина. Она рассказала корреспонденту Onliner, что тем вечером встретилась с друзьями-байкерами, чтобы недолго пообщаться и разъехаться по домам.

— Подъехали к «МакДональдсу» в Уручье, но он был закрыт. Тогда решили развернуться в районе станции метро, ехали попить кофе возле «Спектра» (торговый центр в Уручье. — Прим. Onliner), вспоминает Кристина.

Развернуться на этом участке проспекта — целая задача. Нужно проследовать по местному проезду и проехать под путепроводом на стыке улиц Осторошицкой и Стариновской. Шестеро мотоциклистов как раз выезжали из-под этого путепровода, когда увидели стоящий у края проезжей части автомобиль ГАИ.

— Движение не было перекрыто, машина ГАИ с выключенным светом стояла на подъеме за остановкой. Мы выехали, стали набирать скорость, потому что там дорога идет в подъем. Внезапно в автомобиле включается «люстра», и он выезжает нам наперерез. Я ехала второй, а парень впереди чуть не вписался в машину. Но все успели остановиться, — рассказала собеседница.

Сейчас многие связывают задержание байкеров с акциями протеста, но девушка уверяет, что они не были участниками.

— Когда выезжали из-под моста, видели, что справа на тротуаре стоят люди. Но никто не свистел, руками не махал, ничего такого не делал, — утверждает она.

На записи видно, что крики и сигналы автомобилей появились уже после остановки мотоциклистов и были скорее реакцией на действия правоохранителей.

— Из машины, которая нас остановила, выскочили два человека: один с дубинкой, другой — с пистолетом. А я-то хотела документы доставать, думала, может, обычная проверка. Документы не понадобились, нам сразу стали кричать: «Слезли с мотоциклов!», «Мордой в землю!» Парней сбросили с байков, я быстро сама слезла. И начался этот кошмар. Одной девочке за то, что она спросила у этих людей, кто они, попросила представиться, ударили дубинкой по шлему. Парней избивали. Мне к голове приставили пистолет.

«Они были не из ГАИ, ГАИ — не такие»

Кристина озвучивает любопытную версию: мотоциклистов задерживали не только сотрудники Госавтоинспекции.

— Бейджев ни у кого не было, никто не представлялся. Но, скорее всего, там были не только сотрудники ГАИ, но и ОМОН тоже. В конечном счете туда подъехали шесть экипажей, но меня в служебной машине увозили как раз те люди, которые первыми нас остановили. Надели наручники, усадили на заднее сиденье. За рулем был тот человек, который во время задержания был с пистолетом. И он спрашивал дорогу до Первомайского РУВД — не знал, как проехать. Мне кажется это странным: вряд ли сотрудник ГАИ не знает, как проехать в РУВД. Да и говор у него не как у инспекторов. Поэтому я думаю, что они были не из ГАИ, ГАИ — не такие, — предполагает девушка.

У нас нет на этот счет достоверной информации. Какой-либо официальный комментарий о задержании мотоциклистов в Уручье к настоящему моменту получить не удалось.

«В РУВД были несколько человек нормальных. А остальные...»

Мотоциклистов доставили в Первомайское РУВД.

— Вам сообщили из-за чего вы задержаны?

— Нам сказали: «Заткнулись и едем».

Мотоциклы остались прямо на дороге. Их забрали друзья задержанных водителей после того, как последним позволили сделать телефонный звонок из РУВД.

Жесткое задержание мотоциклистов в Уручье попало на видео

— В РУВД были несколько человек нормальных. А остальные... Парней там в кабинетах били. Нас поместили в «обезьянник» сначала, но потом всех перевели в спортзал. Парней там то на колени ставили, они могли два часа так стоять, то приказывали сложить руки за спину. Если что-то было не так — а там были пару человек, которым всегда что-то не нравилось, — подходили, могли ногой по лицу ударить или по почкам, — рассказала Кристина.

По словам девушки, им приносили воду, но еды не давали.

— Нас забрали в 21:30, и где-то до полудня следующего дня мы пробыли в РУВД. Потом всех перевезли на Окрестина, там еще держали до 3—4 ночи, пока не отпустили, — говорит она. — Допросов как таковых не было. Спрашивали, мол, чего в митинге участвовали. Мы отвечали, что ничего такого не делали, но никто не слушал. Там твое слово вообще ничего не стоит, никого не интересует.

«Женщины там тоже работают»

— У подруги побои: у нее все ноги побиты, плюс при задержании ее ударили дубинкой по шлему. Парней били, у них тоже побои. У меня особо нет синяков, только раз на Окрестина женщина по ногам ударила, — сказала Кристина.

— Женщина?

— Да, женщины там тоже работают. Они не спрашивают, если что, — сразу без разбора бьют дубинкой по ногам. Просто женщины из ада какого-то, я не знаю, как это описать, — ответила мотоциклистка.

С ее слов мы знаем о судьбе четырех из шести мотоциклистов, задержанных тем вечером в Уручье: трех девушек и одного парня отпустили с Окрестина, дав подписать бумаги.

— С момента задержания прошло больше суток: до 12 дня где-то мы пробыли в РУВД, потом нас перевезли на Окрестина, и только к 3—4 часам утра отпустили. Нам дали что-то вроде предупреждений, сказали подписать. Над одним из парней, как я знаю, состоялся суд, его отправили в Жодино. Что с ним сейчас — мы не знаем. Еще один парень остался на Окрестина, причем его должны были отпустить вместе с нами, но почему-то этого не случилось. Информации никакой, связи с ним нет, — говорит Кристина.

Она уверенно говорит о том, что все произошедшее нельзя просто забыть, оставить безнаказанным.

— Мы не знаем, за что нас задержали, за что били и унижали. Конечно, мы будем жаловаться. Дождемся остальных парней и, наверное, подадим какое-то коллективное обращение, — отметила она.

Дубинкой по шлему, камера под открытым небом

Сильнее всех среди девушек-мотоциклисток, задержанных тем вечером в Уручье, досталось Алене. Это ей по шлему ударили дубинкой — эпизод виден на записи. Алена также подробно рассказала обо всем корреспонденту Onliner. Во многом ее рассказ подтверждает слова Кристины. Мы не станем повторяться, а приведем лишь самые значимые, на наш взгляд, моменты.

«Я думала, они услышали, что я девушка»

— Мы с Максимом ехали в конце, и я не сразу поняла, что вообще происходит. Подумала, что, как всегда, хотят проверить документы. Но сотрудники с самого начала стали вести себя агрессивно, выхватывали ключи от мотоциклов — мне сразу это не понравилось. Но я ни слова не успела сказать, потому что услышала крики: «На колени!» Девочки сели на колени, я тоже. Потом подбежал мужчина в форме сотрудника ГАИ и стал бить моего друга по спине. Я сижу, не понимаю, что происходит. Говорю: «Не бейте его». Я думала, они услышали, что я девушка, хоть я была в шлеме с визором. И тут мне со всей дури ударили дубинкой по шлему, так, что даже визор отломался. Представьте, это специальные шлемы, у них визоры даже при аварии не отламываются, разве что отлетают в некоторых случаях при деформации шлема. А тут этот полимерный пластик переломился — это какая была сила удара? — рассказала Алена.

Девушка добавила, что после этого у нее кружилась голова, было чувство тошноты.

— Может быть, у меня было сотрясение, но никому не было до этого дела. Теперь я пытаюсь снять побои. Но это тоже квест: теперь побои эксперты снимают только по постановлению милиции. Раньше вроде бы были платные услуги, но теперь их отменили из-за коронавируса, — отметила собеседница.

Сегодня она направляется в отдел Следственного комитета для того, чтобы написать заявление и получить постановление на снятие побоев. Алена опасается, что в связи с приближающимися выходными и прочими проволочками процедура может затянуться.

«Меня везли в милицейском автомобиле верхом на другом человеке»

— В РУВД меня везли в милицейском автомобиле верхом на другом человеке. Сначала туда затащили Вадима (другого мотоциклиста. — Прим. Onliner), причем не усадили на сиденье, а «упаковали» лицом в пол. А меня затолкали наверх: и вот так вот мы ехали, как дрова. Я просила их представиться, но мне ответили: «Вопросы здесь задаешь не ты», — говорит девушка.

Задержанных мотоциклистов разместили в спортзале в здании РУВД.

— Сидеть можно было на коленях, руки за спину, опуститься как можно ниже и смотреть в пол. Били в основном по ногам, но у меня там экипировка. Побои остались только на бедрах, потому что там нет защитных элементов, — рассказывает Алена. — Парней наших били, меня ударили, но кто-то из наших вступился, мол, не бейте ее. Только тогда они опомнились, что я девушка. С меня начали стаскивать шлем. Очень долго его сдирали, я просила: «Застежку расстегните, пожалуйста». Только потом разобрались наконец.

«Подошел сотрудник, сел на стульчик. А я сидела на коленях»

— После всего этого подошел сотрудник, сел на стульчик, а я сидела на коленях. Он спросил фамилию, имя, отчество. Я попросила его представиться все-таки. В этот момент подскочил кто-то сзади и со всей дури ударил мне дубинкой по ноге. После этого сотрудник переспросил: «Вопросы еще есть?» Я сказала: «Нет», — продолжает собеседница.

Она рассказала, что в РУВД их сфотографировали, сняли на видео. Позвонить куда-нибудь Алене, как она утверждает, не разрешили.

— Дали мне какую-то бумагу о том, что участвовала в митинге, выкрикивала лозунги. Причина, по которой нас задержали, указана не была. Сами посудите: мы разворачивались под мостом, все были в шлемах, некоторые мотоциклы с прямотоками: как их можно перекричать, что за лозунги, что за митинги? Я все это пыталась объяснить, написала, что не согласна, указала, что избили. После этого нас отвели на обыск, попросили раздеться, обыскали все, ощупали комбинезон. У кого была обувь со шнурками — шнурки забрали. И отвели в камеру, где мы провели несколько часов, — говорит девушка.

«Хочу выразить благодарность...»

— Нам никто не представлялся, но, насколько я поняла из разговоров, в числе тех, кто нас охранял там, были сотрудники Уголовного розыска. Они тоже были в масках, в бронежилетах. И все же это были самые адекватные ребята, которые с задержанными обходились вежливо, по-людски. К ним можно было обратиться, задать какие-то вопросы. Даже если они не отвечали, то по крайней мере не хамили. Им за это хочу выразить благодарность. Многие другие вели себя отвратительно: били парней, оскорбляли — издевались, попросту говоря, — рассказала Алена.

Мотоциклисты надеялись, что раз они не участвовали в акциях, то все происходящее — что-то вроде воспитательных, профилактических мероприятий, а к утру их отпустят. Вместо этого их перевезли на Окрестина.

Камера под открытым небом

— Нас погрузили в автозак как скот. Шлемы побросали на пол, дорогостоящие шлемы, катались там, наши вещи швыряли. Привезли на Окрестина, поставили лицом к стене — так мы стояли несколько часов. Это тоже пытка: стоять, смотреть в стену, поворачиваться нельзя. Только потом нам разрешили присесть. Парням — в той же позе: на коленях, лицом к стене, — продолжает собеседница. — На Окрестина тоже будто две разные структуры работают: одни адекватные, другие — не особо, — говорит Алена.

На Окрестина массово выпускают людей, «слава богу, живых»

Потом их повели на досмотр.

— Там были две девушки: одна адекватная, ну а другая — сами понимаете. Меня раздели, почему-то хотели забрать куртку от комбинезона, но мужчины из охраны разрешили ее оставить — и спасибо им за это большое. Только потом мне предоставили медика. Но не со скорой помощи — они как раз нормальные, а того, что там у них работает. Мне попалась какая-то озлобленная женщина, которая говорила, что из-за нас четвертые сутки уже работает. Гематомы ее не интересовали, я говорила о сотрясении мозга, но на это никак не отреагировали, только наорали, — вспоминает девушка.

Задержанных отвели в прогулочную камеру под открытым небом.

— Бетонные стены, пол и дырка в нем в качестве туалета. Наступила ночь. Без куртки было бы совсем холодно даже стоять, а сесть на пол было просто невозможно. К нам привели еще, наверное, двадцать задержанных девчонок: кто в шортах, кто в джинсах с кофточками. Это реально пытка. Спать либо стоя, потому что на полу холодно, либо не спать — прыгать, бегать, чтобы согреться. Мы снимали обувь и садились на нее, чтобы немного посидеть, — рассказала собеседница.

По ее словам, их отпустили к 4 часам утра. Не всех, а только тех, кто уже побывал в Первомайском РУВД.

— Выдали протоколы, мы подписали какие-то предупреждения, и нас отпустили, — отметила Алена.


— Сейчас в связи с получением телесных повреждений я пишу заявление для разбирательства по поводу незаконного задержания и вообще правомерности действий сотрудников. Начальник Боровлянского отдела милиции оказался очень грамотным и вежливым человеком. Он объяснил мне алгоритм действий, я ему и следую. Сейчас еду в Первомайский отдел Следственного комитета г. Минска, — подытожила девушка.

Солидарность байкеров

Как стало известно корреспондентам Onliner, сегодня многие байкеры намерены собраться в Минске и приехать к зданию столичной ГАИ для того, чтобы выяснить причину задержания мотоциклистов в Уручье и такого с ними обращения.


Дополнено

Мотоциклисты, которых задержали в Уручье, просят очевидцев откликнуться. Связаться с байкерами можно с помощью электронной почты: ctalih-ne@tut.by.

Auto.Onliner в Telegram: обстановка на дорогах и только самые важные новости

Без комментариев