Мужчин задержали после фразы «У вас у самих нет наклейки о ТО». Сейчас их судят за насилие над сотрудником ОВД

 
145
12 ноября 2020 в 18:49
Источник: «Вечерний Бобруйск». Фото: bobruisk.ru

В суде Бобруйского района рассматривают дело 53-летнего Игоря и 24-летнего Олега Букасовых. Отца и сына судят по статье 364 УК Беларуси («Насилие либо угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел»). Ситуация развилась после того, как они заступились за остановленного сотрудником ГАИ водителя.

Судья по делу — Андрей Литвин, гособвинитель — Наталья Лосева, адвокаты — Александр Рыжков и Валерий Савостьянчик. Потерпевший — старший инспектор ДПС ГАИ Владимир Меньшов. Гособвинитель озвучила, в чем обвиняются И. Букас и О. Букас. Согласно обвинению, 10 августа с 21:00 до 21:30 возле перекрестка улиц Максима Горького и Октябрьской в Бобруйске, вблизи дома №41, они совершили насилие в отношении сотрудников органов внутренних дел, когда те выполняли свои служебные обязанности. Подсудимые, в свою очередь, отвечали, что признают вину и раскаиваются в произошедшем.

Показания отца

Игорь Букас рассказал, что работает водителем грузовой машины на фабрике «Вишневка» шесть дней в неделю. 10 августа было его последним рабочим днем, после которого должны были начаться выходные. Пока мужчина был еще в рейсе, ему позвонил сын Олег и попросил встретиться, чтобы обсудить семейные вопросы.

— Невестка родила недавно ребенка, у нее проблемы со здоровьем, и нужно делать операцию. Надо было решить вопрос, кто в это время сможет побыть с маленькой внучкой и присмотрит за собакой, — рассказал Игорь. — Потому что сын тоже постоянно в рейсах (Олег работает по договору подряда в Москве). После 18:00 вернулся домой после работы и по дороге к сыну, куда отправились с женой и дочерью, решил купить торт. И Олег попросил заехать за ним, чтобы также купить в магазине корм для собаки.

— Едем по Октябрьской, проезжаем суд и видим, что впереди стоит цепочка милиционеров, машина ГАИ, — продолжил Игорь Букас рассказ о событиях того вечера. — Я жене сказал, что, наверное, движение перекрыто, и предложил оставить машину на стоянке возле 41-го дома. Когда мы шли к «Короне», встретили своих знакомых и немного поговорили. В это время ехала гражданская машина. Машина ГАИ была с проблесковыми маячками, и этой машине они сказали стать к бордюру. Когда проходил возле остановившейся гражданской машины, то увидел там девушку, которая просила сотрудников милиции кого-то не наказывать.

Я подхожу к ней и говорю: «За что? За то, что через площадь проехали?» Она: «Да нет, техосмотра нет». Я говорю: «За техосмотр сейчас не наказывают». Подошел к Владимиру Борисовичу (потерпевший старший инспектор ДПС Владимир Меньшов) и сказал: «Товарищ майор, не наказывайте строго, что техосмотр не пройден, сейчас полстраны ездит без техосмотра, ведь можно вынести предупреждение». Владимир Борисович мне ответил: «Идите отсюда». Я в ответ сказал: «У вас у самих нет наклейки о прохождении техосмотра на лобовом стекле»… Эти слова были роковыми…

После этого, по словам обвиняемого, сотрудник ГАИ поднял руку и позвал пятерых коллег со словами «Задерживаем активного». Дальше действия разворачивались быстро.

— Мои руки были в карманах, — продолжал рассказ Игорь Букас. — Я увидел: оттуда (с площади) все бегут, и понимаю, что сейчас будут бить (в те дни всех били). Я пытаюсь выдернуть руку из кармана, а он (Меньшов) меня держит. В это время сын разворачивается и кричит: «За что вы его забираете?» И грохот слышится, все бегут. Получилось так: чтобы мне высвободиться, я сделал отвлекающий удар, ударил в область головы, как подзатыльник.

Игорь объясняет: в этот момент хотел не идти на конфликт, а, наоборот, уйти от него. После того как руки были освобождены, он отошел в сторону, чтобы показать, что не собирается ни убегать, ни нападать.

Однако как только мужчина увидел, что задерживают уже его сына и вот-вот положат парня головой на асфальт, он, по его словам, чтобы предотвратить это, схватил сзади за обмундирование второго сотрудника милиции Долганова: «Скажите, какое сердце отца выдержит, когда видишь такое?» А дальше мужчина, по его словам, получил удары в левую почку, в затылок, и у него перехватило дыхание.

— Я падаю на спину, раньше занимался дзюдо и знаю, как правильно нужно падать, — поясняет И. Букас. — На меня, по всем правилам удержания, садится Долганов и прижимает к кадыку палку. Я говорю ему: ты что делаешь, задушишь! Он палку убирает. В этот момент подбегает другой сотрудник, ударяет меня и ломает мне нос.

По словам обвиняемого, когда его привезли в больницу, травматолог сказал, что подозревает у него сотрясение головного мозга, а уролог на УЗИ диагностировал ушиб почки и бока и предложил ему госпитализацию, но Букас отказался, так как, по его словам, переживал за сына, который в тот момент был уже в ИВС.

— Я сразу сказал, что к милиции претензий иметь не буду. Понимаю, что время такое, — добавил Игорь.

Правда, лечиться ему все равно пришлось: в тюремном лазарете он провел два месяца и до сих пор принимает необходимые лекарства.

Показания сына

— Я взял отца за руку, но меня схватили за руку и сбоку, — рассказал свою версию произошедшего Олег Букас. — Я от испуга выпустил руку отца, повернулся, так как не знал, кто меня схватил… и ударил в шлем сотрудника милиции (Шепатковского). В следующий момент вижу — на меня бежит Долганов. Подумал, что он начнет орудовать дубинкой, поэтому схватил его за руки и держал. Что было дальше, я не видел, мне сделали подсечку, и я ударился головой. Отца я потом уже увидел в крови.

Игорь Букас попросил приобщить к делу две схемы, которые он нарисовал уже после: где находились они с сыном, как подходили к машине. Мужчина также посекундно расписал, как развивались события:

— Все произошло за 35 секунд — с того момента, как я подошел к Владимиру Борисовичу, до того, как я лежал на асфальте без сознания.

Слова инспектора ДПС

По словам инспектора Владимира Меньшова, в тот вечер, 10 августа, в районе площади проходили несанкционированные массовые мероприятия, на которых люди высказывали свою гражданскую позицию. Некоторые водители ездили по кругу и сигналили находящимся на площади людям. Одним из таких водителей был Марьясов, тот самый водитель остановленного авто.

Владимир Меньшов подтвердил, что слышал просьбу И. Букаса «сильно не наказывать», равно как и его комментарий по поводу отсутствия знака техосмотра на машине ГАИ.

— Вы не сотрудник ДПС, чтобы проверять, уйдите с проезжей части, — по его словам, ответил он Букасу.

Затем старший инспектор заметил, что вокруг них стали собираться люди (рядом с остановленным авто действительно уже стояло примерно человек пять — подтверждают обе стороны). Владимир говорит, что они вели себя агрессивно, кто-то даже крикнул: «Бей ментов». Поэтому он позвал патруль. И, по его словам, в этот момент начал бояться и за свое оружие.

Когда Букас-старший нанес ему удар, Меньшов пошатнулся, а затем, оценив ситуацию, решил задержать Олега Букаса. Во время этого задержания они оба упали на землю, где Меньшов, по его словам, получил несколько ударов от неизвестных в голову и в шею, также у него была ссадина возле глаза.

— Я понимаю, что то, что случилось, назад не вернешь. Но все-таки хочу сказать следующее: люди осознали вину полностью, они поняли свои ошибки и сделали вывод, который им впоследствии не даст переступить черту закона. Я человек незлопамятный и никаких исковых заявлений подавать не собираюсь. И с учетом того, что они отбыли определенный срок ареста, в дальнейшем прошу не лишать их свободы, — закончил свои показания старший инспектор ДПС.

Представитель обвинения уточнила: действительно ли обвиняемые принесли ему свои извинения? Меньшов ответил утвердительно.

Уточнения суда

Суд обратил внимание на несколько нестыковок в показаниях. Например, обвиняемые утверждали, что, когда старший инспектор ДПС позвал в помощь сотрудников милиции в балаклавах и шлемах, те бежали к нему с поднятыми палками. По словам же Меньшова, сотрудники не бежали, а спокойно подошли. Гособвинитель и судья поинтересовались, почему в таком случае Игорь Букас воспринял движение сотрудников в его сторону как угрозу? На что Букас ответил, что, зная о том, что происходило в эти дни в Минске, других городах, он понимал, чем это может грозить ему: «Они бежали с поднятыми палками, вряд ли чтобы пообниматься».

Меньшов добавил, что не собирался задерживать Игоря Букаса, по его словам, для этого не было оснований.

На заседании также выступала супруга Игоря Букаса, другие свидетели.

Адвокат Александр Рыжков поинтересовался у всех участников процесса, видели ли они, что у обвиняемых были в руках какие-то флаги или они высказывали как-то свою гражданскую позицию. Все отвечали, что ничего этого не было.

— Наша семья далека от политики, — отметила Елена Букас.

Что рассказал сотрудник Департамента охраны

На втором заседании были заслушаны три свидетеля: Юлия и Дмитрий Осиповы — семейная пара, которая оказалась 10 августа на ул. М. Горького, и Денис Балыко, командир взвода бобруйского отдела Департамента охраны. Сотрудник выступил первым:

— В тот день было усиление охраны из-за акций протеста, которые стали проходить после выборов президента Беларуси. Я находился через дорогу от сотрудников ГАИ, которые остановили автомобиль после того, как его водитель посигналил. Рядом с остановившейся машиной и инспекторами была большая толпа людей, которые начали что-то снимать на телефоны, выкрикивать, граждане были негативно настроены в отношении сотрудников и власти, после чего и решил подойти к месту происшествия, чтобы не допустить разрастания конфликта.

Сотрудник ГАИ (Меньшов) стоял перед гражданами и что-то им объяснял. Когда ему был нанесен удар этим мужчиной (И. Букасом), я побежал туда. После этого началась потасовка, еще несколько граждан накинулись на моих коллег. Я увидел, как сильно толкнули Олега Шапотковского, но это был скорее толчок, чем удар. Я в этот момент бежал и не разглядел, кто именно толкнул. Предположительно, кто-то из сидящих. Я оттянул Букаса-старшего и начал отталкивать других граждан. С этого момента я уже стоял спиной к Букасам, не видел, что происходило дальше. В отношении меня никто насилие не применял, — рассказал свидетель Балыко.

На вопрос гособвинителя Натальи Лосевой, были ли какие-то действия у сотрудника ГАИ, которые могли бы повлечь в отношении него насилие, Д. Балыко ответил отрицательно, пояснив, что сотрудник ГАИ «просто разговаривал с людьми и никого не трогал».

— На каком расстоянии вы в этот момент находились от Букасов и куда пришелся удар? — спросил адвокат Валерий Савостьянчик.

— Через дорогу, метрах в десяти. Удар пришелся в область лица.

— Слышали вы такие слова, стоя в 10 метрах: «Этого забираем?» Слышали ли вы, как Меньшов звал ваших сотрудников для задержания Букасов?

— Нет. Не слышал.

Адвокат Александр Рыжков спросил у свидетеля, на каком основании тот делает вывод, что кто-то из сидящих толкнул Шапотковского.

— После задержания нам это пояснили сотрудники, которые находились возле самого сотрудника ГАИ.

Судья Андрей Литвин указал на противоречия в показаниях, которые давал свидетель во время следствия и на судебном заседании.

Так, одно из противоречий заключалось в том, что, когда сотрудника ГАИ обступило четверо-пятеро граждан, он махнул рукой в сторону силовиков, давая таким образом понять, что им нужно подойти. И только после этого к нему выдвинулись пять человек, в том числе и Балыко. Поясняя это противоречие, свидетель сказал, что сам он не видел, как их звал Меньшов, а услышал это от своих коллег. Также, по словам Д. Балыко, более верными можно считать показания, которые он дает на суде.

Свидетели — семейная пара

Юлия и Дмитрий Осиповы сказали, что в тот вечер шли по ул. Горького забирать от бабушки детей и стали невольными свидетелями произошедшего. Юлия на суде рассказала, что видела, как проезжающая мимо машина один раз посигналила, после чего и была остановлена сотрудниками ГАИ. Решила подойти, по ее словам, после того как увидела, что остановленный водитель очень расстроен. Сотрудник ГАИ пояснил подошедшей Юлии, что «данный человек будет привлечен к административной ответственности за подачу звукового сигнала». Юлия отмечает, что она не смогла просто уйти, так как свою роль здесь сыграли и обычные человеческие чувства. «Перед этой машиной проехали два других авто, дорогих, которые сигналили продолжительно, но их не остановили. А здесь машина подешевле и человек только один раз посигналил, но его сразу остановили».

— Я попросила отпустить его, ведь сигнал был непродолжительный. Водитель сказал, что у него с конца июля просрочен техосмотр. Я продолжала просить отпустить его, на меня никто не реагировал. И тут слышу из-за спины: «А у вас, ребята, техосмотр есть?» Сотрудник ГАИ эмоционально ответил: «А что такое?» А у них действительно наклейки не было, — поясняет свидетельница. — Тогда сотрудник ГАИ повернулся и выкрикнул: «Эй, пять сюда, брать!» А далее увидела, что побежали силовики в шлемах.

Я говорю Викторовичу (И. Букас): «Пойдемте». Его хватает за руку сотрудник ДПС, и мы все вместе обходим машину водителя. В этот момент толпа людей в черном разделяется на две части. Один из них хватает парня в светлой майке (О. Букас), а тот уворачивается и отбрасывает его. Прямого удара не было, он лишь высвобождался. Сын хватает отца за руку и говорит: «Пошли». Сзади на сына начинают сыпаться удары. Отец кричит: «За что вы бьете моего сына?» Сотрудник ГАИ говорит: «Брать самого активного!» Я оцепенела от страха. Кто-то кого-то бил. Люди бежали, к ним сзади подбегали сотрудники, били по голове.

Юлия также рассказала, как видела, что лежащего на земле И. Букаса душили палкой. Периодически голос свидетельницы начинает дрожать и она берет паузы, чтобы успокоиться. По словам Юлии О., после всего увиденного она две недели пила успокоительное, а сейчас не читает новости, так как понимает, что морально не выдержит: «В тот момент я оцепенела от страха. И только кричала: „Не смейте бить людей!“» Свидетельница со стороны защиты также сказала, что И. Букас не оскорблял сотрудника ГАИ.

По словам Юлии, все происходящее от начала и до конца она снимала на телефон, но в УВД, в которое она попала в тот вечер вместе с другими задержанными, видео удалила. На нее также был составлен протокол по статье 23.34 КоАП Беларуси.

— Я объясняла Рудько (Сергей Рудько, начальник отделения охраны правопорядка и профилактики), что в моем телефоне записи. Они не стали смотреть. Сказали: «Если вы снимали, значит как-то заинтересованы. Если вы хотите уйти, удаляйте запись». Я удалила запись. В тот вечер молодая женщина к своим детям не успела.

Муж Юлии Дмитрий подтвердил слова супруги.

Следующее заседание по данному делу пройдет 13 ноября.

Auto.Onliner в Telegram: обстановка на дорогах и только самые важные новости

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро