О прошлом и настоящем одного водителя-кинолога, владельца зоотакси: от уникального бизнеса до задержания и травмы

31 189
415
23 декабря 2020 в 8:00
Автор: Андрей Гомыляев. Фото: Александр Ружечка

О прошлом и настоящем одного водителя-кинолога, владельца зоотакси: от уникального бизнеса до задержания и травмы

«Недостаточно просто устроить в багажном отделении вольер для перевозки животных, — говорит Евгений, владелец зоотакси „Сябар“. — Автомобиль нужно подготовить, закупиться антисептиком на случай „сюрпризов“. Сам водитель должен понимать, как ведет себя животное (особенно крупное) в стрессовой ситуации переезда». Бизнес, очевидно специфический, тем не менее шел в гору, мужчина собирался покупать третью машину в автопарк. Однако недавно все изменилось — Евгения жестко задержали, можно сказать, на рабочем месте.

О прошлом

— Однажды я приехал на выставку собак с голден ретривером. Его подготовили для проходки (хендлинга): постригли, причесали, навели красоту. Как блестящий кадиллак, только с шерстью. Мы получили свои грамоты, нужно было возвращаться домой. Но АКПП машины, на которой мы приехали, сломалась. В слякоть я минут 40 обзванивал разные службы такси. В итоге выставочная собака превратилась из красавца в мокрую пованивающую псинку. Этот момент мне запомнился. И позже, когда я занимался логистикой грузоперевозок, вспомнил о проблеме. Тогда и решил открыть собственное дело — зоотакси.

— Да, услуга по перевозке животных есть у многих современных служб, в том числе работающих через приложения. Но по факту собаку в лучшем случае перевезет один таксист из четырех, остальные откажутся. Когда-то одна фирма раздала таксистам несколько десятков специальных гамаков для перевозки собак в автомобилях. Но все они, на самом деле, пригодны только для индивидуального использования, не коммерческого. Один гамак для всех животных — это как ехать на поезде, в котором на матрас натянуто несменяемое белье. Уже после второго пассажира оно превратится в грязную тряпку или лохмотья, но главное — вопрос гигиены.

— Одним словом, перевозка животных — дело непростое. Я перебрал 12 машин, прежде чем пришел к конкретно оформленным правилам. Обязательно нужно подготовить место перевозки с использованием спецоборудования, обрабатывать его после каждого «клиента», чтобы автомобиль не превращался в рассадник бацилл. Всех секретов не перечислить. Но нужно понимать, что большинство моих поездок — в ветклинику. По дороге одному животному может стать плохо, другому от волнения сложно удержать позывы в туалет. Все эти «неприятности» потом разносятся лапами по всему вольеру. Последствия нужно вычищать вручную.

— Каких-либо рекомендаций по перевозке животных в стране не существует. Правила я разрабатывал самостоятельно: возил собак знакомых, изучал возможные траектории движения и поведение животных в разных ситуациях. Только так можно было понять, как должен вести себя водитель, чтобы пес не «поцеловал» лобовое стекло с внутренней стороны. При испытаниях ни одно животное не пострадало.

— Автомобиль также приходилось выбирать с умом. Понятно, что на мягком заднем диване волкодава не повезешь. Подходят некоторые универсалы и «каблучки». Правильнее сказать — машины универсального и специализированного редкого типа (например, скорая на базе универсала). Нельзя использовать автомобили с дизельными двигателями — животные сильно стрессуют от вибрации. Обязательно должен быть кондиционер с сильной степенью охлаждения, также я установил обогрев вольера (было целое испытание по поиску материала, не выделяющего запахов при нагреве). Задние двери — только распашные. Поднимающаяся вверх дверь, как оказывается, дезориентирует собак — они не понимают, как это. К водителю также есть требования. Как минимум он должен разбираться в повадках собак, знать, как их успокоить, как вести себя при агрессии (особенно в случае с бойцовскими породами). Но даже в таких услових «зоотаксист» не защищен от укусов — я всегда ношу перчатки, использую экипировку и необходимый инвентарь, регулярно делаю прививки от бешенства и столбняка.

О настоящем

В этом году Евгений собирался расширить бизнес — купить еще один автомобиль, который предназначался бы для межрегиональных перевозок на дальние расстояния. Однако эти идеи мужчине пришлось поставить на паузу — вначале из-за спада рынка услуг во время коронавируса, а после — из-за травмы ноги. Евгений говорит, что в одно из воскресений он оказался не в том месте и не в то время и в итоге получил дубинкой по колену. Последствия оказались серьезными: сейчас мужчина не может водить, животных развозит нанятый водитель.

— В то воскресенье, 15 ноября, меня попросили позаниматься с собакой корректировкой поведения. Я знал, что от пр. Пушкина до ул. Червякова должен был пройти марш. Встреча с хозяином и псом (это помесь зенненхунда с дворнягой) состоялась на пустыре у Долгиновского тракта — примерно в километре от «площади Перемен». Два часа позанимались, подъехали к банкомату на ул. Щедрина, стояли у машины, пес был уже внутри. Тут владелец собаки взглянул за мое плечо и резко сказал: «Бежим». Я сразу все понял и ринулся вперед. Но гнал не во всю мощь, поэтому меня схватили за капюшон. Черная форма без знаков различия: ни нашивок, ни погон, никаких окликов с их стороны. Представления я не слышал, только фразу «Э, животные!». А я в своей рабочей кинологической форме: берцах, перчатках, камуфляжных штанах и куртке. Рисунок — «мох», как у лесников. Я еще после восклицания владельца пса понял, что меня воспримут как подозрительную личность. В любом случае брали тогда всех подряд.

— Меня прислонили к стене жилого дома. Я получил несколько ударов дубинкой. Били сверху вниз: по плечу, в бок и раза три по ноге. После меня развернули и запихнули в микроавтобус. Руки мне связали хомутом. На тот момент я не чувствовал боли в ноге. А там уже были другие задержанные. Били одного белобрысого парня — как я понял, из-за снимков в его телефоне. Я не смог этого стерпеть, сказал, мол, что творите? В ответ прилетело мне — по затылку, пояснице, ягодицам. «Я кинолог, — говорю, — отстаньте». — «А зачем ты убегал?» — «А чего вы на меня валите? Я что, стоять должен?» — «Сколько раз было говорено не бежать...»

— Ехали недолго. Вывели у Центрального РУВД. Те, кто нас задерживал, у здания милиции вели себя образцово. И тут я почувствовал сильную боль в ноге — как током бьется. Стало очевидно, что с коленом не все в порядке. Меня посадили на бетонную ступеньку, рядом с сильно побитым парнем. Тут же работали медики: гражданский и сотрудник в форме. После пересадили на стульчик, освободили руки, осмотрели и сразу заключили — «госпитализация».

Для меня вызвали отдельную машину скорой помощи, но времени в РУВД я провел много, проходил какие-то опросы. Спрашивали даже про кинологию: мол, что делать, если собака рычит, когда забирают еду. Может, хотели проверить, а может, просто решали свою проблему. Как бы то ни было, без протокола меня не отпустили. В бумаге было написано стандартное «ходил, кричал, размахивал символикой». Я расписался, но указал, что не согласен с вмененными мне правонарушениями.

— В больнице к задержанным был приставлен милиционер — очень порядочный человек. Он возил меня на каталке по кабинетам, помогал даже снимать одежду во время процедур, например рентген-снимка. Хотя я ни о чем не просил. Итог осмотра медиками: ушиб плеча, повреждение мениска, боковой и крестообразной связок коленного сустава правой ноги. Около двух часов ночи я был дома.

— Через какое-то время в Следственный комитет пришла бумага из больницы — мол, поступил человек с травмами, полученными от действий третьих лиц. Оттуда мне позвонили, попросили прийти и рассказать, как меня травмировали. Следователи составили протокол получения объяснения, в котором я указал все, как было. В конце лишь добавил, что в РУВД вернули все изъятые вещи, а отобранные в микроавтобусе — нет.

Для Евгения диагноз означал временную потерю работы водителем. Сейчас животных развозит нанятый человек, сам мужчина может только удаленно выстраивать логистику. На ногу наложили гипс, сгибать ее в колене нельзя. Первое время Евгений передвигался с помощью костылей. Говорит, на суд по административному делу прийти был не в состоянии: выйти из квартиры и спуститься с четвертого этажа здания без лифта — уже испытания. Заседание из-за уважительной причины перенесли. Спустя более чем месяц после получения травмы кинолог продолжает жаловаться на боль в ноге при любом движении: от шага до случайного касания. Завтра у него закончится больничный.

Читайте также:

Auto.Onliner в Telegram: обстановка на дорогах и только самые важные новости

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Андрей Гомыляев. Фото: Александр Ружечка