37 471
1152
02 февраля 2021 в 8:00
Источник: Александр Тумар. Фото: Влад Борисевич

«Инициатива исходила не от обвиняемых, а от иных лиц, которые фактически совершили провокацию». Суд по делу о повреждении Renault сотрудника милиции

Задержание группы мужчин, которые приехали на окраину Минска, чтобы повредить Renault Kaptur, происходило молниеносно и не выглядело случайным. В суде, который проходит в эти дни, обвиняемые и адвокаты упоминали: были другие люди, которые играли едва ли не ведущую роль в подначивании, однако они куда-то исчезли и в материалах дела фигурируют как неустановленные лица. Своими подозрениями участники процесса поделились во время заседаний суда Минского района.

Что произошло?

В ночь с 28 на 29 сентября прошлого года в деревне Боровая (Минский район) был поврежден автомобиль, принадлежащий сотруднику милиции. В Renault Kaptur прокололи шины, запенили монтажной пеной дверные проемы, нанесли краску на элементы кузова, вдобавок их еще и поцарапали.

Подозреваемые, которыми оказались пятеро мужчин в возрасте от 28 до 39 лет, были задержаны оперативниками ГУБОПиКа при силовой поддержке бойцов СОБРа, бодро отрапортовала пресс-служба МВД.

В видеосюжете упоминалось, что задержанные познакомились в чатах, к месту происшествия приехали на автомобилях, оставили их в лесу, а до парковки шли пешком. Оперативный сотрудник ГУБОПиКа сообщил: «При себе они имели баллончики с краской, с монтажной пеной, электрошокеры, перцовые баллончики, телескопические дубинки».

Один из задержанных рассказал: «Ребята предложили, что нужно машиной заняться, что это злостный милиционер, который несправедливо или избивал, или задерживал. Было страшновато давать заднюю». Другой заверял: «Не делал ничего серьезного, просто „опшикал“ из баллончика. Сожалею о том, что сделал».

«Шесть часов не мог открыть глаза. Электрошокер [у сотрудников, задерживавших группу] разрядился»

О том, в каком состоянии находился один из подозреваемых после задержания, можно судить по ролику, размещенному в телеграм-канале ONT NEWS. Окровавленный мужчина, который стоит с зажмуренными глазами, представляется Антоном Быковским. На записи он признается, что «ошибся политическими взглядами».

Во время заседания суда обвиняемый дал некоторые пояснения по поводу своего состояния той ночью: «Меня задержали на месте. Увидев человека с оружием в руках, я встал на колени, руки взял за голову. За спиной застегнули наручники, последовал удар ногой в голову. Потом тащили метров пять, травили газом. Шесть часов я не мог открыть глаза... Долгое время в нас тыкали электрошокером и били ногами по голове и телу. В машине происходило то же самое».

Обвиняемый заметил, что это зафиксировано в показаниях, а также сотрудниками больницы в Атолино, куда его доставили. Он уточнил: ему поставили диагноз «закрытая черепно-мозговая травма, множественные ушибы».

— Когда проходило следствие, к вам приходили сотрудники силовых структур? — спросил Антона Быковского адвокат.

— Сотрудники ГУБОПиКа были...

— Какие-либо угрозы высказывались?

— Были какие-то моменты. Но не думаю, что это существенное...

— Вы упоминали о телесных повреждениях. Сколько раз применяли электрошокер?

— Он у них сел... Села батарея... Раз тридцать — тридцать пять.

Как уточнил защитник мужчины, в прокуратуру было написано заявление. Вскоре пришел ответ из Следственного комитета о проведении проверки. Ее результаты адвокату на данный момент неизвестны.

«Предположительно это были сотрудники правоохранительных органов. Возможно, ГУБОПиКа»

Некоторые обстоятельства повреждения автомобиля до сих пор кажутся неоднозначными. Во-первых, удивила стремительность действий силовиков, которые приступили к задержанию буквально через несколько секунд после того, как группа приблизилась к кроссоверу.

О том, что подозреваемых ждали, может косвенно свидетельствовать и упоминаемый МВД состав группы захвата: сотрудники ГУБОПиКа и СОБРа.

Во-вторых, в кадре одномоментно возле Renault можно заметить шестерых человек, а задержаны и впоследствии предстали перед судом пятеро. Кого потеряли? Или кто-то успел скрыться, несмотря на мгновенную реакцию группы захвата?

Скриншот видео МВД

В-третьих, о том, что были «иные лица», упоминали сами обвиняемые и их защитники. В частности, один из задержанных настаивал на допросе свидетеля, который прибыл раньше потерпевшего: «Он может пояснить, что увидел. Например, сколько было задержанных. Полагаю, больше, чем пятеро...»

— Обвиняемые указывали, что на встрече непосредственно перед повреждением автомобиля присутствовало от 8 до 9 человек, — также подчеркнул один из адвокатов. — Предположительно это были сотрудники правоохранительных органов. Возможно, ГУБОПиКа. Данные обстоятельства подтверждаются теми материалами, которые находятся в уголовном деле. Я досконально изучил скриншоты из чата «Кепка» в Telegram (в этой группе состояли обвиняемые). Могу сказать, что инициатива совершения преступления исходила не от обвиняемых, а от тех самых неустановленных лиц.

— Инициатива по повреждению автомобиля исходила не от обвиняемых, а от иных лиц, которые фактически совершили провокацию, — считает защитник.

В материалах дела имеются упоминания об участниках чата «Кепка» под никами АА, Эндрю 2020, Белов Никита, Комбайн-1, 12345. Сведения о том, кто за ними скрывался, в суде не оглашались.

Защитник еще одного обвиняемого обратил внимание: «Было порядка четырех человек, который предлагали радикальные меры... Но на уговоры провокаторов [обвиняемые] не поддались. Как пояснил один из неопознанных людей — назовем его провокатором в штатском, — машина принадлежит сотруднику милиции и он стопроцентно участвовал в разгоне демонстрантов».

Также один из задержанных мужчин вспомнил, что перед повреждением автомобиля он с неизвестным обошел парковку. Куда тот подевался впоследствии, обвиняемый не знает.

— Не были изучены обстоятельства, каким образом [неустановленные] лица инициировали преступление, — заметил адвокат Антона Быковского. — Такие деяния, на мой взгляд, можно квалифицировать как пособничество в совершении преступления. Данные лица указывали, где находится транспортное средство. Накануне они проверяли наличие автомобиля. На то, что [действия обвиняемых] были спровоцированы сотрудниками правоохранительных органов, указывает и быстрое задержание.

Потерпевшего не знали, машина куплена в кредит

Во время заседания суда Минского района (председательствует по делу Виктор Шевцов) выяснилось, что Renault Kaptur куплен в кредит в 2018 году, зарегистрирован на Людмилу Гейц, сотрудницу отдела кадров Академии МВД. Автомобилем фактически пользуется ее муж Александр Гейц, сотрудник Департамента исполнения наказаний МВД.

Женщина уточнила, что за несколько дней до происшествия ее данные были размещены в одном из телеграм-каналов. Там указали ФИО, адрес места жительства, марку машины, должность по предыдущему месту работы.

Накануне вечером, 28 сентября, супруги, приехав к своему дому, оставили машину на парковке. А ночью им позвонил председатель ЖСПК и попросил подойти к автомобилю. Сначала вышел Александр Гейц, затем — его жена.

Людмила Гейц так описывала увиденное: «Машина была повреждена, задержанные лежали на земле, их лиц я не видела».

Она уточнила, что нанесенный ущерб был впоследствии возмещен страховой компанией.

В процессе выяснилось, что никто из обвиняемых Александра Гейца не знал. У задержанных не было достоверных сведений, что именно он участвовал в задержаниях во время протестных акций. Об этом говорили те самые неустановленные лица, а информация об автомобиле появилась в одном из телеграм-каналов.

Потерпевший в суде Минского района

Обвиняемые предприняли меры по заглаживанию вины. Каждый из них перечислил на депозит суда по 800 рублей (600 рублей в счет возмещения морального вреда, 200 рублей — в качестве компенсации материального вреда, связанного с повреждением шин). Потерпевший пообещал перевести деньги на счет радошковичской школы-интерната.

Кому же пришлось отвечать за повреждение Renault Kaptur?

Антон Быковский, запенивал дверные проемы и багажник

Мужчина с окровавленным лицом — Антон Быковский, который работает тренером по карате. Как и остальным участникам группы, ему было предъявлено обвинение по статье «Хулиганство». По данным гособвинения, с собой мужчина взял баллончики с краской и монтажной пеной. Сам запенивал багажник, дверные щели и выхлопную трубу, а краску передал другому обвиняемому.

Его адвокат предложил квалифицировать дело по статье 218 УК (умышленные уничтожение либо повреждение имущества): «Мой подзащитный указывал: хулиганских побуждений не имел, совершал преступление, так как осуществлялся геноцид белорусского народа. Считал, что сотрудники спецподразделений превышают полномочия. А также применяют насилие к уже задержанным. При этом ответственность за это не несут. Понимал, что адекватной реакции со стороны правоохранительных органов нет. Поэтому находился в эмоциональном, возбужденном состоянии».

Защитник, цитируя Антона Быковского, подчеркнул, что автомобиль был поврежден не случайно, а чтобы «показать сотрудникам, нарушающим правовые нормы, что их возможные преступления не будут забыты».

Обвиняемому инкриминировались также статьи 328 (незаконный оборот наркотических средств, психотропных веществ, их прекурсоров и аналогов) и 329 (незаконные посев и (или) выращивание растений либо грибов, содержащих наркотические средства или психотропные вещества) УК.

Во время обыска дома у него были обнаружены, в частности, 0,48 грамма вещества (по данным экспертизы, никотин и тетрагидроканнабинол), измельченное вещество (0,2, 1,04 и 0,23 грамма — смесь табака и марихуаны), семена конопли в конверте (0,08 грамма), а также некоторые приспособления для выращивания конопли (лампы, вентиляторы и пр.).

Обвиняемый объяснил, что на куст конопли наткнулся случайно в лесу, выгуливая собаку: сорвал несколько листьев, собрал семена, дома посадил в горшок, поливал и выращивал.

Как сообщил в прениях адвокат, его подзащитный признал вину по статье 328 частично (за исключением перевозки запрещенных веществ на автомобиле).

А вот вменяемое по статье 329, считает защитник, следует квалифицировать по статье 16.1 КоАП (посев или выращивание запрещенных к возделыванию растений или грибов, содержащих наркотические средства или психотропные вещества), прекратив уголовное преследование в связи с отсутствием состава преступления.

Гособвинитель предложила признать Антона Быковского виновным и назначить пять лет колонии усиленного режима. Адвокат считает правильным избрать меру, не связанную с лишением свободы.

В последнем слове мужчина заметил: «За время нахождения в тюрьме у меня было время осознать, что теряет человек, преступая закон. Я потерял связь с семьей, любимыми людьми, друзьями. В один миг потерял, чего долго добивался и строил. Я понял и осознал, почувствовал, что нарушение порядка ведет к большим скорбям со всех сторон. В момент совершения преступления, поддавшись сильной эмоциональной волне, я, видимо, считал себя неуязвимым. Был горд, тщеславен, взволнован, нестабилен и самонадеян. На тот момент мое психическое состояние выходило из-под контроля. Я думал, что могу вершить самосуд. Остро осознаю, что совершил большую ошибку. Приношу извинения потерпевшему и семье».

Егор Евстратов, вел видеосъемку

Второй обвиняемый — Егор Евстратов — непосредственно в повреждении автомобиля, как установило следствие, участия не принимал. Он лишь передал нож другому участнику группы, а на парковке фиксировал происходящее на камеру мобильного телефона.

— Несмотря на то что обвиняемый не принимал участия [в повреждении машины], его действия квалифицированы как хулиганство, — сообщила представитель прокуратуры. — Так как его действия были согласованы и охватывались единым умыслом [с другими участниками группы].

Гособвинитель спросила, зачем мужчина вел видеозапись.

— Цели не было. Мы говорили, что это надо сделать. Конкретные мотивы не оговаривались, — пояснил тот.

— Были ли планы по размещению записи в интернете?

— Нет.

Тогда были оглашены показания, которые Егор Евстратов давал во время предварительного следствия: «Лично я повреждений автомобилю не причинял, так как моя задача и моя роль заключались в том, чтобы снимать все действия на камеру мобильного телефона для последующего размещения видео в интернете».

— Да, я давал такие показания, — признал обвиняемый. — Это было лично мое мнение, а не группы.

Кроме хулиганства мужчину обвиняют по статье 295-3 УК (незаконные действия в отношении предметов, поражающее действие которых основано на использовании горючих веществ).

Во время обыска у него дома обнаружили т. н. коктейль Молотова (бутылка с бензином и фрагментом материи). Сам он объяснил, что хотел привести его в действие из любопытства на полигоне, на даче. В то же время один из обвиняемых в переписке в Telegram утверждал, что Егор Евстратов «хотел жечь „Табакерки“ и машины».

По мнению представителя прокуратуры, мужчине следует назначить три года в колонии общего режима. Адвокат с этим не согласилась и призвала либо считать наказание отбытым, либо вынести приговор, не связанный с изоляцией от общества.

— Деяниям, совершенным подзащитным, предшествовали события сразу после выборов, когда наступили тяжелые, мрачные, черные дни августа 2020 года, — напомнила защитник. — Когда происходят такие события, понятно, что доля людей, вовлеченных в них, всегда достаточно высока. Невзирая на гражданские и политические взгляды, стабильность в обществе и неукоснительное соблюдение закона имеет огромное значение.

С квалификацией по статье «Хулиганство» она не согласна и считает, что уместно говорить о повреждении имущества. В действиях Егора Евстратова, по мнению защитника, не усматривается желание проявить явное неуважение к обществу.

— Мои действия не были направлены против любых сотрудников правоохранительных органов, а только тех, кто, на мой взгляд, проявлял особую жестокость по отношению к белорусским гражданам — женщинам и пенсионерам, — отметил в последнем слове обвиняемый. — Действия нашей группы были вызваны личной озлобленностью на поступки людей в масках, которые разъезжали на автомобилях без номеров и которые с особым зверством избивали людей при задержании. Если бы своевременно в отношении данных лиц были начаты проверки и последовало общее осуждение подобной жестокости, то ни я, ни кто-либо иной не поступил бы так с автомобилем Александра Гейца. В содеянном раскаиваюсь.

Павел Сахарчук, пробил шины ножом

Третий участник группы — Павел Сахарчук, — по данным гособвинения, создал чат «Кепка» в Telegram. А на одну из встреч с другими членами группы принес посылку, полученную от администратора одной из групп в том же мессенджере. Там находились газовые баллончики, наручники, электрошокеры, балаклавы и телескопическая дубинка.

Возникло ощущение, что в какой-то момент именно Павел Сахарчук мог остановить процесс, не поддавшись провокации «иных лиц». Когда обвиняемые уже направлялись на парковку, кто-то произнес «ее машину». Тогда мужчина остановился и начал выяснять, кому все-таки принадлежит автомобиль. У него возникли сомнения, что владелец — сотрудник милиции.

Однако участники группы все же приступили к реализации запланированного. Перед тем как идти на стоянку в деревне Боровая, обвиняемый взял у Егора Евстратова нож, которым и пробил шины Renault.

В отношении мужчины были выдвинуты обвинения по статьям «Хулиганство» и «Незаконные действия в отношении холодного оружия». Та самая телескопическая дубинка, которую он передал одному из сообщников, была признана холодным оружием.

Предложение представителя прокуратуры было таким: назначить три года колонии общего режима. Этому оппонировала адвокат, перечислившая смягчающие обстоятельства: наличие у Павла Сахарчука несовершеннолетнего ребенка, принятие мер по возмещению вреда, раскаяние.

Она также упомянула, что мужчина ранее к уголовной ответственности не привлекался, имеет постоянное место жительства, много работал, чтобы содержать семью.

— Почему надо назначать самый строгий вид наказания (лишение свободы) при наличии альтернативных, я обоснований не услышала, — возмутилась защитник.

Она также удивилась размеру предлагаемого наказания: «Практически максимальные сроки в рамках инкриминируемых статей».

Выступление с последним словом Павла Сахарчука получилось эмоциональным.

— Представляю, каким маргинальным чудовищем я выгляжу в глазах семьи Гейц и глазах других, — попросил он прощения у потерпевших. — По пути к машине той ночью я чувствовал себя виноватым из-за переписок и всех этих обсуждений. Не покидали мысли, как же далеко все зашло. Безумно стыдно за все реплики в процессе переписок и встреч. Эту жесть невозможно ни читать, ни слушать.

По его словам, на протяжении месяца «ему хотелось казаться крутым, грубым и решительным».

— Переходя из кабинета в кабинет в СИЗО и ИВС, я встречал очень много хороших и отзывчивых людей, — заявил обвиняемый. — Какие-то эмоциональные, нелепые, стадные инициативы привели меня к ошибке, преступлению. Не было там никакого смысла, причин, справедливости. Ничего не было... Только пострадал невиновный человек и его семья. Я с презрением отношусь к этой ситуации и всему, что с ней связано.

Павел Сахарчук признался, что ему стыдно, так как он не повернул в ту ночь из-за слабости и нерешительности.

— Мне искренне стыдно за то, что подвел, напугал, оскорбил стольких людей, — уверял мужчина. — Оскорбил действиями, невежеством, неспособностью критически мыслить. Я уверяю, это был не я настоящий. Настоящий я много работает, подбирает слепых и больных котов, тянет их домой. Прошу дать шанс и возможность вернуться к своей прежней жизни.

Артем Анищук, гвоздем повредил лакокрасочное покрытие

Обвиняемому Артему Анищуку была предъявлена статья «Хулиганство». После задержания у него нашли гвоздь, которым мужчина повредил лакокрасочное покрытие автомобиля.

Гособвинитель посчитала вину доказанной и предложила назначить два года колонии общего режима.

Адвокат обвиняемого отметил, что тот вину признал полностью, не оспаривал ее ни на стадии расследования, ни в суде: «Если говорить словами подзащитного, то, несмотря на мотив, был причинен ущерб постороннему, незнакомому человеку. Он раскаивается, что им были совершены хулиганские действия».

Защитник заметил, что члены группы выполняли разные роли: «Артем Анищук был ведомым лицом. Никаких активных действий по выдвижению инициатив, организационных мероприятий по подготовке преступления не совершал». В итоге адвокат предложил избрать меру наказания в виде ограничения свободы, не лишать парня свободы.

Последнее слово обвиняемый начал с извинений: «Я допустил, наверное, самую грубую ошибку в жизни, о которой в дальнейшем буду жалеть. Вину признаю полностью, искренне раскаиваюсь. Прошу не лишать свободы. Я буду стремиться искупить вину всеми силами и возможностями».

Андрей Нечипор, наносил краску из баллончика

У пятого обвиняемого трое несовершеннолетних детей. Мужчина работает в пиццерии и в сфере такси.

По сведениям гособвинения, Андрей Нечипор наносил краску из баллончика на элементы кузова автомобиля. Именно он взял на одной из встреч у Павла Сахарчука телескопическую дубинку.

Ему инкриминировалась статья 339 УК (хулиганство). По мнению представителя прокуратуры, приговором для мужчины должны стать два с половиной года в колонии общего режима.

— Повреждение имущества Андрей Нечипор не оспаривает, — заметил его адвокат. — Вопрос в квалификации. По его мнению, эти действия нельзя квалифицировать как беспричинные хулиганские. Преступление совершено ночью. Оно никак не могло нарушить общественный порядок. Шум возник, когда их задерживали.

Защитник предложил квалифицировать действия мужчины как умышленное повреждение имущества и назначить наказание, не связанное с лишением свободы.

В последнем слове обвиняемый извинился перед потерпевшим, попросил прощения у своих родителей, близких и родных: «В местах изоляции у меня было время, чтобы сделать вывод: такого больше не повторится... Оступился. Буду законопослушным гражданином. Прошу определить наказание, не связанное с лишением свободы, чтобы я мог вернуться к близким, родным, детям. Раскаиваюсь, приношу свои извинения, мне стыдно».


Это не первое громкое дело по мотивам протестных акций, в котором фигурируют «неустановленные лица». Роль их не всегда очевидна, а вот отвечать, создается ощущение, приходится порой случайным людям.

Приговор по данному делу был озвучен на следующий день после публикации данной статьи. Обвиняемым присудили от 2 до 6 лет лишения свободы. Родственники осужденных сообщили, что фактический и моральный ущерб, причиненные семье Гейцев, уже возмещены, вышло по 800 рублей с каждой семьи. Приговор в законную силу не вступил и может быть обжалован и опротестован в течение 10 суток. Все родственники осужденных намерены оспорить решение суда Минского района под председательством Виктора Шевцова.

Auto.Onliner в Telegram: обстановка на дорогах и только самые важные новости

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Источник: Александр Тумар. Фото: Влад Борисевич