Вынесен приговор по делу о захвате грузовика у «Пушкинской»: 7 лет колонии усиленного режима

 
UPD
985
02 февраля 2021 в 17:03
Источник: Александр Тумар. Фото: Александр Ружечка

Судебный процесс по делу о захвате МАЗа возле станции метро «Пушкинская» подошел к финалу. Сегодня, 2 февраля, с последним словом выступил обвиняемый Дмитрий Дубков, который, напомним, признан правозащитниками политзаключенным. Молодой человек, в частности, заявил о том, что признает вину в рамках административного законодательства. Во второй половине дня был оглашен приговор: 7 лет колонии усиленного режима.

На процесс Дмитрий Дубков пришел с уже привычной тетрадью, исписанной мелким почерком. Очевидно, молодой человек основательно готовился к выступлению.

— Наши госСМИ очень полюбили слово «методичка», и я хотел бы посоветовать одну из них — книгу «Скотный двор» Дж. Оруэлла, — сперва обратился он к съемочной группе одного из телеканалов, пришедшей на процесс. — Живем как в сказке, не иначе...

Несмотря на то что на заседание не пришли потерпевшие, обвиняемый все же принес им извинения «за случившееся в ту ночь» (с 10 на 11 августа 2020 г.).

— Воспринимаю подобные обвинения в свою сторону как оскорбление, — высказался Дмитрий Дубков по поводу инкриминируемой ему статьи 214 УК (угон). — Так как я сам профессиональный водитель. Мой отец всю жизнь работает на различного рода технике. Мне известно, что такое агрессия за рулем, насилие, как обворовывают грузовики.

«Совершить для меня подобное все равно что предать самого себя».

— Уголовный кодекс говорит, что любое преступление имеет как субъективную, так и объективную сторону, — напомнил обвиняемый. — С объективной стороны это неправомерное завладение транспортным средством и поездка на нем без цели хищения. С субъективной — прямой умысел. Было подобное? Нет... Это доказывают потерпевшие, свидетели и видеозаписи.

Молодой человек подтвердил: он не отрицает, что перегнал автомобиль. Однако удивился формулировке, которую использовала на предыдущем заседании гособвинитель, «о внезапно возникшем предварительном сговоре».

— По-моему, это антонимы, — продолжил Дмитрий Дубков. — Видеозапись четко показывает, что водителя у этой группы лиц не было. Я появился минимум через пять минут после того, как впервые прозвучала фраза «Ключи есть. Кто умеет водить?». Соответственно, водителя не было, я не мог знать, что совершаю какое-либо преступление. [...] Я взял ключи у одного человека, который, по моему мнению, был владельцем автомобиля, перегнал по его просьбе и вернул ему ключи.

Он также заверил, что мнение окружавших людей (некоторые из них предлагали «въехать в ОМОН») его мало интересовало. Молодой человек обратил внимание: призыв направить автомобиль на сотрудников ОВД прозвучал, когда он уже начал движение, при этом он отказался от совершения преступления.

— Был угон? Не было угона... Была группа лиц? Не было группы лиц… — высказал мнение обвиняемый.

Как считает Дмитрий Дубков, массовых беспорядков, сопряженных с вооруженным сопротивлением сотрудникам ОВД, не происходило, так как люди и силовики находились в тот момент на достаточном расстоянии друг от друга.

— Была пробка — да. Были сигналы — да, — перечислил обвиняемый. — Участвовал ли я в каком-либо несанкционированном мероприятии? Да. Но это статья 23.34 (Кодекса об административных правонарушениях. — Прим. Onliner), а не 293 УК («Массовые беспорядки». — Прим. Onliner), и это не семь лет за то, чего, по сути, не совершал.

Молодой человек высказал отношение к предъявленному гражданскому иску (подан в интересах «Минсктранса» на 21,8 тысячи рублей): «Убрал автомобиль из точки А и поставил его в точку Б. Если бы он остался на прежнем месте, то точно так же блокировал бы движение».

Подчеркнул, что признает вину в рамках административного законодательства — по ст. 23.34 и частично по ст. 18.1 КоАП (умышленное блокирование транспортных коммуникаций).

— А что инкриминирует гособвинитель и предварительное следствие, это недопустимо. В правовом государстве это несоблюдение законов. Меня по сути полгода держат в плену, — концовка выступления получилась эмоциональной. — К тому же в августе наши СМИ назвали меня нападавшим, и это оскорбление... После этого запрашивать семь лет... За что? Я кого-то убил?

«Да, я не согласен с результатами выборов. Считаю, что наше государство действует в интересах одного лица. И соглашаться с этим глупо. Не понимаю, почему подобное происходит».

Дополнено

Во второй половине дня вторника Еленой Жукович, судьей Советского района г. Минска, был вынесен приговор по данному делу: 7 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии усиленного режима. Решение пока не вступило в законную силу. У обвиняемого есть десять дней на его обжалование.

Между тем в распоряжении редакции Onliner оказались видеозаписи, сделанные регистраторами, которые были установлены на МАЗе. Эти ролики демонстрировались в зале суда, однако видеть экран могли только участники процесса. Фактически в видео подтверждается то, о чем говорили потерпевшие, свидетель и Дмитрий Дубков.

Предыдущие публикации по теме:

Auto.Onliner в Telegram: обстановка на дорогах и только самые важные новости

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Источник: Александр Тумар. Фото: Александр Ружечка