Суд по делу о ДТП с тремя погибшими: из-за чего Mercedes GLS выехал на встречную?

UPD
39 700
04 февраля 2021 в 8:00
Автор: Виталий Петрович. Фото: Максим Малиновский, ГАИ

Суд по делу о ДТП с тремя погибшими: из-за чего Mercedes GLS выехал на встречную?

Суд Минского района рассмотрел уголовное дело по факту ДТП, которое случилось в июне 2020 года на трассе Р58 недалеко от Минска. Автомобиль Mercedes GLS выехал на полосу встречного движения, где произошло лобовое столкновение с Toyota Corolla. Водитель и двое пассажиров, которые находились в Toyota, погибли. На скамье подсудимых — водитель Mercedes. Как вышло, что его машина оказалась на встречной?

Суд по делу о ДТП с тремя погибшими

Авария на мядельской трассе

Летний вечер, 11 июня, на часах 20:14. Дождь. По трассе Р58 (Минск — Калачи — Мядель), со стороны Минска в направлении Мяделя, едет Mercedes GLS с российскими номерами. В машине семья: отец за рулем, на пассажирских местах жена и двое детей (дочери 17 лет, а сыну — 9). Спустя какую-то минуту автомобиль выедет на встречную полосу и столкнется там лоб в лоб с Toyota Corolla. От страшного удара эту машину буквально сомнет.

Три человека: водитель Toyota и двое его пассажиров — погибли на месте происшествия. В Mercedes все живы: водитель не пострадал, его жена и двое детей попали в больницу. У супруги серьезных травм, по информации правоохранительных органов, выявлено не было, у дочери — тяжкие телесные повреждения, у сына — менее тяжкие.

Предварительная версия: не справился с управлением

В тот же день, спустя несколько часов после аварии, МВД сообщает предварительную версию произошедшего: водитель Mercedes не справился с управлением, в результате чего автомобиль оказался на встречной полосе.

Возбуждается уголовное дело по ч. 3 ст. 317 Уголовного кодекса — «Нарушение правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств лицом, управляющим транспортным средством, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц».

Спустя несколько месяцев Генеральная прокуратура обнародует некоторые выводы, к которым пришло следствие.

«Двигаясь со скоростью около 90 км/ч на 29-м км дороги Минск — Калачи — Мядель, водитель не учел изменившуюся дорожную обстановку: из-за сильного дождя ухудшилась видимость, — сообщит Генпрокуратура. — Не приняв мер к снижению скорости, мужчина не справился с управлением и допустил занос машины. После этого он выехал на встречную полосу движения, где совершил лобовое столкновение с Toyota Corolla. Причина аварии – обвиняемый выбрал неоправданно высокую скорость движения без учета конкретной дорожной обстановки, включая мокрое от дождя дорожное покрытие».

Уголовное дело передается в суд.

Суд. Обвинение

Обвинение пришло к выводу, что водитель Mercedes нарушил требования нескольких пунктов ПДД, а именно:

  • п. 3 — «на дорогах Республики Беларусь установлено правостороннее движение транспортных средств»;
  • п. 10.2 — «водителю запрещается управлять транспортным средством в болезненном или утомленном состоянии, ставящем под угрозу безопасность дорожного движения, под воздействием лекарственных средств, снижающих внимание и быстроту реакции»;
  • п. 82 — «на дороге, проезжая часть которой разделена на полосы движения линиями горизонтальной дорожной разметки, движение транспортных средств должно осуществляться строго по этим полосам. Наезжать на прерывистые линии горизонтальной дорожной разметки разрешается только при маневрировании»;
  • п. 87 — «при выборе скорости движения водитель должен учитывать ограничения скорости, установленные пунктами 88, 89 настоящих Правил и техническими средствами организации дорожного движения, а также интенсивность движения, обзорность дороги, особенности и состояние транспортного средства и перевозимого им груза, дорожные, погодные (метеорологические) условия и другие факторы, снижающие прозрачность атмосферы и влияющие на видимость дороги в направлении движения»;
  • п. 87.2 — «при возникновении препятствия или опасности для движения, которые водитель в состоянии обнаружить, он обязан немедленно принять меры к снижению скорости движения, вплоть до остановки транспортного средства».

— Нарушение указанных требований находится в прямой причинной связи с ДТП и с наступившими последствиями — гибелью троих человек в Toyota и причинением тяжких телесных повреждений пассажирке Mercedes, — отметила государственный обвинитель.

Особо она остановилась на нарушениях пунктов 10.2 и 87.2.

— В данной части виновность обвиняемого подтверждается в том числе его собственными показаниями. Так, исходя из показаний, которые давал обвиняемый в ходе предварительного расследования, а также в судебном заседании, за 5 км до места столкновения транспортных средств он почувствовал, что в салоне авто стало душно. Считаю, что это указание свидетельствует о том, что водитель за 5 км до места, где случилось ДТП, почувствовал изменение своего физического состояния и должен был предпринять меры для остановки транспортного средства, особенно учитывая показания обвиняемого о том, что ранее в жаркую погоду он неоднократно терял сознание, — сказала гособвинитель.

Защита парирует

Кстати, один из адвокатов обвиняемого немалое внимание уделила именно тому, как сформулировано предъявленное водителю обвинение.

— На мой взгляд, формулировка обвинения показывает, что следствие не установило, какое именно нарушение из числа тех, которые водитель, по мнению следствия, допустил, повлекло утрату им контроля над безопасным управлением автомобиля и, как следствие, столкновение на встречной полосе. Ему (обвиняемому. — Прим. Onliner) вменено и изменение физического состояния, и неправильное избрание скорости. Так вот если задуматься: изменилось его физическое состояние и он вследствие этого утратил контроль или он все-таки неправильно выбрал скорость, что делается осознанно, и это стало причиной произошедшего? Мне представляется, что в природе, возможно, и могут быть два этих обстоятельства как причины утраты контроля, но они не могут быть одновременно, поскольку взаимоисключающие. И я предполагаю, что такая формулировка обвинения, которой максимально пытались объяснить, почему же водитель оказался на встречной полосе, содержит внутренние противоречия и свидетельствует в том числе о том, что следствие все-таки не определило, по какой причине он (водитель. — Прим. Onliner) утратил контроль, — отметила защитник.

Она добавила, что это внутреннее противоречие в обвинении уже делает его необоснованным.

— По мнению автора обвинения, на 24-м км дороги водитель чувствует изменение своего физического состояния, что ставит под угрозу безопасность дорожного движения и является опасностью для дальнейшего движения и, в нарушение п. 87.2, не устраняется и движение не прекращает, а продолжает его. И уже на 29-м км нарушает п. 87, неправильно выбирая скорость, и, вследствие своего физического состояния и неправильно выбранной скорости, теряет контроль, чем нарушает пункты 3 и 82. Предложу рассмотреть ситуацию последовательно, в той хронологии, в какой водитель двигался по дороге. Пункт 10.2 ПДД запрещает управлять в болезненном или утомленном состоянии. Непонятно, по мнению следствия, состояние водителя изменилось на болезненное или на утомленное? Ни того, ни другого слова в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого не приводится. Речь идет только об изменении, даже не об ухудшении состояния. Возможно, оно улучшилось в сравнении с тем, которое было? Так вот п. 10.2 вообще запрещает двигаться — он требует немедленной остановки в ситуации, если водитель чувствует болезненное или утомленное состояние. В то же время если п. 10.2 запрещает движение, то п. 87.2, который вменяется одновременно, водитель обязан немедленно принять меры к снижению скорости и только при необходимости остановиться. Соответственно, две разные рекомендации, — озвучила свои доводы адвокат.

Юрист также привела цитаты из ПДД, подкрепляя свой аргумент о том, что состояние водителя не является условием дорожного движения и, соответственно, само по себе опасностью для движения выступать не может.

— При вменении нарушений пунктов 10.2 и 87.2 непонятно из обвинения, какое именно поведение, по мнению автора обвинения, явилось бы правильным для водителя: насколько изменилось и что изменилось на 24-м км и каким образом водитель должен был поступить для того, чтобы не стать виновником трагедии, которая произойдет чуть позже, — добавила защитник.

— На мой взгляд, формулировка о том, что водитель выбрал неправильную скорость, обусловлена тем, что следствие так и не нашло ответа на вопрос, почему же водитель выехал на встречную полосу. В таком случае нарушена доказательная связь. Произошла подмена понятий: сам факт того, что он оказался на встречной полосе, означает, что он что-то сделал неправильно. Однако вот это «что-то сделал неправильно» не следует из материалов дела, не прозвучало в выступлении гособвинителя и отсутствует в обвинении, — пояснила адвокат.

Версия защиты: водитель потерял сознание

В судебном заседании обвиняемый виновным себя фактически не признал. Версия защиты — водитель потерял сознание за рулем.

Мужчина сообщил суду, что 11 июня 2020 года около 20 часов, управляя автомобилем Mercedes GLS, он двигался по автодороге Р58 со скоростью около 90 км/ч. Машина находилась в технически исправном состоянии. Погода была жаркой, кондиционер в салоне работал в автоматическом режиме. Водитель указал, что хорошо себя чувствовал.

Затем погода изменилась, начался дождь. Обвиняемый утверждает, что снизил скорость, но продолжил движение. Он помнит, что в какой-то момент у него закрылись глаза. Мужчина считает, что потерял сознание за рулем, а пришел в себя уже от удара, когда его Mercedes столкнулся со встречной Toyota. При этом непосредственно момента столкновения он не помнит.

Водитель не отрицает, что потерял контроль над управлением, выехал на полосу встречного движения, где произошло столкновение с другим транспортным средством. Причиной произошедшего, по его мнению, является не нарушение пунктов ПДД, а резкая потеря сознания.

Кроме того, он указал, что ранее в жаркую погоду тоже неоднократно терял сознание, смог вспомнить два таких случая: в 2014 году в Москве и в 2018 году в Египте. Могло ли это повториться в июне 2020-го на трассе под Минском?

О чем говорили свидетели

Гособвинитель посчитала, что доводы обвиняемого о резкой потере им сознания в судебном заседании подтверждения не нашли. Аргументируя это утверждение, она привела показания свидетелей, данные ими в судебном заседании.

В частности, одна из очевидцев аварии рассказала, что спустя несколько секунд после столкновения автомобилей обвиняемый вышел из машины и достал ребенка с заднего сиденья, держа его на руках. Об этом же рассказала еще одна свидетельница. Она подходила к разбитым автомобилям и к водителю.

— Он ни ей, ни иным присутствующим не говорил о том, что потерял сознание за рулем. На состояние здоровья водитель тоже не жаловался. Свидетель также рассказала, что слышала, как водитель пояснял другому мужчине, что его крутануло, — отметила гособвинитель.

Сразу несколько свидетелей подтвердили, что водитель после аварии самостоятельно передвигался, держал ребенка на руках, не просил для себя медицинской помощи и не рассказывал о потере сознания.

Был опрошен работник скорой помощи, который осматривал водителя Mercedes на месте происшествия. По его словам, визуально мужчина в медицинской помощи не нуждался, оказать ему помощь не просил, по результатам осмотра оснований для госпитализации выявлено не было. От последующего обследования в медучреждении обвиняемый отказался.

Аргумент обвинения понятен: мог ли водитель, если он потерял сознание за рулем и попал в результате в аварию, вести себя подобным образом сразу же после случившегося?

Выводы экспертизы

В ходе предварительного следствия в отношении обвиняемого была проведена судебно-медицинская экспертиза, согласно которой у мужчины имеются признаки клинических заболеваний, а также некоторые патологические изменения, которые были диагностированы уже после ДТП.

Гособвинитель отметила, что данные заболевания и патологические изменения, учитывая их клинический характер, имели место и до случившегося. Но они не сопровождаются расстройством сознания, приводящему к потере координации и памяти и к потере контроля над управлением транспортным средством в том числе.

— Каких-либо объективных медицинских критериев, указывающих на то, что у обвиняемого в момент управления транспортным средством имело место внезапное расстройство здоровья, которое могло привести к потере управления, установлено не было, — отметила гособвинитель.

Это тот вывод, которого придерживается сторона обвинения.

Жена

В Mercedes ехала вся семья. Жену водителя опрашивали в качестве свидетеля. Она сообщила суду, что в какой-то момент ее муж, находившийся за рулем, обмяк, его голова наклонилась влево.

Обвинение сочло эти показания не соответствующими действительности.

— Считаю, что данные показания даются свидетелем с целью оказания обвиняемому содействия с целью избежания уголовной ответственности за содеянное, учитывая, что данный свидетель является супругой обвиняемого, — пояснила свою позицию гособвинитель.


Во время прений, когда супруге обвиняемого дали возможность сказать, по сути, свое последнее слово, она отметила, что их собственная семья в результате произошедшей трагедии тоже сильно пострадала.

— На данный момент мне приходится одной воспитывать двоих детей, которым нужна поддержка отца. В связи с этим я прошу не наказывать моего мужа: он любящий супруг и заботливый отец, он нам нужен дома, а не в тюрьме — я прошу учесть это, — произнесла женщина.

Выполняем также данное ей обещание. Жена водителя Mercedes попросила нас в этой публикации выразить слова благодарности тем женщинам, которые были очевидцами аварии и в числе первых поспешили на помощь выжившим.

— У моей дочери был перелом позвоночника. Тогда мы этого не знали. Именно эти люди каким-то образом распознали, что все очень серьезно. Они помогли сориентироваться, обездвижить девочку — это было очень важно. В конечном счете именно это имело определяющее значение в вопросе восстановления. Слава богу, моя дочь может ходить, и я очень благодарна этим людям, — отметила она.

Женщина рассчитывала, что эти свидетели также будут вызваны в суд и она сможет поблагодарить их лично, однако этого не случилось.

Слово гособвинителя

Во время судебных прений гособвинитель в числе прочего высказывалась относительно справедливого, на ее взгляд, наказания для обвиняемого. Это мнение одной из сторон процесса (итоговое решение примет суд), однако оно дает некоторое представление о том, что грозит человеку, пока решение еще не вынесено.

Гособвинитель обратила внимание на то, что обвиняемый фактически не признал вину в совершении вменяемого ему преступления. Также она упомянула о смягчающих обстоятельствах: наличии на иждивении у обвиняемого малолетнего ребенка, а также принятых семьей обвиняемого мерах по заглаживанию вреда.

— Прошу суд отметить, что у потерпевших каких-либо претензий к обвиняемому нет. Скажем так, им и его семьей были приняты меры по заглаживанию вреда в виде передач потерпевшим денежных средств в счет возмещения морального ущерба, причиненного преступлением, — отметила гособвинитель.

В итоге она попросила суд признать обвиняемого виновным и в соответствии с ч. 3 ст. 317 Уголовного кодекса назначить ему наказание в виде лишения свободы на срок 3 года 6 месяцев с отбыванием в колонии в условиях общего режима, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, сроком на 5 лет.

Мнение защиты

Вернемся к позиции защиты, озвученной одним из адвокатов обвиняемого.

— Мне представляется, что позиция обвиняемого о том, что на 29-м км он потерял сознание, в силу чего утратил контроль и оказался на встречной полосе, не опровергнута ни объективными, ни субъективными доказательствами. И отказ от назначения дополнительной экспертизы исключил возможность опровержения позиции обвиняемого. <...> Вместе с тем обвиняемый не должен доказывать свою невиновность. <...> В такой ситуации считаю, что представленными доказательствами его позиции не опровергнуты. Соответственно, все сомнения в его пользу. Я полагаю, он должен быть оправдан, — заключила защитник.


Решение суда должно быть оглашено сегодня.

Дополнено. Решение суда

В 10:40 суд огласил решение.

Водитель признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 317 Уголовного кодекса — «Нарушение правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств лицом, управляющим транспортным средством, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц». Ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок 5 лет с отбыванием в исправительной колонии в условиях поселения, с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, сроком на 5 лет.

Приговор в законную силу не вступил и может быть обжалован и опротестован в установленном законом порядке.

Auto.Onliner в Telegram: обстановка на дорогах и только самые важные новости

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Виталий Петрович. Фото: Максим Малиновский, ГАИ
Без комментариев