UPD
33 063
831
05 февраля 2021 в 8:00
Источник: Александр Тумар. Фото: Onliner

Свидетели в балаклавах, видео признания и ком щебня с грязью. Как судили парня, сбитого микроавтобусом силовиков

Было бы невероятным еще год назад представить, что в роли обвиняемого по делу о злостном хулиганстве окажется интеллигентного вида программист, а в качестве свидетелей будут выступать люди в балаклавах под, вероятно, измененными именами. Однако именно это происходило на днях в суде Фрунзенского района Минска. В процессе рассматривались события, случившиеся 15 ноября прошлого года на проспекте Пушкина, когда проходил марш в память о Романе Бондаренко. Тогда на видеозапись попал молодой человек, что-то метнувший рядом с характерным Volkswagen Crafter, а через несколько секунд его сбил такой же «неприметный» Ford Transit. Выскочившие люди в балаклавах погрузили парня в микроавтобус и уехали. Теперь во время заседания произошедшее рассматривалось в деталях. В частности, молодой человек рассказал, что случилось после задержания.

«В помятом виде обнаружила дежурный адвокат»

Для родных задержание Степана Чикилева стало неожиданностью. Они рассказывали, что молодой человек по выходным (задержание произошло в воскресенье, 15 ноября 2020 года) занимался ремонтом в квартире. Но увидев запись на YouTube, родные с удивлением узнали в парне, которого сбил микроавтобус, близкого им человека.

Напомним, на вызове скорой настояла дежурный адвокат, которая обнаружила молодого человека во Фрунзенском РУВД «в помятом виде». В больнице были диагностированы черепно-мозговая травма, сотрясение головного мозга, ушиб почки, ссадины. А также дисторсия капсульно-связочного аппарата шейного отдела позвоночника — парню наложили воротник.

В запросах в Следственный комитет и ГУВД Мингорисполкома Onliner пытался, в частности, выяснить, когда именно Степану Чикилеву была оказана медицинская помощь. Однако прямого ответа на вопрос мы не получили.

«Хотел отвлечь, прекратить то, что там происходило»

Теперь в судебном заседании сам молодой человек рассказал, что произошло в тот день: «Я вышел из квартиры, где делал ремонт. Мне нужно было попасть в „Раковский кирмаш“. Припарковался в одном из дворов по пр. Пушкина и пешком отправился в сторону метро „Пушкинская“. Подходя к пешеходному переходу [где происходили основные события], увидел скопление людей, некоторые из них стояли с поднятыми руками. В это время туда подъехало около трех микроавтобусов. Из них вышли сотрудники органов со спецсредствами в руках. Назревал какой-то конфликт. Я вышел на пешеходный переход».

— Чем вы могли помочь? — спросила Кристина Асрян, которая представляла в процессе сторону гособвинения.

— У меня не было конкретного плана. Возможно, кому-то нужна была бы помощь, — парень сослался на эмоциональное состояние.

По его словам, увидев, что началась потасовка, силовики стали «хватать людей и применять спецсредства». Он метнул ком щебня с грязью, который подобрал выходя на пешеходный переход: «Хотел отвлечь, прекратить то, что там происходило».

Степан Чикилев утверждал, что бросал правее стоявшего автомобиля, поскольку не хотел никому навредить. А ком, попав в разделительное ограждение, рассыпался.

«Стали наносить удары по шее ботинком или еще чем-то, а также применять электрошокер»

После этого молодой человек сделал несколько шагов назад, и его сбил подъезжавший по встречной полосе микроавтобус.

— События помню отрывками. Лежал на земле, пытался встать. Кто-то стал хватать, тащить, — парень не смог сказать, кто именно проводил задержание. — Куда-то тащили, натянув на голову куртку. [...] В микроавтобусе лежал на полу, сотрудник надавил коленом на грудь — практически невозможно было вздохнуть.

— А почему он надавил вам на грудь? — поинтересовалась гособвинитель.

— Не знаю.

— Оказывали ли вы перед этим сопротивление?

— Я этого не помню, — обвиняемый заметил, что его воспоминания связаны в основном с болевыми ощущениями.

— Свидетели [сотрудники ОВД] указывали, что вы оказывали сопротивление, пытались вырваться, убежать. Имели место такие события?

— Я не помню, чтобы пытался убежать. Возможно, инстинктивно упирался, — предположил Степан Чикилев.

Затем, по его словам, люди в черном стали наносить удары «по шее ботинком или еще чем-то, а также применять электрошокер».

— Беспричинно удары наносились, вы полагаете? — вновь спросила прокурор.

— Думаю, что да.

— Не пытались вырваться, оказать сопротивление?

— У меня в тот момент было такое состояние, что я вряд ли мог бы... — признался молодой человек.

В суде он вспомнил, что из микроавтобуса его пересадили в автозак, где у него из носа пошла кровь. Затем задержанного доставили в неизвестное ему место и поставили у стенки. Но, заметив его состояние, вынесли металлическую скамейку, на которую разрешили присесть.

— Я попросил оказать помощь, провести осмотр, однако этого сделано не было, — Степан Чикилев не знает, сколько времени находился там. — Затем приехали какие-то люди и отвезли во Фрунзенское РУВД. Там меня заметила адвокат, которая настояла на вызове скорой помощи.

Как сообщил обвиняемый, лечащий врач считал, что с таким диагнозом его необходимо оставлять в больнице, однако парня выписали через два дня, поскольку поступило некое указание.

Любопытно, что один из допрошенных в суде свидетелей (пассажир того самого Ford) утверждал: «Никаких видимых повреждений [у обвиняемого] не было. В нормальном состоянии был. Спросили о медпомощи, он ответил, что [не нуждается]».

«Один снимал на камеру, другой бил по лицу, третий держал голову за волосы и давил на нос»

Нельзя обойти вниманием еще одно воспоминание, которое не нуждается в особых комментариях. Этот фрагмент опроса касается признания обвиняемого на камеру. Видеозапись была продемонстрирована в суде. Как отметили близкие и родные Степана Чикилева, в ролике его было не узнать, он находился «в ужасном состоянии».

В ролике мужчина, отвечая на вопросы сотрудника СОБРа, признает, что «сгоряча бросил камень», поскольку «думал, началась потасовка».

Во время суда Степан Чикилев заявил, что фразу про камень произнес под давлением: «Изначально я сказал, что что-то бросил. Сотрудника это не удовлетворило. Он сказал, что нужно переснять, сказать, что я бросил камень. В это время другой сотрудник ударил меня по лицу. [Третий] одной рукой держал голову за волосы, второй давил на нос. После этого снова включили камеру. Я сказал, что бросил камень. Затем сотрудник черной краской из баллончика покрасил мне голову и руки».

Отметим, что допрошенные в процессе свидетели отрицали применение спецсредств.

«Бросал достоверно не установленные предметы в служебные автомобили»

В чем же обвиняют Степана Чикилева? Гособвинитель уточнила во вступительной речи: молодому человеку инкриминируется злостное хулиганство (ч. 2 ст. 339). Есть несколько характерных моментов, которые ему вменяются.

Во-первых, действия в группе с неустановленными лицами. Во-вторых, не менее трех прицельных бросков достоверно не установленными предметами в три Volkswagen Crafter войсковой части 3214, находившихся на дороге. В-третьих, еще один бросок в микроавтобус таким же достоверно не установленным предметом, не достигшим цели, — предмет угодил в ограждение (этот момент как раз попал на видео; Степан Чикилев, напомним, утверждал, что это был ком щебня с грязью).

Сотрудник прокуратуры Кристина Асрян представляла в процессе сторону гособвинения

В интересах войсковой части 3214 МВД, на балансе которой состоят микроавтобусы, был подан гражданский иск. Ремонт повреждений оценен в 1180 рублей. Старший офицер юридической службы части Александр Хворик поддержал исковые требования в полном объеме.

Свидетели в балаклавах и «иные» номерные знаки на автомобилях

Отдельно нужно сказать о том, кто был допрошен в качестве свидетелей. Это не первый судебный процесс, когда данные «силовиков» скрываются.

Перед началом судебного заседания произошла сцена, которую нельзя обойти вниманием. К залу, в котором было назначено рассмотрение дела, стали приближаться пять человек в балаклавах. Увидев фотокорреспондентов с камерами, они сразу отпрянули.

В этот момент помощник председателя суда Фрунзенского района Анна Журавская, сославшись на инструкцию, сообщила, что производить съемку в здании без разрешения руководства нельзя.

Когда процесс начался, в зал один за одним заходили люди, вид которых мог напугать несведущих посетителей суда: лица скрыты балаклавами, у некоторых вдобавок солнцезащитные очки.

Подлинность имен свидетелей вызывала сомнения. Так, один из них, создалось ощущение, не сразу вспомнил «свое» ФИО. С заметными паузами он назвался: «Кормин... Валерий... Сергеевич».

Как оказалось во время заседания, скрываются не только лица свидетелей, но и номера автомобилей. Один из допрошенных упомянул, что в момент выполнения им обязанностей на служебном микроавтобусе был установлен «иной» регистрационный знак.

А чуть позже был оглашен документ, содержащийся в материалах дела: «При выполнении служебно-боевой задачи по пресечению групповых нарушений общественного порядка и массовых беспорядков в городе Минске 15 ноября военнослужащими войсковой части были использованы в целях конспирации на служебных транспортных средствах знаки прикрытия».

Что же рассказали свидетели, чьи личности так тщательно скрываются?

«Человек дернулся в сторону, ударился и упал»

Так, свидетель, представленный как «Гузеев Александр Витальевич», сообщил, что 15 ноября 2020 года управлял одним из Volkswagen Crafter, патрулировал с группой Фрунзенский район, когда поступила информация о перекрытии проезжей части возле здания ЗАГСа (на пр. Пушкина). В составе колонны они выдвинулись туда.

— Мой сектор был «левая сторона», — сообщил свидетель.

— Что значит, ваш сектор «левая сторона»? — спросила судья.

— У каждого сотрудника при выполнении таких обязанностей есть свои сектора [куда они смотрят], — объяснил мужчина.

«Гузеев Александр Витальевич» утверждал, что обратил внимание на человека в серой байке и капюшоне, который все время делал замахи руками (он видел не менее четырех), и один раз услышал звук удара по автомобилю. Причем этот замахивавшийся гражданин, мол, похож на обвиняемого по телосложению.

Затем свидетель увидел, как к месту происшествия приближается Ford Transit, который «начал притормаживать и почти остановился, а человек [в серой байке] дернулся в сторону Ford, ударился и упал». Вышедшая из автомобиля «группа забрала парня, который сопротивлялся и хватался за выступающие части микроавтобуса».

— [Потом] нам дали «съем», и мы уже передвигались на другую точку, — подытожил человек в балаклаве.

— Что вам дали? — переспросила судья.

— Сказали ехать в другое место.

Вечером после прибытия на базу водитель осмотрел служебный автомобиль с помощью фонаря и обнаружил повреждения лакокрасочного покрытия — царапины и вмятину. Сообщил об этом командиру группы.

Кристина Печкурова, которая выступала защитником обвиняемого, обратила внимание на некоторые противоречия. В частности, ранее во время следствия свидетель утверждал, что его «сектор обзора был вправо», а в суде он говорил про левую сторону.

— Не помню. Может, перепутал, — объяснил человек в балаклаве.

Обвиняемый Степан Чикилев с адвокатом перед началом заседания

Адвокат напомнила про еще одно несоответствие. До этого (в показаниях от 17 ноября 2020 года) свидетель утверждал: «...я от машины не отходил и постоянно находился возле нее...» А на суде он сообщил, что все время был за рулем, в салоне.

— Тогда лучше помнил обстоятельства. [...] Получается, выходил [из машины], — рассуждал человек в балаклаве.

На очередном спорном моменте сделал акцент сам Степан Чикилев, который заметил: «Во время следствия вы утверждали, что опознали задержанного парня по предъявленной распечатке из паспорта с уверенностью как Степана Чикилева. А в суде говорите — определили по телосложению, так как я был в маске и капюшоне».

— Когда предоставляли видео, мне показали распечатку паспорта. Я опознал... — вспоминал свидетель.

— Было ли на видео четко видно лицо без маски и капюшона? — не отставал обвиняемый.

— Отчетливо лица не было видно. Глаза...

— Что было на моем лице?

— Маска, капюшон...

— И вы все равно смогли опознать меня по распечатке фотографии, сделанной более десяти лет назад?

— Вы запутали меня... С уверенностью — нет.

«Что-то „прилетело“ в автомобиль»

В судебном заседании была проанализирована видеозапись, которую разместил Tut.by. На ней был зафиксирован неудачный бросок обвиняемого. Напомним, Степан Чикилев настаивал, что он метнул ком в сторону от стоявшего микроавтобуса, не желая никому причинять вреда.

По данным же прокуратуры, молодой человек совершил «не менее трех бросков достоверно не установленными предметами», достигшими цели. Эти действия на видео не попали.

— Запись с сайта Tut.by содержит визуальные признаки монтажа, — заметила гособвинитель. — Отсутствующий фрагмент записи удалось восполнить иными доказательствами, а именно — показаниями свидетелей.

В процессе действительно немало времени было уделено выяснению вопросов о том, сколько бросков сделал Степан Чикилев, какие достигли цели и пр. Говоря юридическим языком, устанавливалась причинно-следственная связь между действиями молодого человека и повреждением микроавтобусов. При этом показания свидетелей вызывали вопросы у обвиняемого и его адвоката.

Например, «Кормин Валерий Сергеевич», который также выступал в балаклаве, заявил: «Почувствовал, как что-то „прилетело“ в автомобиль. Был звук удара. С какой стороны и кто бросал, не увидел. На базе я осмотрел автомобиль, увидел вмятину над задним левым колесом. [...] Обвиняемого среди тех, кто находился на проезжей части, не узнаю. Людей было очень много».

А «Назаров Дмитрий Олегович», свидетель с выпирающим животом и проблемной «р», так описывал события: «Когда прибыли, наши парни вышли из машины. Я был в автомобиле. В какой-то момент услышал удары по машине, в которой находился. Их было два (удара). Предположительно, что-то бросили».

В показаниях, данных во время следствия, боец-водитель упоминал, что «охрана осуществлялась вне автомобиля», и на это не преминула обратить внимание адвокат обвиняемого.

— Какие показания более достоверные? — спросила судья.

— Те, что зачитали. Тогда я лучше помнил, — «Назаров Дмитрий Олегович» сослался на давность событий.

Тем не менее он рассказал, что на противоположной стороне дороги видел человека, который «бросил в сторону автомобилей каким-то предметом». Описать его не может, так как «людей было много».

Затем этот свидетель видел, как задержали парня, которого потом увели в микроавтобус, при этом он упирался, не хотел идти. Что стало причиной задержания, не знает: «Возможно, то, что находился на проезжей части».

— Все, что видел, — как люди разбегались, потому как работали наши парни, — отметил «Назаров Дмитрий Олегович».

— Удалось ли сотрудникам милиции устранить людей с проезжей части? — уточнила представитель прокуратуры.

— Да, удалось.

Водитель Ford: «Я начал тормозить и принимать левее»

В качестве свидетеля был допрошен также водитель Ford Transit, который сбил Степана Чикилева. «Бердников Максим Иванович», выступавший в балаклаве и солнцезащитных очках, подтвердил, что в тот момент ехал по встречной полосе в сторону ул. Орловской, поскольку кольцо было перекрыто сотрудниками ГАИ.

Он утверждал, что когда подъехал, на проезжей части оставался один человек. При этом упомянул, что мужчина стоял спиной.

— Наблюдал ли он ваш автомобиль, когда вы подъезжали? — уточнила представитель прокуратуры.

— Наверное, нет. Он же стоял спиной, — задумался свидетель.

— Подавали ли вы сигналы, чтобы люди разошлись с проезжей части?

— Нет.

Описывая момент наезда, водитель Ford использовал следующие формулировки: «Я тормозил, а он на отходе, получается... Когда развернулся, сделал три шага и ударился о мой автомобиль».

— Пытались ли избежать наезда, видя, что он отходит назад? — задала вопрос адвокат обвиняемого.

— Конечно. Я начал тормозить и принимать левее.

«Бердников Максим Иванович» заявлял, что может опознать этого человека как Степана Чикилева — по волосам и телосложению.

А вот еще одно характерное описание ситуации от пассажира Ford — «Гульматова Юрия Борисовича»: «Люди [находившиеся на проезжей части] стали расходиться. Данный человек [обвиняемый] совершал бросок, метательное действие, и в тот момент, когда мы подъезжали, он развернулся и наткнулся на автомобиль».

— В тот момент, когда он наткнулся на автомобиль, он опрокинулся немного в сторону, — продолжал человек в балаклаве. — По идее, он упал, я не видел. Приподнялся и готов был бежать куда-то в сторону. [...] [Мы] cхватили за руки. Естественно, начал вырываться... Цеплялся, упирался, чтобы препятствовать входу в машину.

Хотя в данном судебном заседании не рассматривалось ДТП и полученные вследствие удара травмы, тем не менее гособвинитель попросила Степана Чикилева высказать его мнение об обстоятельствах наезда:

— По какой причине произошло столкновение Ford и вас? Кто виноват? Сотрудники милиции, которые были за рулем? Вы, когда вышли на проезжую часть? Либо, может, высшие силы?

— Возможно, совокупность факторов. Понятно, что я не должен был там находиться. Но и сотрудники двигались по встречке без спецсигналов и опознавательных знаков.

Как утверждал «Бердников Максим Иванович», при обыске в левом кармане куртки у задержанного обнаружили небольшой камень размером с теннисный мяч.

Однако Степан Чикилев во время суда отрицал, что у него был камень. В оглашенном протоколе задержания, который был составлен во Фрунзенском РУВД, подобные предметы среди изъятых вещей не значатся. На это в своем выступлении обратила внимание и адвокат.

Гособвинитель: назначить три года ограничения свободы

К прениям стороны подошли с диаметрально разной трактовкой событий. Гособвинитель посчитала: «Виновность Степана Чикилева доказана».

По ее мнению, у свидетелей нет оснований оговаривать обвиняемого, так как они не являются лицами, материально ответственными за служебные автомобили, ранее знакомы с ним не были, личную неприязнь не испытывают.

— Просмотр видеозаписей опровергает версию обвиняемого, что бросок не был направлен в сторону служебных автомобилей, — заметила представитель прокуратуры. — На 36-й секунде обвиняемый совершает прицельный бросок в корпус левой части микроавтобуса.

Что же касается противоречия о количестве бросков и повреждений (в тексте обвинения фигурируют три броска, достигших цели, а повреждений у автомобилей — четыре), то Кристина Асрян объяснила это следующим образом: «Так как действиями обвиняемого не охватываются все повреждения, обнаруженные на автомобилях, из этого сторона обвинения делает вывод, что обвиняемый действовал не один, а в группе с иными неустановленными лицами».

Прокурор предложила признать Степана Чикилева виновным и назначить наказание в виде трех лет ограничения свободы с направлением в учреждение открытого типа.

Адвокат: хотел перенаправить внимание на себя

Защитник посчитала, что действия Степана Чикилева не нарушали общественный порядок.

— По записи видно, что он не участвовал в беспорядках, дистанцировался от толпы, — заметила Кристина Печкурова. — Скорее сопереживал людям, испытывал страх за них. На месте происшествия оказался случайно. Как неравнодушный гражданин, не смог пройти мимо. Объясняет свои действия нежеланием видеть агрессию, желанием перенаправить внимание на себя, чтобы не совершилось насилие.

Как она заметила, речь идет о спонтанных действиях, а не о последовательности: «Он даже не допускал возможности попасть в кого-нибудь».

Защитник выступила категорически против того, что молодой человек действовал в составе группы лиц: «Не представлено ни одного доказательства существования некой группы: нет никаких переписок, нет показаний других свидетелей. Среди задержанных не было ни одного знакомого и родственника Степана Чикилева. По видео заметно, что обвиняемый ни с кем не разговаривал, дистанцировался, стоял отдельно от группы людей».

Адвокат напомнила, что обвиняемый признал только один бросок комом: «Как в таком случае им могли быть нанесены четыре повреждения автомобилям? При этом один из микроавтобусов имеет вмятину на крыше сзади справа, хотя машина стояла левой стороной к Степану Чикилеву. Так каким образом он мог причинить повреждения с правой стороны?»

Показания свидетелей, по мнению защитника, противоречивые, путанные и непоследовательные.

Также немало вопросов у адвоката вызвали осмотр автомобилей и оценка повреждений (процедура проводилась индивидуальным предпринимателем): «Представлены фототаблицы неких повреждений, которые практически не видны. При осмотре не присутствовали ни понятые, ни эксперты. Не исследовался механизм причинения вреда: каким предметом, какой силы, какой давности повреждения. Я допускаю, что они могли быть причинены другим автомобилем или предметом. Установить с достоверностью, что все повреждения причинены предметами, которые кидал обвиняемый, не представляется возможным».

Тем не менее сестра Степана Чикилева частично оплатила иск, перечислив 500 рублей войсковой части 3214. Сам молодой человек так высказался по этому поводу: «Близкие действуют в моих интересах, хотят, чтобы это стало смягчающим обстоятельством. Хотя я не видел, чтобы предмет, который я бросил, нанес какие-либо повреждения. Я этого не могу признать. Ни один свидетель не подтвердил, что видел, как в результате моих действий были нанесены повреждения».

В довершение адвокат сообщила, что ее подзащитный является высококвалифицированным специалистом, положительно характеризуется по месту работы, ранее не судим и не склонен к общественным правонарушениям: «Прошу не признавать Степана Чикилева виновным по ч. 2 ст. 339. В случае если суд посчитает, что состав преступления все же имеется, то переквалифицировать на ч. 1 ст. 339 и назначить наказание, не связанное с лишением, ограничением свободы или иным способом изоляции от общества. А также изменить меру пресечения на подписку о невыезде и надлежащем поведении».


Сегодня, 5 февраля, Наталья Бугук, судья Фрунзенского района, объявила приговор: «Признать виновным. Назначить наказание в виде ограничения свободы с направлением в учреждение открытого типа на три года. Освободить из-под стражи в зале суда под подписку о невыезде и надлежащем поведении». Решение пока не вступило в законную силу. У сторон есть десять дней на его обжалование.

Auto.Onliner в Telegram: обстановка на дорогах и только самые важные новости

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by