Дело о поврежденном водомете. Суд вынес приговор

 
15 678
206
26 февраля 2021 в 17:28
Автор: Андрей Гомыляев. Фото: архив onliner.by

26-летнего Евгения Дмитриева обвиняли в активном участии в действиях, грубо нарушающих общественный порядок, и насилии (либо угрозе) в отношении сотрудника ОВД за события 4 октября. В тот день на пр. Машерова в Минске применили водомет, молодые люди обступили его, открыли дверцу и что-то достали изнутри. После этого водомет уехал, но вскоре вместо него прислали другой. Его тоже применили.

Согласно обвинению, Евгений Дмитриев 4 октября был на несанкционированном мероприятии, где стоял в сцепке с другими гражданами, выходил на проезжую часть — в этом сочли активное участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок. Находясь на проезжей части по проспекту Машерова, он активно поддержал действия лиц, которые наносили удары руками и ногами, а также бросали различные предметы в служебное транспортное средство, водомет Iveco. Обвиняемый в целях воспрепятствования законной деятельности правоохранителей, а также из мести за выполнение ими своих служебных обязанностей бросил в водомет с сотрудниками милиции неустановленный предмет — в этом сочли проявление насилия либо угрозы насилия в отношении сотрудника ОВД. После этого Евгений Дмитриев продолжил участвовать в протестном мероприятии.

Лишенный аккредитации правозащитный центр «Вясна» сообщает о ходе заседания.

Евгений раньше работал пожарным спасателем, в суде рассказал, что узнал о планируемом митинге из Telegram, вышел поддержать народ против применения насилия в отношении задержанных и заключенных. На проспект Машерова приехал водомет. Мужчина был на эмоциях, взял металлическую трубу и кинул в направлении водомета — в заднюю часть цистерны. Затем поднял трубу и положил вместе с мусором. Через метров 100 встал в сцепку. Был задержан в тот же день около своего дома.

Командир 1-й группы технической части Николай Глухоторенко 4 октября управлял установкой на бортовом компьютере водомета. Он рассказывает: «Поступил приказ от руководства, после чего с коллегой поехали к стеле. Спецтранспорт был один, обозначен красными и синими маяками и громкоговорителем. Неоднократно были высказаны требования к гражданам разойтись, но никто их не выполнял. Люди бросали бутылки с водой, камни в водомет, однако спецтранспорт имеет бронестекло, решетку, цистерна с водой мелаллическая. Не испытывал угрозу своей жизни и здоровью от действий людей, не опасался. Кто-то открыл боковые отсеки автомобиля и начал дергать краны. Вода начала бить фонтаном в воздух. Пришлось покинуть участок. Обвиняемого среди этих людей не наблюдал, броска металлической трубой не видел, никаких требований к обвиняемому нет, в том числе о возмещении морального и иного вреда».

Водитель водомета Евгений Лошковский говорит: «Перед спецтранспортом вышел мужчина в возрасте, а слева был автомобиль. Другой мужчина подбежал и рукой разбил зеркало заднего вида, туда же прилетел камень. Получилось, что потерпевший не видел левую часть водомета, в этот момент открыли дверцу бокового отсека и вывели из строя установку. В мужчину в возрасте была применена струя воды. Также не испытывал опасений за свою жизнь и требований к обвиняемому нет».

Дал показания свидетель, который был знаком с Евгением Дмитриевым по участию в митингах: «Не видел обвиняемого возле стелы, а только во время движения. Последний раз видел его возле здания ГАИ. Видел, как Дмитриев кричал и хлопал в ладоши, но не видел, чтобы тот бросал чем-то в водомет, не видел его в сцепке».

По мнению государственного обвинителя Артема Цветкова, вина Евгения Дмитриева доказана показаниями потерпевших, свидетеля, письменными материалами и вещественными доказательствами по делу. Запросил наказание в виде двух лет лишения свободы в колонии общего режима. Оба потерпевших еще раз подтвердили, что не испытывали угрозы своей жизни и здоровью, не имеют претензий к Евгению Дмитриеву, просили суд не наказывать подсудимого строго.

Защитник высказал мнение, что Евгения Дмитриева нельзя привлекать к ответственности по ст. 364 Уголовного кодекса, так как потерпевшие — военнослужащие, не являются сотрудниками органов внутренних дел, как это написано в формулировке статьи. Более того, бросок трубой в заднюю часть автомобиля нельзя расценивать как насилие или угрозу применения насилия, так как солдаты находились в бронированной машине. Других угроз Евгений Дмитриев никоим образом не высказывал. По ч. 1 ст. 342 УК РБ обвиняемый полностью признал свою вину, однако он не собирался совершать преступление и не конспирировался. Независимо от того, ошибался в своих мотивах Дмитриев или нет, они заключались в выказывании им протеста против насилия и только. «Считаю, что обострение и напряженность в обществе могли бы, например, вызвать расстрелы, пытки, беззаконие, несправедливость. Громкие же хлопки руками обострение напряженности в обществе не влекут, лозунг „Жыве Беларусь“ не только ни к чему не призывает, но и не носит негативного характера, не оскорбляет чьих-либо чувств», — отметил адвокат.

Сегодня судьей Центрального района Юлией Густыр был оглашен приговор. Обвинение по статье «Насилие либо угрозы насилия в отношении сотрудника ОВД» УК РБ сняли. На основании статьи «Активное участие в действиях, грубо нарушающих общественный порядок» УК РБ было назначено наказание в виде двух лет колонии общего режима.

Auto.Onliner в Telegram: обстановка на дорогах и только самые важные новости

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Автор: Андрей Гомыляев. Фото: архив onliner.by