Таксист не явился в суд по делу о насилии над ОМОНом. Он в Литве и говорит, что, кроме побега, не было выхода

 
UPD
872
09 марта 2021 в 17:44
Автор: Виталий Олехнович

В ноябре в Гродно началось рассмотрение уголовного дела в отношении Алексея Лапы. Его обвиняли в насилии над сотрудником органов внутренних дел. Бывший таксист своей вины не признавал: бил не он, а его. На заседание 3 марта, на котором было запланировано его последнее слово, мужчина не явился, и его объявили в розыск, передает Hrodna.life. Сегодня стало известно, что мужчина уехал в Литву. Его мотивация: «Был только один выбор — бежать».

Алексею Лапе прокурор запросил наказание в виде трех лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима. Согласно обвинению, «обвиняемый управлял транспортным средством и использовал его в качестве средства преступления, не подчинился законным требованиям милиционеров, не остановил автомобиль и, несмотря на многочисленные попытки правоохранительных органов его остановить, продолжил ехать, ограничив движение, а в последующем и совершив наезд на одного из них, из-за чего тот упал на колено». Вследствие падения сотрудник ОМОНа «испытал физическую боль» и получил несколько синяков и ссадин.

Обвиняемый таксист пояснил на суде, что у него не было умысла нанести кому-то вред и телесные повреждения. Людей в черном он не ассоциировал ни с сотрудниками ГАИ, ни с милиционерами:

— Они были в черной одежде, и в руках у них были палки, которыми они стучали по машине. Единственная моя цель была побыстрее уехать, чтоб сохранить свое имущество. Я не понимал, что происходит и кто эти люди, — говорит Алексей Лапа. — Они не подавали жестов остановить машину, на них не было светоотражающих жилетов или другой спецформы.

— После задержания меня с друзьями сотрудники ОМОНа уложили на асфальт и избили. Кадры этого видео очевидцы сбросили родным. На нем слышны крики — людей, которых били, и силовиков, которые избивали. После этого отвезли в больницу, сделали МРТ. Был диагностирован перелом челюсти, носа, гайморовых пазух, многочисленные гематомы. Операцию делали уже в наручниках — спустя несколько дней стало известно, что возбуждено уголовное дело по статье 364 УК РБ.

Алексей себя называет пострадавшим, но никак не виновным.

Подробнее об этом деле - в осеннем материале.

Дополнено:

Hrodna.life публикует рассказ Алексея, в котором объясняется почему он не пришел в суд и как оказался в Литве:

— О своем решении покинуть страну никому не сообщал. С родственниками связался только когда пересек литовскую границу. Побег — самое отчаянное решение в моей жизни. У меня был только один выбор — бежать. Я являюсь потерпевшим, а мне хотят дать три года колонии. После того, что происходит в стране, у меня просто не было веры белорусскому правосудию. Честно, не хотелось уезжать до последнего, но надо было принимать решение: садиться в тюрьму или уезжать из страны.

Переходил литовскую границу ночью. Понимал, что могут задержать еще на белорусской стороне и взять под стражу. Было страшно. Не было уверенности, что смогу перебежать в Литву. Риск в таких ситуациях всегда есть. Поэтому надо было бежать только вперед. В итоге удалось перелезть забор и выйти на литовскую территорию. Спустя несколько минут ко мне подъехала машина пограничников, спросили, почему я здесь нахожусь. Проверили рюкзак с вещами и повезли на заставу. При встрече с литовскими пограничниками попросил политического убежища. На заставе забрали вещи и поместили в изолятор временного содержания. Мне сразу сказали, чтобы я ничего не боялся. Никто выдавать меня белорусской стороне не собирается. Попросили написать свою историю и почему прошу убежища в Литве. После этого приехал представитель миграционной службы и меня выпустили.

Пока нахожусь на карантине на заставе литовских пограничников и жду результаты теста на COVID-19. После карантина должны перевезти в лагерь для беженцев. После избиения в августе у меня ухудшилось здоровье, провели две операции, в Литве планирую также просить о медицинской помощи. Со мной уже связались представители фондов, которые оказывают помощь беженцам из Беларуси. Это было необоснованное насилие в отношении меня и других мирных граждан Беларуси. Такого быть не должно. Я готов вернуться в Беларусь, когда законы начнут работать в пользу граждан. В своем последнем слове написал: «То, что произошло со мной 11—12 августа 2020 года, это тяжелая травма, как физическая, так и моральная. С ней сложно справиться, отпечаток останется на всю жизнь. Физическую боль, которую я испытал, я не пожелаю никому, даже тем, чьими непосредственными действиями она была мне причинена. Сравнить мои ощущения можно с переживаниями, испытываемыми героями книг, фильмов про Вторую мировую войну, в которых описываются издевательства фашистов над военнопленными».

Auto.Onliner в Telegram: обстановка на дорогах и только самые важные новости

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро