Минчанку осудили за выход на проезжую часть. Суд расценил поступок как блокировку дорог

 
5766
127
26 апреля 2021 в 13:39
Автор: Андрей Гомыляев. Фото: spring96.org

33-летнюю минчанку Юлию Якубович обвиняли в блокировании дорог на Романовской Слободе — за то, что девушка с группой людей дважды постояла на пешеходном переходе с флагами. «Минсктранс» ущерба не насчитал. Тем не менее суд назначил ей наказание в виде ограничения свободы.

«После задержания в конце января Юлию допрашивали в течение нескольких дней, во время следственных действий 2 февраля девушка потеряла сознание от истощения и обезвоживания — ее госпитализировали и поместили под капельницу, — пишет лишенный аккредитации в Беларуси правозащитный центр „Вясна“. — Потом молодую маму посадили на два месяца под домашний арест. На суде Юлия Якубович свою вину не признала. Дело рассматривает судья Виктория Шабуня, гособвинение поддерживает прокурор Тимофей Ничипорук».

По версии обвинения, Юлия Якубович в декабре 2020 года и январе 2021 года в Минске на улице Романовская Слобода «в рамках несанкционированной акции совместно с другими лицами участвовала в перекрытии проезжей части дороги и блокировании движения транспорта, публично выкрикивала лозунги, совершала хлопки руками, использовала флаги и транспаранты». «Действия Якубович повлекли нарушение графика и маршрута движения пассажирского, коммерческого и общественного транспорта, в том числе автобусов и троллейбусов КУП „Минсктранс“», — говорится в обвинении. При этом КУП «Минсктранс» не насчитал материального ущерба Якубович. Юлия вину не признает. Она подтверждает, что выходила на дорогу, но, по ее мнению, своими действиями она нарушила только правила дорожного движения.

Эпизод от 22 декабря

Юлия на суде показала: «Гуляла и узнала, что в это время проводятся акции в поддержку политзаключенных — пошла искать людей. Хотела поддержать и поблагодарить людей за неравнодушие. Нашла протестующих, но не была с ними знакома. в акции участвовало около 20 человек, которые выступали в поддержку всех политзаключенных. На акции была бчб-символика, но лично при мне не было ничего. Подходила к людям и говорила им „спасибо“. Потом протестующие пошли к переходу на Романовской Слободе, на зеленый свет они вышли на дорогу на переход. Я перешла дорогу на зеленый и пошла, потом акция закончилась. Могла ли я или люди остаться на переходе на красный свет, не помню. Не видела, что мешает транспорту. Не перегораживала путь транспорту, не блокировала движение транспорту, не выкрикивала лозунги, не делала громкие хлопки, при мне не было было флагов или транспарантов».

Эпизод от 3 января

«В тот день вышла погулять по Романовской Слободе к „Фрунзенской“, — таковы показания обвиняемой. — По дороге встретила старую знакомую, остановились поболтать. Знакомая сказала, что будет акция солидарности с политзаключенными. После этого пошла прогуляться по двору, чтобы посмотреть на акцию. Там собралось около 20—30 человек. При них была символика – наши бело-красно-белые флаги. Не разговаривала с протестующими и не знала их. Люди снова вышли на переход на зеленый свет, кто-то развернул флаги. Сама пошла на переход на проезжей части рядом с тротуаром. Хотела поддержать людей — постоять рядом. Стояла, когда горел красный свет. Но при этом никто не выражал недовольство — только сигналы поддержки. Возле перехода незнакомцы дали маленький бчб-флажок с „Погоней“. Транспорт стоял, но потому что для него был красный свет. После смены на зеленый никто не тронулся: ни люди, ни машины. Не выкрикивала лозунги, не аплодировала, на мой взгляд, действия не повлекли за собой нарушение движения транспорта. Я не чувствую себя преступницей».

В протоколе допроса, проведенного во время предварительного следствия, говорится, что обвиняемая встретила знакомую, которую узнала на дворовых концертах, на проезжей части находились около 5 минут. Юлия хоть и не видит противоречий, но сказала, что не поддерживает ранее данные показания, так как давала она их под давлением: «Мне говорили дать такие показания, начиная с сотрудников ГУБОПиК, заканчивая адвокатом, которого мне предоставили. Я не знала на тот момент, что у меня уже есть адвокат. Задерживали на 6 суток. Говорили, что если дам соответствующие показания, то отпустят».

Что говорят свидетели

Водитель автобуса маршрута №40 Василий Дорощенко: «В 16:00 диспетчер сообщил, что Романовская Слобода оцеплена, так как там находились люди с бчб-флагами, и нужно совершить объезд. Не мог проехать, так как ГАИ не пустила». В суде допросили еще трех водителей общественного транспорта. На суде они сообщили, что изменений в маршруте 20 декабря и 3 января не было, двигались, как обычно, по маршруту.

Мужа Юлии, свидетель Валерий Якубович отказался от дачи показаний.

Водитель автомобиля Ирина: «Ехала от Немиги в сторону Кальварийской. Время точное не помню, но точно обед или после. Никаких препятствий не было. Люди переходили на зеленый свет, потом немного остановились. Было примерно человек 15. Возможно, был какой-то транспорт. Люди были с символикой, с какой точно, не помню. Никак на это не реагировала, просто ожидала. Люди мне не мешали».

Жительница дома по улице Романовская Слобода Валерия: «Мой дом находится недалеко от пешеходного перехода. 3 января слышала рев клаксонов, стояло движение как в сторону Немиги, так и в сторону Кальварийской. На переходе были ребята: молодежь, парни и девушки. Стояли они недолго — минут 15. Была у них бчб-растяжка. Гул автомобилей слышала с шестого этажа. Точный день не помню, но была зима».

В суде просмотрели видеозаписи событий 20 декабря и 3 января. Однако Якубович себя там не обнаружила. Были просмотрены еще несколько видео, но и там себя Юлия не увидела.

Прения сторон и последнее слово

Прокурор считает, что вина Якубович по ч. 1 ст. 342 УК доказана показаниями самой обвиняемой и свидетельскими показаниями. При этом гособвинитель просил исключить из обвинения, что она 3 января размахивала флаерами, выкрикивала лозунги, хлопала руками, а 20 декабря — хлопала руками. Смягчающим обстоятельством прокурор просил признать наличие малолетнего ребенка, отягчающим — мотив политической и идеологической вражды. На основании этого прокурор просил суд наказать Юлию двумя годами «домашней „химии“».

Адвокат Юлии Владимир Пыльченко настаивает, что в действиях его подзащитной отсутствовал состав преступления. По его мнению, здесь имело место только нарушение правил дорожного движения. Адвокат обратил внимание суда, что действия, совершенные обвиняемой, не являются грубо нарушающими общественный порядок, их нельзя назвать циничными и наглыми. Жалобы на действия граждан не поступали. Общество не было возмущено по этому поводу. 20 декабря группа граждан препятствовала работе транспорта 50 секунд, а 3 января — 43 секунды. Отсутствовал и умысел на грубое нарушение общественного порядка. Так как обвиняемая пояснила, что выражала недовольство действующей властью и выступала против беззакония, которое происходит. Кроме этого, «Минсктранс» не предоставил сведений о наличии ущерба. Также Якубович не совершала никаких активных действий, что подтверждается видеозаписями.

Обвиняемая не отрицает, что нарушила правила дорожного движения. Но для привлечения к уголовной ответственности необходимо наличие крупного ущерба. Защитник уверен, что в данном случае имеет место преследование за выражение мнения. Поэтому адвокат просил суд оправдать Якубович.

В последнем слове минчанка заметила: «Я хотела бы отметить такой момент, что после задержания мне сотрудники ГУБОПиКа, следствия и мой первый адвокат постоянно повторяли один и тот же тезис: „Вы же мать, надо сидеть дома и воспитывать ребенка“. Мне, честно говоря, абсолютно непонятно, что они имеют в виду под воспитанием, потому что многие, думаю, слышали такой тезис: „Воспитание ребенка — это в первую очередь воспитание себя“. И как можно воспитывать детей честными, когда взрослые говорят, что плохо, а потом выходят во взрослую жизнь и занимаются тем, что оговаривают других людей или используют законы в своих каких-то интересах. Как можно воспитывать человека добрым, с эмпатией, сострадающим, если при этом мы будем игнорировать, что люди сидят в тюрьмах, люди теряют свое здоровье, кто-то теряет свою жизнь. Мне кажется, что человек — это не его заслуги в прошлом, какие-то там планы, цели, будущее. В первую очередь, это наш выбор здесь и сейчас, каждую секунду и минуту. И делать этот выбор нужно из любви к своим детям, к себе, а не из страха. Меня пугает, что в Беларуси люди живут из страха. Потому что из страха они принимают решения: из страха за свою жизнь, свое благополучие. Я вижу сотрудников милиции, которые принимают решения не самостоятельно, а потому что им сверху указывают. И это на разных уровнях. Это очень страшно. Я хотела бы, чтобы никому из здесь присутствующих таких решений принимать не приходилось».

Приговор

Сегодня, 26 апреля, Суд Центрального района вынес приговор по этому уголовному делу. Судья Виктория Шабуня наказала Юлию Якубович двумя годами «домашней „химии“» — именно такое наказание запросил прокурор. Меру пресечения Юлии изменили с домашнего ареста на подписку о невыезде.

Auto.Onliner в Telegram: обстановка на дорогах и только самые важные новости

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Автор: Андрей Гомыляев. Фото: spring96.org