06 сентября 2023 в 8:00
Автор: Виталий Петрович. Фото: Александр Ружечка

Работала учителем, но мечтала о другом. У этой девушки очень необычная профессия

Автор: Виталий Петрович. Фото: Александр Ружечка

Помните, кем вы хотели стать в детстве? Не осознанное и согласованное с родителями — программистом, директором, бизнесменом, а искреннее и честное — балериной, футболистом, искателем приключений. Детские мечты зачастую так и остаются мечтами: просто не хватает духа попытаться их исполнить. Полина мечтала стать водителем маршрутки, как ее папа. Ей говорили, что нужно отучиться, — она училась. Говорили, что нужно получить нормальную профессию, — она получила и честно пыталась работать по специальности. Но мечта была сильнее. И сейчас Полина водит свою маршрутку, улыбается пассажирам и стремится чуть-чуть улучшить их мнение о своем любимом виде транспорта.

Папина дочка

— Я помню, как папа завершал рейс и усаживал меня на колени в старой желтой «Газели». Классно было! Высоко сидишь — все кругом видно, — рассказывает девушка.

Ей 26. За спиной учеба в педуниверситете и колледже иностранных языков. По образованию она учитель младших классов и учитель английского языка. Два года работала по специальности в школе.

— Мне нравится учить детей, но работа учителем — это еще и другие обязанности, нагрузка, которая мне не нравилась, от которой я уставала. До недавнего времени удавалось совмещать: в будние дни я вела уроки в школе, а в выходные подрабатывала в маршрутном такси. Но в августе ушла из школы. Пока у меня осталась только маршрутка, — делится Полина.

— Где можно больше заработать: учителем у доски или водителем в маршрутном такси?

— Водитель зарабатывает лучше. Причем, думаю, любой водитель: и маршрутки, и такси.

И все же дело не в зарплате. Перспективы у молодой учительницы  с ее дипломами были. Также можно еще заниматься репетиторством, к примеру. Но была мечта.

— Я хотела работать на маршрутке, как и мой папа. Мне вообще это близко. Я помню, как он давал мне порулить где-то в деревенской глуши. Сестру, к примеру, тоже сажал за руль, но ей не нравилось. Она и сейчас мне говорит, что отучится на права, только если будет некуда деваться.

— А ты — папина дочка?

— Да! После школы я старалась где-то подрабатывать — копила деньги на учебу в автошколе. Сдала на категорию B, нужен был двухлетний стаж, чтобы сдавать на D. Прошел этот срок — сдала на D. Папа очень радовался. Теперь у меня три категории: B, С, D. Инструкторы удивлялись: девочки нечасто приходят учиться водить микроавтобусы и грузовики. А мне хотелось.

Отец видел не вполне обычный интерес дочери к водительской профессии, но не отговаривал: «Хочешь — иди». Мама — модель, с маршрутками не связана. И определенный скепсис у нее был: она хотела, чтобы дочь получила образование, нормальную профессию, а уж потом — пусть решает сама.

Полина честно пыталась и все сделала как нужно. Но мечта никуда не делась. И, скажем по секрету, мама Полины совершенно точно гордится своей дочерью. Не столько тем, что она водит маршрутку, сколько тем, что девушка знает, чего хочет, и не боится следовать своей мечте.

1212

Ее папа работал на маршруте 1212 (Сухарево-6 — Чижовка). Сама Полина ездила на этой же маршрутке на учебу. Отец лучшей подружки — тоже водитель этого же маршрута.

— Я хотела работать именно на 1212. Я там весь коллектив практически знала, меня все знали. Позвонила директору, а он говорит: «Ты же девочка, как я тебя возьму? А ругаться я на тебя как буду? Нет, извини», — рассказывает девушка.

Но она упертая. Не стала подолгу расстраиваться, а нашла объявление: требовались водители на маршрут 1077 (Сухарево — Комаровский рынок).

— Позвонила туда, рассказала, что есть основная работа, но по выходным дням смогу выходить. И меня взяли. Проработала там несколько месяцев, а потом знакомый предложил перейти на маршрут 1212 — появилась вакансия. Я снова позвонила директору, разговор был совсем другой: «Да, без проблем, ты уже в курсе всего», — улыбается девушка. — Поначалу я подрабатывала, но теперь уже работаю в полную силу. У меня есть постоянная машина, есть напарник, с которым мы работаем по графику. Претензий ко мне нет: всегда выйду на работу, не выпиваю — никаких проблем.

Мечта сбылась. Но, к сожалению, папа не смог этого увидеть, его не стало.

— Не успела его обрадовать, — негромко произнесла девушка и тут же будто спохватилась. — В общем, работаю. Пассажиры, бывает, удивляются: девушка за рулем маршрутки. Но в основном относятся положительно, говорят, со мной приятно ездить, безопасно — для меня это очень важно.

Находятся и брутальные дядьки, которые, хмыкнув в усы, отпустят тяжеловесное: «Это не женская работа». А Полине все равно. Колесит себе по городу за рулем Mercedes Sprinter.

— Я хочу показать людям, что в маршрутном такси может быть спокойно. В обществе почему-то много предубеждений, стереотипов о маршрутках. Почему? Не все ездят на красный, не все подрезают, абсолютное большинство — адекватные люди, хорошие водители. Мне хочется, чтобы люди взглянули на маршрутки иначе, — говорит она.

Работа не из простых

Разумеется, случается всякое, да и вообще, быть водителем маршрутки в большом городе — это работа не для неженок. Но девушка смогла прийти к своей мечте — силы и стойкости ей явно не занимать. Поэтому не всегда вежливые пассажиры, конфликтные ситуации на дороге, прочие трудности — все это проходит и не остается даже в виде плохих воспоминаний: ну было и было.

— В будние дни работать сложнее, будни я поэтому не люблю. В выходные попроще: машин меньше, график легче, не нужно нервничать, — рассказывает она.

А мы-то знаем, что у водителей маршруток принято свято чтить график. Можно приехать на остановку раньше, но опоздать и на минуту от запланированного — серьезный косяк. Это конкуренция за пассажиров: если ты приехал позже своего времени, то заберешь и тех, кто должен был ехать на следующей маршрутке, то есть заберешь пассажиров у другого водителя.

— Худший водитель на дороге для маршрутчика — его конкурент. Маршруты соприкасаются, на разных маршрутах работают разные компании. Люди борются за пассажиров. Я всегда относилась к этому спокойно: мои ко мне сядут, а если не сели — значит, не мои. Но бывает по-разному, — отмечает Полина.

Иной раз водители устраивают настоящую борьбу.

— Стоит маршрутка на остановке, долго стоит, собирает пассажиров. В последний момент уезжает, то есть следующему водителю никого не остается. Он приезжает на следующую остановку, а там то же самое: стоит эта маршрутка и забирает его пассажиров. Чтобы такого не случалось, водители общаются, обсуждают такие моменты, находят варианты, которые бы всех устраивали, — говорит девушка.

Все друг за другом следят, все видно: кто в какое время где отбивался по отметкам. Но и предупредить могут, где пробка, где какие-то проблемы.

Зарплата водителя напрямую зависит от числа пассажиров. В будние дни есть план, который нужно выполнять. Бывают и совсем слабые дни, когда людей будто нет в городе, — это обсуждается отдельно.

— Есть сезоны, но именно по нашему маршруту сезонность особая, и летом народа хватает. Люди едут из Серебрянки и из Сухарево на вокзал и с вокзала, особенно в выходные дни. А вот сентябрь — слабый месяц. Народ перестает ездить куда-то, остается в городе, а тех же школьников и студентов в выходные нет. К Новому году пассажиропоток увеличивается, а потом затишье до начала дачного сезона.

Другое традиционное соперничество: маршрутки и прочий городской транспорт. Но тут противостояние не за пассажиров, а за территорию. Люди, которые ждут маршрутку, располагаются чуть в сторонке от основного пространства остановочного пункта. Подъезжает маршрутка, подбирает своих пассажиров. И у троллейбуса, если он подъехал следом, не всегда есть возможность объехать микроавтобус и начать посадку и высадку. Водитель теряет время, выбивается из графика, а виноват в этом, получается, маршрутчик.

— Это застарелый конфликт, молодые уже попроще ко всему относятся, а люди с опытом хорошо поймут, о чем речь. Мне же легче пропустить автобус или троллейбус, чем становиться перед ним. Но ситуации разные бывают, не всегда получается пропустить, — объясняет собеседница.

Однажды дверь примерзла — вот был конфуз

Обслуживанием машины занимается специализированная СТО. Так что часто залезать под капот у Полины необходимости нет. Хотя без курьезов, как и у всех, не обходится.

— Машины у нас досмотренные, обслуженные, как правило, проблем не возникает. Но бывают случайности, иногда весьма нестандартные. Помню, как-то зимой была сложная погода: мокрый снег, наледь. И заклинило пассажирскую дверь — примерзла и не открывалась. Я пыталась-пыталась — не открыла. А у меня люди в салоне: выйти никто не может — как быть? Позвонила водителю, который ехал за мной, объяснила ситуацию. Он приехал, помог открыть дверь вручную, забрал моих пассажиров. А я с открытой дверью поехала на ремонт, прохладно тогда было, конечно, — со смехом рассказывает девушка.

Тому, сколько она наезжает за год, позавидует и опытный водитель.

— В день на работе выходит километров 300—320. Я работаю, как правило, 8—10 дней в месяц. То есть где-то 3 тыс. км проезжаю, и это только на маршрутке. Думаю, если прибавить еще мою машину, то общего пробега за год будет тысяч 50, — говорит Полина. — Но для меня это привычно. До маршрутки я курьером подрабатывала, там и по 5 тыс. км в месяц проезжала — а что, нормально.

— Что самое сложное в работе водителем?

— Это физически трудно. Нужно всю смену, много часов, высидеть за рулем. Пришел домой, лег спать, проснулся — и на работу. Мышцы застаиваются, спина болит. С остальным мне легче.

«Я трудоголик»

Необычно видеть девушку, которая работает водителем маршрутки. Необычно видеть водителя, который не жалуется на свою работу.

— Пока мне нравится. Я просыпаюсь в пять утра и не думаю: ох, снова на работу. Я занимаюсь тем, чем хочу. Что дальше? Увидим. Все начинали водителями, потом кто-то пробивался, обзаводился своими машинами, нанимал людей. Я же еще, кстати, отучилась на инструктора по вождению. Думала пойти в автошколу работать, но там нервов явно еще больше, пока повременила с этой затеей. Возможно, позже. И английский не забросила: занимаюсь репетиторством, подтягиваю деток к программе, готовлю к школе. Мне хочется быть полезной, — рассказывает Полина.

— В такси не думала податься? 

— Нет, не хочу. Там ты один на один с человеком, а пассажиры бывают разные: и пьяные, и какие угодно. Маршрутка — это общественный транспорт, люди, как правило, это понимают.

— На себя время остается вообще? 

— Я трудоголик. Для меня не проблема отработать, потом пойти на вторую работу. Мне хочется чем-то себя занимать. Но на себя времени хватает: маникюрчик, бровки сделать — все нормально с этим.

Выбор покупателей
Onlíner рекомендует
ирригатор, мягкая чистка/глубокая чистка, питание от аккумулятора, регулировка струи, в комплекте: чехол, USB-кабель
Onlíner рекомендует
ирригатор, мягкая чистка/массаж, питание от аккумулятора, регулировка струи, в комплекте: гель для полости рта

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by