Минчанин: «6-летнего сына во дворе сбил пьяный водитель». Дело прекращено из-за отсутствия состава преступления

 
28 октября 2013 в 16:00
Автор: Андрей Гомыляев. Фото: Алексей Матюшков

В то время когда все силы были брошены на обеспечение безопасности школ, детей продолжают сбивать во дворах. «Казалось бы, вина водителя, сбившего ребенка, очевидна: нетрезвый мужчина на угнанном Jeep Grand Cherokee на скорости 60 км/ч напротив подъезда в дом сбивает мальчика, который получает сочетанную травму и ушиб головного мозга, — негодует житель столицы Валерий. — Для многих достаточно этих нескольких фактов, чтобы осудить автомобилиста на немалый срок. Но только не в моем случае». По решению следствия водитель не мог предотвратить наезд. Кроме того, Грибной переулок, на котором и случилось ДТП, считается полноценной проезжей частью, хотя все люди воспринимают его как дворовую территорию: он расположен между детской площадкой и выходом из подъезда. Поэтому посчитали, что водитель не нарушал скоростной режим.

Валерий детально описал вечер 3 августа, когда его сына сбили: «Я с двумя детьми вышел на вечернюю прогулку. На обратном пути они решили поиграть на площадке. В тот вечер было довольно жарко, младший сын снял бейсболку и оставил рядом со скамейкой (сразу это не заметил, а узнал позже). Примерно через полтора часа мы отправились домой. Зашли в подъезд, я вызвал лифт, зашел в него. И тут дети закричали, мол, давай выясним, как быстрее: мы пешком или ты на лифте. Я согласился и поехал на шестой этаж. Уже наверху, на площадке, услышал шаги в районе третьего-четвертого этажей, открыл дверь в квартиру, стал дожидаться детей. Вскоре старший сын позвонил в домофон, сказал, младшего Диму сбили. Позже я узнал: Дима на лестнице вспомнил, что оставил бейсболку, и побежал за ней. Он выскочил из подъезда, сделал пару шагов, и его сбил автомобиль».

«Я быстро спустился, вижу — водитель стоит на коленях, Дима лежит рядом без сознания, машина стояла в торце дома, по словам свидетеля, была вмятина на переднем бампере справа, — рассказал обстоятельства происходившего мужчина. — Кто-то позвонил в „скорую“, милицию... Подошел к водителю, тот кричал: „Можете убить меня, я совершил непоправимое“. Поднял его, стал трясти: что натворил?! Он только выдавил: „Ну, понимаете...“ — и еще что-то невнятное. Я почувствовал запах сильного перегара. На месте аварии собралось человек 200. Позже сестра владельца Jeep рассказала мне предысторию: хозяин машины (он риелтор) знаком с водителем 10 лет. В ту субботу они и еще пара человек собрались под подъездом водителя, пили водку. Предполагаю, когда выпивка закончилась, одного отправили за добавкой. По пути он сбил моего сына. К слову, со стороны предполагаемых виновников только сестра автовладельца проявила какое-то участие: приходила в больницу, дарила игрушки, фрукты, водитель же до сих пор находится под стражей — правда, по подозрению в угоне».

«Хирург сказал мне, что если бы Диму привезли на 20 минут позже, ему бы уже не смогли помочь, — делится переживаниями мужчина. — В итоговом эпикризе значатся ушиб головного мозга, множественные переломы свода черепа, вторично-открытый перелом обеих костей левой голени со смещением отломков. Травма головы и операция привели к неизгладимому обезображению. Фактически у ребенка сейчас отсутствует часть кости черепа. Была повреждена лобная часть мозга, которая отвечает за логику. У ребенка возникли проблемы: поначалу он не разговаривал, не узнавал ни меня, ни мать, позже с трудом составлял предложения, провалы в памяти есть до сих пор. В этом году он должен был пойти в школу, но, понятное дело, не вышло. Сейчас пытаюсь „выбить“ учителя на дом».

Мы прошлись с Валерием по Грибному переулку, где было совершено ДТП. С географической точки зрения участок проезжей части можно назвать придворовой территорией — по крайней мере, так считают местные жители хотя бы потому, что дорога отделяет подъезд от детской площадки. На этом участке нет ни дорожной разметки, ни пешеходного перехода. В нескольких десятках метров установлены «спящий полицейский» и знак, ограничивающий максимально разрешенную скорость до 40 км/ч. К сожалению, Валерий не смог вспомнить, были ли изменения в организации движения с момента ДТП. Однако следственный эксперимент установил, что Jeep двигался со скоростью приблизительно 60 км/ч.

«Так как сын был в тяжелом состоянии, я тоже решился на госпитализацию, вышел на больничный, — вспоминает отец. — Примерно через два месяца в больницу приехал следователь. Он сообщил: дело разбили на два отдельно рассматриваемых, а именно — угон и ДТП. Со слов сестры владельца Jeep я узнал: ее брат (видимо, чтобы избежать ответственности) заявил, что машину угнали. Через некоторое время он и обвиняемый могут прийти к мировому соглашению без всяких наказаний. Расследование обстоятельств ДТП ни к чему не привело. Через пару дней вернулся домой, из дверной щели торчит письмо: в отношении водителя уголовное преследование по статье 317 УК прекращено в связи отсутствием состава преступления (п. 2 ч. 1 ст. 29 УПК Республики Беларусь). В материалах дела указано: дорога, прилегающая к дому, не находится на жилой территории, следовательно, по ней разрешено двигаться со скоростью 60 км/ч; ребенок сам прыгнул на автомобиль, и водитель не имел возможности отреагировать. Но в тот вечер у края проезжей части были припаркованы машины, а водитель должен ехать с безопасной скоростью, а не максимально разрешенной. Даже если знак не был установлен, нарушение ПДД налицо. Получается следующая картина: пьяный угонщик, двигаясь по двору со скоростью 60 км/ч, сбивает несовершеннолетнего пешехода, что приводит к тяжким телесным повреждениям последнего. Но „состав преступления отсутствует“. Нонсенс!»

Валерий подал жалобу в прокуратуру, ее перенаправили в Следственный комитет, откуда пришел ответ, ничем не отличающийся от предыдущего. «Однако мне сообщили, что я могу ознакомиться с делом, — отметил минчанин. — Как оказалось, к тому моменту оно было уже закрыто и передано в суд».

«Управлением Следственного комитета Республики Беларусь по г. Минску расследовано уголовное дело в отношении минчанина 1985 г. р., подозревавшегося в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 317 УК (ДТП с пострадавшим) и ч. 1 ст. 214 УК (угон), — позже сообщили в Следственном комитете. — Подозреваемый, управляя принадлежащим знакомому Jeep Grand Cherokee, двигался по переулку Грибному в направлении улицы Артема. После пересечения улицы Пожарского от дома 9 на проезжую часть выбежал 6-летний мальчик. В результате столкновения с транспортным средством и падения ребенку причинены тяжкие телесные повреждения, он госпитализирован».

«Учитывая первоначальные сведения, полученные на месте происшествия, УСК по г. Минску в отношении водителя возбудил уголовное дело по подозрению в нарушении ПДД лицом, управляющим транспортным средством, повлекшем по неосторожности причинение тяжкого телесного повреждения, — говорится в сообщении. — В связи с заявлением владельца Jeep Grand Cherokee о том, что виновник ДТП взял автомобиль без его ведома, в отношении подозреваемого дополнительно возбуждено уголовное дело по признакам преступления, квалифицированного как угон. Подозреваемый заключен под стражу. Уголовные дела соединены в одном производстве. В ходе следствия допрошены свидетели происшествия, с их участием проведен следственный эксперимент, назначены судебные экспертизы».

«Согласно заключению судебно-автотехнической экспертизы, водитель „не располагал технической возможностью предотвратить наезд на пешехода путем применения мер экстренного торможения с момента возникновения опасности для движения“, — отметили следователи. — На основании свидетельских показаний, результатов проведенных экспертиз уголовное преследование в отношении водителя по подозрению в нарушении им ПДД, повлекшем по неосторожности причинение тяжкого телесного повреждения, прекращено. Медицинское освидетельствование показало, что в момент ДТП подозреваемый находился в состоянии алкогольного опьянения. Также установлено, что у подозреваемого отсутствовали при себе водительское удостоверение и документы на автомобиль. Эти нарушения ПДД подтверждают совершение гражданином административно наказуемых деяний и не состоят в причинной связи с наступившими последствиями. Материалы о вышеуказанных правонарушениях направлены в подразделение ГАИ для привлечения водителя к административной ответственности. Уголовное дело по обвинению в угоне водителя Jeep Grand Cherokee передано прокурору для направления в суд».

«Отец пострадавшего мальчика уведомлен о прекращении уголовного преследования в отношении подозреваемого в части, касающейся совершения им ДТП, а также о возможности ознакомиться с материалами уголовного дела и обжаловать принятое следствием решение в установленном законом порядке, — дополнили в Следственном комитете. — Отец также проинформирован, что в соответствии с Гражданским кодексом он вправе ходатайствовать перед судом о привлечении к ответственности лица, противоправно завладевшего и управлявшего источником повышенной опасности (транспортным средством), которым причинен вред здоровью его ребенка. С учетом выявленных в ходе следствия условий, способствовавших ДТП, в настоящее время столичная ГАИ принимает меры по надлежащей организации дорожного движения в районе улицы Пожарского, в том числе установке соответствующих дорожных знаков».

Валерий считает, что следователи не сообщили ничего нового: «Мне посоветовали обратиться в суд с иском к человеку, управлявшему источником повышенной опасности. Если бы хотел „срубить бабла“, давно бы это сделал. Но я хочу добиться справедливости и наказать виновника ДТП. Я нанял адвоката и теперь собираюсь доказать в суде, что решение неправомерно. Кроме того, я попытаюсь доказать, что место, где произошло ДТП, можно считать прилегающей территорией, а потому скорость в 60 км/ч, с которой ехал Jeep, является превышением и его действия действительно являются нарушением ПДД, а это попадает под статью».

Автор: Андрей Гомыляев. Фото: Алексей Матюшков