Гонки на выживание изнутри. Репортаж из Венгрии о белорусской команде

 
08 октября 2014 в 8:30
Автор: Андрей Журов. Фото: Алексей Матюшков
Разыгрываем Playstation и Dyson в приложении Каталог Onlíner каждую пятницу

Эта команда сложилась благодаря картингу на улице Макаенка в Минске. Как-то двоим друзьям пришла в голову сумасшедшая мысль: поучаствовать в 24-часовой гонке на знаменитой трассе в Нюрбургринге (Германия). Тогда еще не был доработан их BMW Z4M и парни не представляли, сколько придется вложить сил и денег. Но за несколько лет белорусы смогли построить автомобиль, отвечающий правилам FIA, и главное — создать команду. Сейчас они приняли участие в гонках на трассе Формулы-1 в Венгрии. Корреспондент Onliner.by изнутри увидел, как проходят 12-часовые соревнования на выживание. О стремительных механиках, гигантском расходе 1 литр на 1 километр и разлетевшейся коробке передач — в нашем репортаже.

Венгерская трасса Хунгароринг, на которой проводится Формула-1. Чуть менее известная, чем ее немецкая сестра с таким же трудновыговариваемым названием. Говорят, белорусская команда здесь участвует впервые. Ребята даже забеспокоились: а найдут ли флаг РБ? Однако запасливые организаторы — молодцы, отыскали.

Максиму Коледе,
 Сергею Павловцу и 
Анатолию Околовичу с их чешскими сервисменами здесь придется провести два дня (в команде еще один чешский пилот — Михал Петру). Бюджеты гонок у гонщиков не принято обсуждать. Расходов много: транспортные, сервисные, на резину и подготовку авто, немалые средства нужны на размещение в боксах, аренду всевозможных датчиков телеметрии. Кстати, в названии команды KOP racing зашифрованы фамилии белорусских пилотов — первые буквы их фамилий.

Слева направо: Максим Коледа, Сергей Павловец, Михал Петру
Максим Коледа и Анатолий Околович

— Как все начиналось? — переспрашивает Анатолий Околович. — Мы с Максимом познакомились еще в 2007 году на любительских картинг-гонках на улице Макаенка. Тогда нас всех собирал Александр Кручинский, которого, кажется, знало пол-Минска и которого, к сожалению, с нами уже нет. Он притягивал людей и заражал идеей гонок. С Максимом мы давно вынашивали идею поучаствовать в 24-часовой гонке в Нюрбургринге. Затея крайне рискованная и даже в чем-то брутальная, особенно в контексте нашего гоночного бэкграунда. В 2011-м году я переехал в Чехию и познакомился с еще одним белорусом — Сергеем Павловцом. Ему понравился наш гоночный задор, а мы были под впечатлением от его результатов. Он уже несколько лет участвовал в различных сериях, как сам, так и с чешской командой. Однажды мы собрались все вместе на тестах на трассе Нюрбургринг и решили, что хотим создать первую белорусскую команду, которая будет покорять мировые гоночные вершины.

Пилоты, чтобы не сглазить, говорят о задаче минимум в Хунгароринге скромно: доехать до финиша. Но позже Максим Коледа раскроет истинные планы: «В гонках никто не участвует для того, чтобы стать вторым». Настрой у ребят очень решительный. Команда, в которую входят восемь механиков, — серьезная. Сервис обеспечивают чешские сервисмены из RTR projects. Опытнейших специалистов рекомендовал Сергей Павловец, который раньше с ними работал. Директор команды сервисменов — Мартин Шипек. В гонках уже лет тридцать, из них половину времени занимается автомобилями марки BMW.

Мартин Шипек (справа)

Именно Мартин настаивал на замене коробки передач, поскольку не знал ее хорошо, а из-за передаточных чисел (они были подобраны для гонки в Нюрбургринге, где есть очень длинные прямые участки и важна максимальная скорость) пилоты немного проигрывали соперникам на выходе из поворотов. Слова профи станут пророческими. Но об этом позже.

«А почему Чехия?» — мы не могли не задать вопрос, конечно представляя примерный ответ. Ребята лишь усмехнулись: BMW Z4M дорабатывали в Литве, обслуживают в Чехии, а представляет она команду из Беларуси. Вот такой интернационал! Содержать машину (она зарегистрирована в РБ) для кольцевых гонок в нашей стране нереально, нет специалистов. В Чехии же есть хорошие инженеры, а в радиусе 400 километров находится 12 трасс для тренировок! Так что выбор очевиден.

Началась квалификация. Она длится в течение всего дня — с утра до вечера. Машины настраивают, устраняют последние недостатки, заправляют и едут.

Про еще одну статью бюджета надо сказать отдельно. По словам пилотов, 12-часовая гонка «съедает» 5 комплектов сухих шин (сликов). Один набор сликов уходит на тренировку и квалификацию, а четыре — непосредственно на гонку. Причем нужны как минимум еще два комплекта дождевых шин на случай непогоды.

От шума закладывает уши! Мимо проносятся доработанные Mercedes, Porsche, Ford, Peugeot, Seat... Хотя накал не такой, как во время гонки, но для обывателя все равно выглядит зрелищно.

Тем временем продолжаем восхищаться работой сервисменов. Машина заезжает в бокс, через пару секунд она уже приподнята и механики возятся под днищем. Это привычное зрелище для гонок, но когда видишь вживую, не можешь не восхищаться. Вот бы на наших СТО работали с такими скоростями! У гоночных сервисменов замена сцепления занимает максимум 20 минут, снять коробку передач — столько же, замена задней полуоси — 15 минут.

— Гоночные механики должны уметь все делать на лету, — объясняет Максим Коледа. — Если какую-то деталь невозможно заменить, буквально на хомутиках придумывают запасной вариант. Задача сервисменов — во что бы то ни стало запустить машину за минимальный промежуток времени.

Команда сервисменов существует на деньги гонщиков. Парни говорят: мы лично покрываем 80% расходов, а 20% обеспечивают наши немногочисленные партнеры и просто неравнодушные доброжелатели-друзья. Наклейки на кузове автомобиля — это, скорее, возможность показать потенциальным партнерам, как с нашей помощью они могут вывести свое имя на европейский и мировой уровни, ведь в следующем году серия 24H Series будет иметь статус чемпионата мира под эгидой FIA.

Квалификация длится весь день. Ребята вымотаны, все силы уходят на гонку. К слову, пилоты восстанавливают силы с помощью энергетических напитков для марафонцев, поскольку за рулем теряют много жидкости. «Перед тем как сесть в автомобиль, выпиваем около двух литров, а выходим из машины, потеряв два килограмма. Такая вот экстремальная программа похудения», — шутит Анатолий Околович.

Но на одних энергетиках далеко не уедешь. Голодную ораву гонщиков и механиков еще нужно накормить. За сытость команды отвечают женщины — жены пилотов. Пока мужья наворачивают круги на треке, они занимаются нехитрым обедом. Гоночный быт как есть. В любом успехе их заслуга — самая прямая.

Пилоты не забывали нам повторять: «Гонки — командный вид спорта. Заслуга механиков и всей группы техподдержки точно такая же, как наша. За 12 часов может случиться все что угодно. Как-то на соревнованиях в Словакии развалился выжимной цилиндр сцепления. Запасного не было, и 7 из 12 часов нам пришлось ехать без сцепления. А за полтора часа до финиша у нас оборвало подшипник карданного вала и машина стала колом. Но в итоге мы все равно заняли третье место, поскольку до этого очень быстро ехали. Если бы машина выдержала, то были бы первые».

Во время квалификации, как и по ходу гонки, пилоты меняются — каждый проезжает три часа (дважды по полтора). На смену пилотов уходит от 39 до 42 секунд. Каждый миг учтен, просчитан и сокращен до минимума. Все происходит на автомате. Пока гонщик ждет своей очереди, настраивается. Вот готовый в любую секунду прыгнуть в автомобиль Сергей Павловец бьет кулаком в шину, словно уговаривая: не подведи, дорогая. Кажется, даже на расстоянии чувствуешь, как натянуты его нервы.

Гонщик завершает свой полуторачасовой трек, но продолжает участвовать в соревнованиях, адреналин не позволяет выключиться. В BMW установлен специальный гоночный регистратор с GPS, датчиком перегрузок и наложением данных на карту трассы. Покидая салон, пилоты забирают флешку, потом просматривают запись на планшете, анализируют трек, рассчитывают, где можно быть еще быстрее.

Наконец-то вечер этого безумного дня. Квалификация пройдена — можно вздохнуть спокойно. Ребята в целом довольны. Но завтра предстоит главное испытание. Поэтому накануне настраиваются по-особенному и стараются как можно больше отдохнуть, выспаться. Иногда, по словам пилотов, перед гонками садятся за автоспортивные симуляторы. Например, rFactor. «В данном случае важнее не графика, а модель реализации трека. Чтобы все кочки были видны, как автомобиль себя ведет», — обосновывает выбор Анатолий Околович.

А вот день Х. Финал! Ребята волнуются, что очень заметно. Некстати пристаем с вопросом: «Вы ничего не зарабатываете, несете расходы, машину гробите. Зачем вам все это надо?» «Хм, если так рассуждать, то гонок вообще не должно быть. В мире зарабатывает только 1% гонщиков. А мы относимся к 99%. Гонки в крови, ими один раз заболеешь, и уже отказаться невозможно», — отвечают.

Да, мы совсем не рассказали про сам автомобиль. Как было сказано выше, его строили в Литве. Именно строили. Потому что машину разобрали до винтика. «Автомобиль 2006 года выпуска. Машина прошла долгий путь, — рассказывает биографию своего авто Максим Коледа. — Когда я в первый раз выехал на гоночную трассу, понял, что гражданский автомобиль по ней ездить не может. Сначала BMW сделали для участия в трек-днях на закрытых трассах (Нюрбургринг, Смоленское кольцо), но и для того, чтобы было более или менее комфортно ездить по городу, но получилось плохо. Машина не может хорошо ездить и по городу, и по трассе. Тогда мы сели с ребятами и выбрали гоночную серию, в которой хотим участвовать. Буквально взяли свод правил FIA (Международной автомобильной федерации) и скрупулезно, по пунктам стали готовить автомобиль».

Машину строили в течение четырех лет. Из родного остался кузов и некоторые элементы подвески. Двигатель был серьезно доработан. Установка более производительных форсунок и настройка программного обеспечения помогли получить 420 лошадиных сил и 500 Н·м крутящего момента.

Кузов полностью разобрали и усилили в местах повышенных нагрузок. Установили систему пневматических домкратов. Для уменьшения веса использовали карбоновые кузовные элементы: крышу, крышку багажника, приборную панель, двери.

Особенно много внимания было уделено месту пилота. Все — от рычага КПП до обивки сиденья — было заменено. Руль и сиденья — Sparco, панель управления на руле — OMP, телеметрия — MoTEC.

Поскольку скорости на треке большие, а двигатель работает на полную катушку, расход огромен. На один километр уходит один литр бензина. На 12-часовую гонку требуется 700 литров. «Хорошо, что топливо входит в стоимость стартового взноса данной гонки», — усмехаются ребята.

Что значит управлять таким автомобилем на гоночном треке? Пилоты говорят так: «Становишься одним целым с машиной, у тебя словно добавляется 400 лошадиных сил. Тогда безопасно для окружающих ты можешь выжать все из автомобиля. Это сумасшедший адреналин, хотя он и мешает».

Скорости достигают 250 км/ч. Только на горизонте появляется какой-нибудь Mercedes SLS, как через секунду он проносится мимо. В какой-то момент кажется, что пилоты этих быстрых машин прессингуют других гонщиков: прижимаются вплотную к впереди едущему и моргают противотуманками. Но белорусы поправят: это суперпрофессионалы, они были крайне корректны, если упирались в более медленные автомобили, то никого не выбивали на обочину. А вот на Нюрбургринге такого не бывает: там непропуск в течение двух секунд чреват тем, что на повороте выпихнут за пределы трассы.

Зато у белорусов были вопросы к датчанам на Peugeot. Еще во время квалификации эта команда вылетела с трассы. Во время финальной гонки пилот Peugeot сам врезался в BMW нашей команды (что показало видео) и еще написал кляузу на ребят. Парни подали ответный протест.

А в итоге Peugeot все равно чуть было бесславно не завершил гонку. В безобидном повороте вдруг стал тормозить, не справился с управлением и... «Ну тут все ясно. Когда люди ищут проблемы не в себе, а окружающих, так часто происходит», — корректно прокомментировали белорусы.

К сожалению, нашим ребятам тоже пришлось прекратить гонку досрочно. Нет, запала и желания было много. А вот автомобиль все-таки подвел. Автомобиль находился на разгоне, была включена четвертая передача, как вдруг все оборвалось... Как будто на самом интересном моменте фильма кто-то выдернул штепсель из розетки... В общем, BMW покатили в боксы. Комиссары сообщили механикам, мол, сейчас привезут машину. Сервисмены были готовы ко всему. Но запасной коробки у них не было. Мартин Шипек оказался прав насчет замены КПП. Ее просто разорвало, хотя она также была специально доработана для гонок.

— В тот момент мы ехали на пьедестал точно, — негодует Максим Коледа. — В момент, когда для нас гонка остановилась, мы были на 12—14 секунд быстрее конкурентов. Начинал моросить дождь. Другие стали ехать осторожнее, а я знал, что у меня есть полчаса, чтобы ехать как будто сухо: на горячей поверхности капли высыхают моментально. Я этим воспользовался и тут... Эмоциональная незавершенность. Когда нагло обрубили фразу, не дали закончить слово.

Один из механиков мудро заметил: автоспорт есть автоспорт. Когда проигрывает один, проигрывает вся команда. Гонщики подчеркивают, это с другой стороны и хорошо, потому что ты несешь ответственность, заряжаешься ею, стараешься не подвести. «Что сейчас? Тут только один вариант: собираешь все в кулак и забываешь. Конечно, прежде ругаешься матом, психуешь. А потом все начинаешь заново. Как у нас было после многих побед и поражений», — резюмирует белорусская команда, не один раз всходившая на пьедестал.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Автор: Андрей Журов. Фото: Алексей Матюшков