Приключения «китайца» в Германии. Корреспонденты Onliner.by проехали пять тысяч километров на Lifan

 
26 августа 2015 в 8:00
Автор: Андрей Журов. Фото: Алексей Матюшков

В берлинской пробке, на автобане с анлим-скоростями под Мюнхеном, на знаменитой трассе Нюрбургринг мы ловили недоуменные взгляды окружающих: что это? Да-да, уважаемые бюргеры, мы едем к вам на Lifan X60! Обычно автомобили везли к нам из Германии, а мы решили сделать все наоборот и устроить длительный тест-драйв на «китайце» по немецким дорогам. Когда мы только собирались в путешествие, нас спрашивали: вы не боитесь ехать на этом кроссовере? Ничуть! За 5 тысяч километров машина подвела лишь один раз. Удалось ли получить «китайцу» разрешение на въезд в центр немецких городов, почему один из нас отправился по автобану пешком и какое испытание мы устроили кроссоверу в центре безопасности. Читайте подробный репортаж из одной из самых автомобильных стран мира.

Первое ощущение, когда мы в Минске сели в этот автомобиль: да это настоящий внедорожник! Обзорность шикарная, отличная посадка, огромные боковые зеркала. Как водители, мы оценили эти преимущества. В разных ситуациях: в заторах, на большой скорости, ночью снова и снова отмечали, что контролировать обстановку очень удобно.

Выезжали ночью в расчете на то, чтобы пораньше приехать на границу. Трасса М1 была практически пустой, автомобиль катился, как шар по бильярдному столу, легко и непринужденно. Через четыре часа уже были в Бресте. Перед самой границей заправили бак до горлышка нашим супердешевым, по сравнению с европейскими ценами, бензином. Как заверили представители дилера, подойдет АИ-92.

В Польше оказались довольно быстро. Сонный польский пограничник ничуть не удивился автомобилю. Его больше интересовало, сколько бензина мы перевозим в баке. По нашим подсчетам, влезает 60 литров.

В дальней дороге надо себя как-то развлекать. В помощь — мультимедийная система с тачскрином. Есть навигация, DVD, Bluetooth и так далее. Иногда кажется, что китайцы стремятся впихнуть как можно больше технологий в автомобиль и на этом заработать баллы. Что ж, хорошая стратегия: автовладельцы любят девайсы.

Предусмотрено два слота для карт (один для навигации, другой для хранения данных), а также разъем для mini-USB. В пути слушали то радио, то музыку с карточки, то треки с телефона (подсоединялись через Bluetooth).

Дорога до Варшавы далась очень легко, несмотря на то, что в многочисленных населенных пунктах по умолчанию разрешено не более 50 км/ч. Никакой усталости! Как будто и не было за спиной 550 километров. Кресла удобные, спина не затекает, есть разные режимы регулировки, чем мы не преминули воспользоваться.

В столице Польши мы сделали небольшую остановку, чтобы подготовить репортаж об особенностях организации дорожного движения (будет опубликован в ближайшие недели). Забегая вперед, заметим, что этот город далеко продвинулся от Минска, особенно в плане общественного транспорта и велодорожек.

Паркуясь, воспользовались картинкой с задней видеокамеры. Как только включаешь заднюю передачу, радио или трек прерывается, а на экране появляется изображение. Опция стала отличным помощником на тесных паркингах, заправках и просто уличных стоянках. Причем обстановку сзади хорошо видно, как днем, так и в кромешной тьме.

Потом была «рваная» дорога до Вроцлава (трасса сменялась то скоростными участками, то шла через деревни), на которой иногда приходилось совершать обгоны и опережения польских фур. Благо руль легкий и «воздушный» (к тому же на нем размещены кнопки управления мультимедийной системой). Потому маневры давались легко, кузов не кренило, автомобиль вел себя прилично на скорости 100—120 км/ч.

По трассе было много заправок, кафе и фастфуда. Лично мы предпочли знаменитый суп журек. Рекомендуем! Заправились сами — заправили и автомобиль. 92-го бензина на польских АЗС не встретишь, поэтому заливали 95-й по цене 5,3 злотого за литр (1 доллар — 3,6 злотого). Что называется, почувствуйте разницу!

На следующий день на польской скоростной трассе водитель Renault стал делать нам знак рукой, как будто крякает утка. Не сразу поняли, что у нас не горят фары, хотя «крутелка», включавшая габариты и ближний свет, была переведена в крайнее положение. Как оказалось впоследствии, датчик света срабатывал только ночью или в тоннеле. Необходимо было перевести «крутелку» на шаг назад.

В целом оптика Lifan и по дизайну, и по эффективности оставляет приятные впечатления. Как передняя, так и задняя. На боковых зеркалах есть повторители указателей поворота. Все наши маневры окружающим водителям были понятны и не вызывали вопросов.

Польско-немецкую границу проехали на скорости 100 км/ч. Никаких пунктов пропуска, очередей и дотошных проверок. И настало время немецких автобанов! Если в Беларуси знак «130» увеличивает скоростной режим, то в Германии это сдерживающая мера, потому что знак «Конец зоны всех ограничений» означает анлим. Поезжай сколько хочешь или, точнее, сколько можешь!

На Lifan, в котором установлен двигатель объемом 1,8 литра и мощностью 128 л. с., мы ехали со средней скоростью 120—130 км/ч. Максимум, до которого разогнали автомобиль, — 150 км/ч. Больше просто не хотелось. Да и неэкономично это...

Три слова про поведение водителей на немецких автобанах. Когда нет ограничений, то более быстрый автомобилист опережает поток слева (выполнять справа этот маневр запрещено). Если впереди кто-то выполняет такой же маневр, едущий позади не будет моргать, сигналить и просвечивать фарами подсветку передней машины. Просто терпеливо дождется, когда второй водитель завершит начатое.

Абсолютно нормально вклиниться в левый опережающий ряд с включенным поворотником. Все отнесутся с пониманием и даже оставят место. Данкешон! Наш Lifan не способен на резкие рывки, динамика не та, но плавные перестроения с ускорением удаются хорошо. Хотя иногда при скорости 140 км/ч «подпирали» ребята на Renault Twingo и Volkswagen Up.

После опережения приличный немец постарается перестроиться правее, если там есть свободное пространство и нет более медленных водителей. Таков этикет. Признаемся, сразу после возвращения точно так же постарались себя вести на МКАД, но не получалось: в крайнем правом ряду оказывался то трактор, то погрузчик, то кто-то еще. На немецких автобанах это просто невозможно. Медлительные транспортные средства расцениваются как опасные, и их туда просто не пускают. А еще там не перегружают на обочине товар из одной машины в другую, никто не останавливается на «аварийке», чтобы перекурить, и так далее. Иначе будет жестко наказан.

В китайском кроссовере установлена 5-ступенчатая «механика». Иногда было ощущение, как будто не хватает шестой передачи. Хотя что при 130 км/ч, что при 140 км/ч тахометр стабильно показывал 4100 оборотов. При этом уровень шума повышался. Но кричать не приходилось.

На подъезде к Дрездену мы обратили внимание на культуру ведения ремонтных и иных работ на автобане. Даже если дорожник подстригал кустики на обочине, всегда это обозначалось соответствующим образом. То есть не поцарапанным, едва заметным знаком, а огромным световым табло, которое видно, без преувеличения, за километр даже в туман и при сплошном потоке фур. Причем если это полноценный ремонт, то таких табло будет стоять три, а первое — за три километра до места проведения работ. Все сделано, чтобы водитель был готов и знал: там ахтунг, снижай скорость...

Приятное впечатление осталось от тоннелей, которых у нас не встречается. Все фонари горят, пределы проезжей части обозначены, предусмотрены карманы, где можно остановиться в экстренном случае. Знаки напоминают, что движение более 60 км/ч запрещено, и большинство слушаются.

В самом Дрездене нас поразило трамвайное движение и велодорожки посередине проезжей части. А вскоре на страницах Auto Onliner появится репортаж из стеклянной мануфактуры, где собирают Volkswagen Phaeton и Bentley Flying Spur.

Заехали в автохаус в пригород. Пока ждали героя интервью, обратили внимание на русскоязычного покупателя, рассматривавшего Toyota Avensis. В шутку предложили купить наш китайский внедорожник. Тот заинтересовался: «Почем? А сколько гарантии?» Узнав, что в такой комплектации кроссовер стоит до $13 тысяч и дается 5 лет гарантии (или 150 тысяч километров пробега), воскликнул: «Так это ж подарок! Для Германии это не цена».

Движемся дальше. Впереди Берлин. На трассе дождь, но все равно жарко. Когда становилось душно, включали кондиционер. Охлаждал он отлично, никогда шайбу не переводили на максимум — боялись простудиться.

Впрочем, иногда опускали стекла (в каждой, даже пассажирской двери есть стеклоподъемник) или открывали люк.

В этом есть тоже свое удовольствие. Лучше слышно город, наблюдаешь за реакцией прохожих, которые обращали внимание на кроссовер. Попутно стали свидетелями некоторых уличных сцен, в том числе в одном из турецких кварталов.

В Берлине нас ждало целое приключение! Нам предстояло получить разрешение на допуск в центр городов, и это превратилось в настоящее мучение. Сначала мы приехали на автосервис, который имеет право осуществлять технический надзор. Его сотрудник спросил: «Что это? Lifan? Никогда не слышал». Через несколько минут он сказал, что в базе нет такой марки, и он ничем помочь не может. Неужели придется менять планы и оставлять машину на окраине?

Оставался еще один шанс — получить допуск у конкурентов. В офис компании DEKRA, также проводящей технический надзор, мы прибыли буквально за полчаса до закрытия. Посмотрев на белорусский техпаспорт, девушка предложила нам пройти в служебное помещение.

«Ну все, — подумалось нам. — Сейчас вызовет полицию — и ага». Однако через несколько минут сотрудница пригласила нас к эксперту.

Специалист долго расспрашивал, где указан регистрационный знак, а где — марка и модель авто. Потом признался, что впервые видит такую машину, попросил открыть капот, заглянул в салон.

Но главное — выдал зеленую наклейку! Lifan прошел испытание немецкой бюрократией на отлично.

Берлинский режим движения предполагал постоянные переключения передач. Прямо скажем, что рычаг коробки ходил хорошо и это несколько снивелировало дискомфорт. Но регулярные остановки настолько утомили, что под конец дня мы были полностью вымотаны. Сравним наши ощущения от одного дня за рулем и одного дня в качестве пешехода/пассажира общественного транспорта в отдельном репортаже.

Забавный момент. Остановились на заправке, чтобы посетить заведение под названием WC. Дверь в туалет располагалась с внешней стороны здания. Сотрудники выдали ключ, привязанный... к канистре из-под масла. Очень по-белорусски!

Кстати, 95-й бензин в Германии стоит 1,3—1,4 евро за литр. Невольно задумаешься об экономичном вождении. По нашим подсчетам, при скорости 120—130 км/ч, включенных кондиционере и магнитоле расход составлял 10—11 литров на сотню.

Затем предстояла поездка через всю Германию — с востока на запад. Тот, кто думает, что автобан ночью освещается, глубоко ошибается (исключение — короткие участки трасс, например возле заправок). Но все равно он как новогодняя елка! Прицепы автопоездов по контуру обклеены световозвращающими элементами (или даже гирляндой светодиодов), у некоторых внизу размещены оранжевые проблесковые маячки, у легковушек все приборы освещения исправны. Одно загляденье!

Освещение нашего кроссовера тоже радовало глаз. Все видно издалека, знаки в «луч» попадают, дальний — на 100%. При таких условиях можно спокойно 120—130 км/ч ехать!

Утром прибыли в Рейнланд-Пфальц. Зябкий горный воздух заставил включить подогрев сидений, и мы быстро согрелись. Вообще, с точки зрения комфорта автомобиль отрабатывал на 100%. В жару или холод мы всегда находили оптимум, который позволял не испытывать неудобств.

Например, во всех дверях и в центральном тоннеле предусмотрены подстаканники, которыми мы постоянно пользовались. Бутылка с минеральной водой или стаканчик с кофе помещаются отлично — проверено!

На горных подъемах наш Lifan вел себя скорее как неповоротливый медведь, а не молниеносная лань. Ему как будто не хватало динамики. Но в целом с задачей он справлялся. Во всяком случае сзади пробку мы ни разу не собрали.

Конечной точкой была знаменитая трасса Нюрбургринг, вокруг которой бурлит автомобильная жизнь. Это очень необычное место, где охотятся фотошпионы и рождаются новости. Знаете, когда сзади приближается закамуфлированный Jaguar, который определяешь только по контурам кузова, а впереди движется какой-нибудь суперкар, это впечатляет! Про ринг, как его называют в Рейнланд-Пфальц, готовится большая публикация.

Мы же на Lifan решили заехать в центр безопасности в Нюрбургринге, где имитируются разного рода условия вроде аквапланирования или гололедицы. Инструктор, обучавший очередную группу, остановился как вкопанный, увидев кроссовер.

Нам даже разрешили проехаться по одной из площадок, которая обильно поливается водой. Задача водителя — двигаться по заданной траектории и не допустить занос. Поскольку у X60 передний привод, проехать ровно было несложно.

А недалеко от Карлсруэ нас ждала неприятность. Мы совершенно не обратили внимания, как стрелка уровня топлива залезла в красную зону. Спокойно ждали, когда загорится лампочка, рассуждая, что 60—70 км после сигнала проехать можно всегда. Но неожиданно машина дернулась и заглохла. Прямо на автобане при скорости 140 км/ч! Без всяких предупреждений... На наше счастье рядом была стоянка для фур, мы мгновенно сориентировались и нырнули туда. В другом случае нас моментально бы оштрафовали и предстояли бы разбирательства с полицией. Потому что стоять на обочине строжайше запрещено. Бензин закончился? Ну и что! Это твои проблемы...

Один из нас отправился на заправку. Благо ближайшая оказалась всего в четырех километрах. А ведь могло быть иначе! На автобане иногда на протяжении 40—50 км не встретишь ни одной АЗС. Туда подбросили сердобольные немцы на Volkswagen Vento, но самым сложным было вернуться назад. За все время мы на скоростных трассах Германии не встретили ни одного пешехода (дорожные рабочие не в счет, тем более что они таковыми не являются). А фотокорреспонденту пришлось преодолеть четыре километра. Шел за ограждением, мимо пролетали водители и с удивлением смотрели на «сумасшедшего» с канистрой в руках.

В самом Карлсруэ стали свидетелем не совсем обычного зрелища. На одном из перекрестков неожиданно появились полицейские на мотоциклах. Они остановили движение на всех улицах. Потом подъехали ребята в оранжевых жилетах на роликах и заняли те же места. Убедившись, что автомобили не движутся, полицейские отправились дальше. В этот момент на улицах появились тысячи роллеров! В течение 15—20 минут трафик был парализован. Все терпеливо ждали.

Во время всей поездки мы постоянно ловили удивленные взгляды окружающих водителей. Porsche и Jaguar их давно не удивляли. Но что это такое обклеенное наклейками приехало к нам? В пробке на автобане близ Мюнхена водитель Toyota Corolla показал рукой, мол, класс! Так Германия знакомилась с Lifan...

А на заправке в Мюнхене к нам подрулил Toyota Avensis с немецкими номерами. Его водитель на чистом русском спросил: «Ну как „китаец“, ребята?» Это был первый человек во время нашего путешествия, который с ходу верно определил марку. Он же довольно четко уловил аналогию: «Что-то мне знакомое напоминает». Да-да, нам тоже!

После Мюнхена нам предстоял путь домой — снова через Дрезден, Лодзь, Варшаву, Брест... Привычно мы совершали опережения, держали постоянную скорость 120—130 км/ч, когда это было разрешено. Вокруг сталкивались только с любопытством, но не со злобой или сарказмом. Это был интересный опыт...

Всего мы проехали около пяти тысяч километров. Скептицизм в отношении «китайца» остался где-то на дорогах Польши и Германии. Кроссовер не барахтался беспомощно на немецком автобане. Не заставлял нас изнывать от духоты в заторах. Не требовал какого-то особого расположения к себе. Да, это новая машина. Мы не знаем, какой она будет в обслуживании в будущем, что станет с ее кузовом после первой белорусской зимы. Говорим только то, что испытали сами: в дальней дороге Lifan X60 вел себя как хороший для путешествий автомобиль, пусть не самый скоростной и динамичный, но вместительный и послушный. Когда пришлось расставаться, отдавали ключи с некоторым сожалением. С этим кроссовером связано много приятных воспоминаний. Встретим — будем моргать «аварийкой» в городе!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Андрей Журов. Фото: Алексей Матюшков
Без комментариев