Она выкарабкалась и рассмеялась! Чудо под Рождество

 
264
07 января 2016 в 8:00
Автор: Андрей Журов. Фото: Алексей Матюшков

Новости тоже могут быть хорошими. Не верите? Ну так вот вам история на Рождество. Месяц назад мы рассказали о 9-летней девочке, которую сбил автомобиль. Еще в сентябре Катя Иванова находилась в коме, и ее жизнь была на грани. О плохом думать не хотелось, но… Сейчас мы связались с хосписом и осторожно поинтересовались, как дела. «Катюша пришла в себя! Реагирует, осмысленно смотрит, улыбается», — услышать это было лучшим подарком в преддверии праздника. Корреспонденты Onliner.by съездили в гости к крестнице, разумеется, с подарками и узнали последние новости. Читайте наш репортаж.

Новый год семья встретила в том же неказистом доме, в тесных комнатушках. Им так и не выделили новое жилье. Марина Ковчур, мать девочки (женщина оставила девичью фамилию), говорит, что так бы и жили в приземистой хате в деревне Самуэлево (Минский район), но на здоровье ребенка плохо сказывается печное отопление. Кроме того, девочке уже трижды вызывали скорую — скачет давление, зашкаливает пульс, а добираться медикам сложновато. Однако надежда получить хотя бы комнату в общежитии есть. По словам матери Кати, на очереди в сельсовете они первые, а в райисполкоме — сотые.

Несмотря на весьма скромную обстановку, комната буквально озарена светом, наполнена жизненной энергией и нет уже того прежнего отчаяния. «После Нового года произошли разительные перемены, — несмело улыбается Марина. — На каникулах гостят дети мужа (от первого брака). В какой-то момент они прибежали: „Тетя Марина, она смеется!“ Мы сначала не поверили, может быть, ребятишки приняли за смех гримасу? Но потом сами увидели, что на лице Кати улыбка, совсем как прежде. С того момента каждый день наблюдаем прогресс».

Ребенок осмысленно двигает руками (если можно назвать это жестикуляцией), приподнимается, самостоятельно переворачивается на живот. Матери в связи с этим пришлось провести бессонную ночь, но это были счастливые тревоги.

Родители купили Кате детскую игрушку, чтобы она могла развивать мелкую моторику. Девочка по просьбе показывает, где у медведя нос, бант, ухо. Однако, увы, пока не говорит. Ощущение, что все понимает, но слова застряли где-то в горле.

Девчушка смотрит на нас, на лице появляется улыбка. Больше всего удивляет блеск глаз — в них интерес, любопытство, даже капелька озорства. Переводим взгляд на портрет, сделанный до случившегося: да, именно такой!

— Ну обними маму, — наклоняется Марина над постелью дочери.

Катя тянется рукой к шее матери и касается губами ее щеки. Потом снова смотрит на нас и отпускает. Застеснялась… И это детское чувство стыда — яркое подтверждение возвращения к жизни!

В комнате включен телевизор, идет детский канал. Как утверждает Марина, дочь осмысленно смотрит мультфильмы, это видно по глазам, реакции.

Женщина изо всех сил пытается пробудить ту прежнюю Катю. Материнская интуиция подсказала: не надо бояться пускать детей, поэтому каждый день в их доме гости, приходят подруги девочки, и именно присутствие близких, знакомых, их голоса, возможно, подтолкнули к позитивным изменениям.

На радостях Марина достает телефон и показывает счастливые кадры, зафиксированные камерой. Честно признаться, в этот момент даже нам с трудом удавалось сдержать слезы. Вспоминается, какой мы застали девочку в хосписе. Она находилась в так называемом ступорозном состоянии (это нечто среднее между комой и глубоким обмороком): неосознанные судорожные движения, гримаса боли на лице, постриженная голова на измятой подушке… Не дай бог кому-нибудь видеть такие страдания ребенка.

А до этого была клиническая смерть и кома. В самые страшные дни, сразу после аварии, матери предлагали: «Откажитесь, сдайте в интернат, ничего хорошего вас не ждет».

— Я сама росла в детском доме, знаю, что это такое. От родного ребенка ни за что не откажусь! — сжав губы, твердо решила женщина.

На вопрос, как пережила весь ужас, отвечает: любила, ухаживала, а еще молилась. Когда Катя находилась в реанимации, часто ездила на могилу Блаженной Валентины Минской, ставшей местом паломничества. Как-то позвонил местный священник, предложил прийти, прочитал молитву. И на душе стало спокойнее.

У нас нет ни капли сомнений в том, что женщина бросает все силы на восстановление дочери. Видно, что она круглосуточно находится возле постели. Говорит, оставляет девочку только в крайних случаях — когда, например, нужно ехать в Следственный комитет: «Очень помогает сестра мужа, она по образованию медик и знает, как обращаться с больным ребенком. Я ей доверяю на 100%».

Марина вынуждена была уволиться, некоторое время пыталась найти работу на дому, но не вышло. Увы, в деревне социальных возможностей меньше, чем в городе. Ее супруг теперь чаще берет дежурства на работе. Такова вынужденная необходимость.

После выхода публикации в редакцию Onliner.by обращалось огромное число неравнодушных людей. Белорусы проявили лучшие качества. Каждый звонивший хотел как-то помочь: отправляли подарки, переводили деньги, готовы были подвезти куда нужно и т. д. Но главным оказалась поддержка. Женщина поняла, что не осталась наедине со своим горем.

Некоторые, впрочем, не верили, что это простые люди, оказавшиеся в непростом положении. В комментариях даже прозвучали обвинения, якобы семья пьющая, изведут все деньги на водку. Враки!

Чтобы никто не сомневался, будто полученные средства могли пойти на другие цели, сообщаем: приобретена специальная больничная койка, увлажнитель воздуха, ингалятор, тумба. Это все куплено на пожертвования. Еще часть средств хранится на счете: в будущем, вероятно, девочку придется возить на реабилитацию в Минск, и деньги решили оставить на потом.

— Приезжала женщина, ее тоже зовут Марина, — рассказывает мать Кати. — Она непременно хотела все увидеть своими глазами. Я не возражала. Гостья привезла дорогое лекарство (одна упаковка стоит 400 тысяч рублей), всего восемь упаковок. Именно после первого приема произошли улучшения. Эффект колоссальный, и мы сразу это заметили.

На вопрос, нужны ли деньги, женщина скромно отвечает, что пока всего хватает. Люди небогатые, экономят каждую копейку и не просят ничего особенного, только самое-самое необходимое для ребенка. Через несколько дней семья ждет визита невролога, который решит, возьмутся ли медики за реабилитацию девочки. Волнение близких Кати понятно…

Есть подвижки также в расследовании ДТП, проведен следственный эксперимент, изъяты вещи девочки, которые были на ней в момент наезда (портфель, одежда). После того как дело было передано в СК, водитель попытался связаться с матерью девочки, рассказали родные. «Я против, — Марина категорична. — До этого он никаких попыток не предпринимал. А когда произошли реальные изменения, решил объявиться. Может, когда-то я его прощу, но сейчас материнское сердце мне не позволяет».

В Белорусском детском хосписе, где Кате и ее матери оказали и продолжают оказывать огромную помощь, рассказывают: детский организм заключает в себе огромные резервы, не раз после страшных травм дети восстанавливались и возвращались к полноценной жизни. Там верят, что это реальный сценарий для нашей Пеппи Длинныйчулок. Мы тоже надеемся и верим, что Катя сможет когда-нибудь вприпрыжку вбежать в школьный класс на уроки…

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Вам будет интересно:

Автор: Андрей Журов. Фото: Алексей Матюшков
ОБСУЖДЕНИЕ