Откровения осужденного: «Вчера меня посадили за ДТП, которое, как я считаю, не совершал»

375
06 ноября 2017 в 8:00
Автор: Андрей Гомыляев. Фото: Алексей Матюшков, ГАИ Могилевской области

Откровения осужденного: «Вчера меня посадили за ДТП, которое, как я считаю, не совершал»

При расследовании аварии, к которой привели нарушения одного из участников, следователям необходимо установить, какие именно пункты ПДД были им проигнорированы. Но что если к ДТП привели нарушения с обеих сторон? В таком случае необходимо выяснить, какое именно действие находится в причинно-следственной связи с наступившими последствиями. Согласно обстоятельствам, установленным судом, герой сегодняшнего материала Сергей остановил грузовик на проезжей части, а водитель легкового Mercedes врезался в него не тормозя. В результате аварии пассажирка легковушки погибла. Виновным в нарушении ПДД, повлекшем гибель человека, признали именно Сергея. Бесспорно, это прецедент. Но мужчина не считает свои действия причиной столкновения. 

Авария, о которой пойдет речь, произошла в начале октября прошлого года. В темное время суток (около 19:50) на дороге Кричев — Орша — Лепель на территории Горецкого района старенький Mercedes врезался в стоявший «Урал». В сводке ГАИ обращали внимание: грузовик стоял с невключенными габаритными огнями. В результате столкновения 20-летний водитель Mercedes и его 45-летняя мать пострадали, а бабушка (1949 г. р.) погибла на месте.

Глазами осужденного

Сам Сергей так описывает обстоятельства, предшествовавшие столкновению с летальным исходом: «Я хотел заработать на пилораме, в тот день вместе с напарником купил лесовоз специально под ремонт. Нас интересовали только двигатель и техчасть. Осмотрел машину в деревне у продавца, визуально техсостояние было хорошим. Прицеп купили в другой деревне мои коллеги, о его состоянии я не знал, но доверял товарищам. У самого „Урала“ были разбиты и частично не работали приборы освещения. Лесовоз я зарегистрировал на свое имя».

«Мы втроем с коллегами перегоняли „Урал“ на ремонтную базу своим ходом, — продолжает мужчина. — Поехали, конечно, днем, в светлое время суток, так как знали о проблемах с фарами. Во время движения вылетели передачи в коробке. Проверить работоспособность КПП до начала движения не было возможности. Остановились наполовину на проезжей части, наполовину на обочине. На часах было примерно 17:00. Знак аварийной остановки не выставили (его не было), тут же отправились за тягачом, чтобы убрать машину и в конце концов доставить в пункт назначения. Когда вернулись, короткое время находились на трассе, считали, что грузовик виден издалека, потому как машины (а их было около 50) объезжали его без резких маневров. Было пасмурно, но видимость составляла 10 километров. Стояли мы на прямом участке трассы, обзорности ничего не мешало. В тот самый момент, когда цепляли трос к трактору, случилось ДТП. Нам не хватило буквально одной минуты. Последствия были ужасны».

Глазами потерпевших

На суде свою версию произошедшего представили и сын с матерью, ехавшие в Mercedes. «Машина принадлежала бабушке, но занимался ее обслуживанием внук — 20-летний парень, находившийся за рулем, — говорится в материалах дела. — Семья в тот день отправилась в гости, трагедия произошла на пути обратно. Согласно показаниям водителя, он ехал со скоростью около 80—83 км/ч, скорость не увеличивал, так как технически на этом автомобиле было невозможно разогнаться быстрее 90 км/ч. Мобильной связью или интернетом не пользовался. Проехали деревню и заметили встречную машину. Водитель переключил дальний свет на ближний и в этот момент почувствовал удар».

Мать водителя находилась на заднем сиденье по центру (пристегнута не была), бабушка — на переднем. Пенсионерка погибла на месте. Выжившая пассажирка утверждает, что двигались они спокойно, всматривались в дорогу, полотно видели отчетливо, но очертания другого авто — нет. Женщина не помнит момент удара (из-за травмы головы), очнулась на асфальте. Позже стало известно, что она получила ушиб мозга, рваные раны головы, перелом ребер — провела в больнице более месяца.

На суде

Сергей не признал свою вину в ДТП, но частично возместил вред потерпевшим. Нарушение же ПДД со своей стороны не оспаривал. А ему вменяли создание препятствия, содержание авто в технически неисправном состоянии, невыставление знака аварийной остановки, участие в движении транспортного средства, режим работы световых приборов которого не соответствует требованиям конструкции, или его внешние световые приборы не работают в установленном режиме, — всего пять пунктов правил. По выводам суда их нарушение и стало причиной ДТП.

Как считает Сергей, нарушенные правила эксплуатации машины не состоят в причинной связи с наступившими последствиями. Другой свидетель — первый коллега обвиняемого — уточнил, что замечания от водителей попутных авто поступали, люди говорили, чтобы они убрали грузовик. Этот свидетель только вернулся с трактором к месту остановки, заметил встречную машину, с которой разминулся, хотел остановиться за «Уралом» и в момент разворота услышал хлопок. Второй сотрудник говорил, что до поломки именно Сергей управлял грузовиком, а он с первым коллегой ехал позади в сопроводительной Skoda. После поломки, по его словам, он остался у грузовика, но ничем не обозначил транспортное средство.

Озвучили и порядок следственного эксперимента. Вначале определили примерную скорость Mercedes (83—85 км/ч). На дороге отложили семь участков по 23,6 метра. На седьмой позиции выставили встречные Skoda и идентичный Mercedes. Опытным путем пытались установить, с какой позиции становится заметен грузовик в темное время суток. На четвертой позиции было видно темное пятно, на второй — все части прицепа. Эксперт заключил, что водитель легковой машины не располагал технической возможностью предотвратить наезд путем экстренного торможения или маневра — в момент обнаружения препятствия до него оставалось 47,2 метра.

Возражения

«Размеры на схемах не соответствуют друг другу, следственный эксперимент проводили с нарушениями, — такова позиция осужденного. — Например, если допускали, что скорость легковушки была от 83 до 85 км/ч, то почему взяли большее значение, из-за чего отрезки составляли 23,6 метра, а не 23,05. Но даже при таких значениях у водителя было две секунды на уход от удара либо снижение скорости. Но этого сделано не было.

Колеса Mercedes не повернуты, водитель даже не предпринимал попыток тормозить. А это нарушение пунктов 1 и 2 статьи 87 ПДД: „В темное время при недостаточной видимости дороги скорость должна позволять водителю остановить ТС в пределах видимости дороги в направлении видимости“, а также „При возникновении препятствия, которое водитель в состоянии обнаружить, он обязан немедленно принять меры к снижению скорости, вплоть до полной остановки“. Почему эти нарушения не рассматривали как причины аварии?

Во время расследования обстоятельств использовали нормативно-правовые источники, которые не соответствуют современному уровню автомобилестроения. Например, значения параметров торможения, указанные в них, определены для советских авто выпуска 80-х годов категории М1, без усилителя тормозов, который есть в Mercedes-Benz W123. Считаю, водитель легковушки имел возможность предотвратить ДТП, но не сделал этого из-за проблем со зрением. Уже позже я провел собственный опыт, чтобы понять, на каком расстоянии виден прицеп». Все перечисленные доводы суд не принял во внимание.

Суд решил, что Сергей виновен, и назначил ему наказание в виде 4 лет лишения свободы с отбыванием в колонии-поселении. Кроме того, на 5 лет водитель лишен прав. Также мужчину обязали выплатить почти 69,5 тысячи рублей в пользу потерпевших и государства. Апелляции в суды вышестоящей инстанции, жалобы в прокуратуру не принесли результатов, на которые рассчитывал осужденный. В начале прошлого месяца приговор вступил в силу. Вчера, в воскресенье, Сергей прибыл в Горки для отбытия наказания.

Откровение

Накануне длинных выходных осужденный поделился сведениями, которые поначалу скрывал, но в итоге все же обнародовал (например, в апелляции): «Представьте: ночь, дорога, лесовоз, разбитая машина. Я уже не помню, кто раньше приехал — ГАИ или скорая. Но сразу после ДТП стали помогать пассажирке с заднего сиденья. У нее были повреждения кожи головы, она была в сознании, спрашивала про мать, но сын отвлекал ее до последнего. Я тоже молчал, держал ее спину. Кричал врачам, что они не так укладывают на носилки, казалось, что они делают это грубо. Врач смотрела на меня долго и молча. Злости не было, чувства вины тоже. Было ощущение как при просмотре фильма-катастрофы на первом ряду. Но после этого сеанса не уйдешь из зала.

Я увидел, что мой коллега сидит в авто, вроде плачет: знал, что у него четверо детей (у меня их нет). Потому и заявил, что за рулем сидел я, несмотря на то, что в жизни не управлял машинами категорий С, D и Е. Объяснить логически мне это сложно, в тот момент было подавленное состояние».

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Андрей Гомыляев. Фото: Алексей Матюшков, ГАИ Могилевской области
ОБСУЖДЕНИЕ