186
10 апреля 2018 в 20:02
Автор: Андрей Журов. Фото: Александр Ружечка
«Стараются, но не у всех получается». Неожиданный итог дорожной проверки ГАИ

Врачи садятся в автомобиль скорой, сразу включаются спецсигналы, и машина выезжает на улично-дорожную сеть Минска. Все всерьез: медики едут на реальный вызов, а необычно то, что за ними следуют сотрудники ГАИ. Задача инспекторов — остановить водителей, которые не уступят дорогу. Сразу оговоримся, что в этот раз таковых не нашлось. Отличный результат! Впрочем, не всегда так гладко. Один из фельдшеров вспомнил вопиющий случай, произошедший около месяца назад: во дворе водитель подпер автомобиль службы 103 и ушел. В салоне медиков находилась пациентка, которую нужно было доставить в больницу. Именно после аналогичных случаев в России, получивших большой резонанс, возбудили ряд уголовных дел в отношении «принципиальных» автомобилистов.

Подстанция скорой медицинской помощи, которая находится в Московском районе. Как говорят водители, за 15 минут можно добраться до самой дальней точки зоны обслуживания. Это если нет препятствий для движения, а они случаются.

— Иногда, бывает, выезжаешь на пр. Дзержинского, все уступают, а какой-нибудь водитель Mercedes или BMW — ни за что, — жаловался один из шоферов.

Правда, он сразу же оговорился, что ситуация в последнее время значительно улучшилась. Каждый ролик из машины скорой, в котором зафиксировано неприемлемое поведение упрямого автолюбителя, вызывает бурю негодования в обществе.

Заходим в диспетчерскую, куда переадресуют вызовы со станции скорой помощи. На Московский район приходится до 400 звонков в сутки! Иногда бригада не успевает заехать на подстанцию, как нужно выдвигаться к очередному пациенту.

Нам объясняют, что есть вызовы линейные, срочные и экстренные. Вот последние поводы: «температура», «падение с последующим кровотечением», «острая боль»...

— В случае экстренного вызова бригада должна выехать в течение четырех минут, — говорят медики. — Поводом может быть падение с высоты, ДТП, суицид. Тогда обычно отправляют реанимобили.

Наконец поступает вызов, куда едет «наша» бригада. Нужно добраться до Рафиева. Предварительная информация такая: «холодный пот, слабость, низкое давление». Пока медики предполагают, какой может быть диагноз, перед водителем ставится задача быстро и беспроблемно доставить медиков по указанному адресу.

Следом за скорой едут два автомобиля ГАИ. В машине медиков включены спецсигналы. К слову, решение об этом принимает старший бригады (врач или фельдшер, а вовсе не водитель). Обязательно делается специальная отметка в книге вызова.

Сразу отмечаем реакцию автомобилистов. Многие притормаживают, явно заметив микроавтобус. На пр. Газеты «Звязда» внедорожник Hyundai прижимается правее, как только появляется возможность. Приятно видеть!

На нескольких перекрестках водителю скорой приходится двигаться на запрещающий сигнал светофора. Вообще, с шоферами медиков регулярно проводятся инструктажи, и действия в таких случаях оговаривают особо. Рекомендованный алгоритм: полностью остановиться, убедиться, что во всех полосах (и направлениях) автомобили притормозили, и только тогда возобновить движение.

— Чем чревато отступление, мы говорим постоянно: несколько лет назад водитель скорой в аналогичных обстоятельствах попал в серьезное ДТП, — рассказали медики. — Ехал со спецсигналами, но на красный. Автомобиль ГАИ уступил дорогу, а другой водитель (на Peugeot) — не остановился. Наш шофер как двигался, так и проехал, хотя обязан был убедиться в безопасности дорожного движения. Тогда пострадали два врача. А наша машина была сильно повреждена — ущерба на 252 миллиона неденоминированных рублей. Водитель выплачивает его до сих пор.

Между тем, автомобиль медиков продолжает движение. На ул. Рафиева водитель выезжает на встречную полосу, объезжая стоящие на светофоре машины. Автомобилисты умышленно не начинают движение, чтобы не создавать препятствие.

А теперь самый сложный момент — движение по двору. Днем это еще не так проблематично, но вечером или ночью иногда медикам приходится идти пешком до подъезда. Это не беда. Хуже когда пациента нужно нести на носилках до машины.

— Был случай около месяца назад, — вспоминает фельдшер Евгений Дашкевич. — Мы заехали во двор, остановились возле подъезда. Отправились к пациентке. В это время нашу машину подпер водитель на Renault и отправился в подъезд. Пришлось ждать около десяти минут, пока он выйдет. В это время в салоне находилась девушка, которую нужно было госпитализировать. А водитель Renault сказал, мол, вы меня не пустили, вот я вас и запер. Информацию передали в ГАИ.

Напомним, после нескольких подобных случаев в России были возбуждены уголовные дела. Эти истории получили огромный резонанс.

Ну а мы благополучно добираемся к подъезду. Смотрим на часы: прошло чуть менее четырех минут с момента выезда от подстанции. Получилось очень быстро, хотя не всегда дорожная обстановка складывается благополучно. В последние годы произошло несколько серьезных ДТП с участием автомобилей скорой. Число аварий постепенно уменьшается. А чтобы напомнить о необходимости уступать, проводятся вот такие мероприятия.

Мы снова возле подстанции. Ждем очередной вызов, и он скоро поступает: в этот раз придется ехать через полгорода, на ул. Заславскую. У ребенка резкая боль в животе. Опять ревет сирена автомобиля медиков, автомобили ГАИ — следом.

Наибольшие сложности возникают на пр. Дзержинского. Например, при выезде на магистраль нам надо было повернуть налево. Встречные автомобили начали движение, но, увидев скорую, затормозили.



Шофер реанимобиля выбирает крайний левый ряд. Вот зачем в ПДД была введена норма, предписывающая не занимать крайнее левое положение. Не для удобства «нетошнотов», а именно для таких ситуаций!

У сотрудников ГАИ к автомобилистам претензий не возникает: при приближении скорой все включают поворотник и стараются уступить. У кого-то получается с ходу, у кого-то — занимает время. Даже в условиях очереди на перекрестке водители пытаются всеми силами освободить дорогу. Так было на пересечении Дзержинского — Щорса, Тимирязева — Машерова, Машерова — Заславской...

А вот, собственно, адрес, куда мы спешили. Вновь обращаем внимание на часы — доехали за восемь минут. Неплохо!

Вскоре из подъезда появляется бледный мальчик и перепуганная бабушка. Врачи настаивают на доставке ребенка в Детский хирургический центр, который находится возле станции метро «Академия наук».

Самый напряженный момент — на перекрестке проспектов Победителей и Машерова. Нам горит красный. По перпендикулярному направлению на скорости движутся автомобили. Их водители, вероятно, не сразу замечают машину скорой, а экстренно тормозить — того и занесет. Несмотря на сложности, преодолеть узел удается за несколько секунд.

— В данном случае угрозы жизни не было. Но требовалось оперативно выявить хирургическую патологию, если она есть, как мы предполагаем, — прокомментировал фельдшер уже после доставки ребенка в хирургический центр. — Дело в том, что она может стремительно развиваться и проявляться осложнениями. Потому важна спешка.


То, что во время рейда не было привлечено ни одного водителя, это отличный результат. Подтвердилась давно известная истина: большинство автомобилистов ведут себя адекватно обстановке и стараются предоставлять преимущество. А делать большие выводы по единичным случаям не совсем верно...

Охлаждающие жидкости в каталоге Onliner.by

Автор: Андрей Журов. Фото: Александр Ружечка