«Заметил инспектора, прячущегося за буcом Mercedes». Суд по делу о конфликте между сотрудниками ГАИ и прохожим
1220
19 июня 2018 в 8:00
Автор: Андрей Гомыляев. Фото: youtube.com
«Заметил инспектора, прячущегося за буcом Mercedes». Суд по делу о конфликте между сотрудниками ГАИ и прохожим

Ночь перед судом Владимир провел в камере. Накануне его задержали сотрудники милиции. Это произошло после обнародования в сети видео, в котором мужчина конфликтовал с инспекторами столичной ГАИ. У последних также имеется ролик (снятый нагрудным регистратором), на котором зафиксирован диалог. Сам инцидент имел место еще раньше — в первых числах июня. Суд же состоялся в конце прошлой недели. Для максимального сохранения нейтральной позиции передаем только факты и интерпретации событий участниками конфликта, озвученные в ходе заседания.

Владимир — минчанин 1980 г. р. Об истории нарушений мужчины известно, что он был лишен водительских прав, однако сроки, давность и причина озвучены не были. Другие участники процесса — три сотрудника ГАИ Советского района столицы и участковый РУВД, составлявший протокол.

Заседание началось с череды ходатайств, озвученных задержанным: о запрете фотосъемки, о возвращении материалов дела органу, ведущему дело, для внесения ходатайств, об отсрочке для предоставления доказательств невиновности, о выделении в отдельное дело факта фальсификации протоколов (якобы составлены разными почерками). На них последовали отказы. Далее Владимир заявил об отводе адвокату, предоставленному судом, из-за недоверия защитнику. А после — отвод и председательствующему в суде по принципу заинтересованности в исходе дела: «Я был проинформирован, что к судье заходили свидетели, которые не должны были контактировать с ним до заседания». Председательствующий судья посчитал доводы надуманными, заявления отклонил. На этом ходатайства не закончились — прозвучала просьба сделать перерыв в заседании для написания заявления в отношении председательствующего судьи. Вновь отказ — просьбу расценили как затягивание процесса.

Судья зачитывает: «Лицу, в отношении которого ведется административный процесс, вменяется, что он умышленно допускал вмешательство в работу сотрудников ГАИ на ул. Кульман. Безосновательно указывал капитану на нарушения в несении службы, не имея на то должностных полномочий. Допускал унизительные высказывания в фамильярном тоне, чем препятствовал поддержанию порядка и безопасности».

Владимиру вменяется правонарушение, предусмотренное статьей 17.1 КоАП РБ «Мелкое хулиганство» — «Оскорбительное приставание к гражданам и другие умышленные действия, нарушающие общественный порядок, деятельность организаций или спокойствие граждан и выражающиеся в явном неуважении к обществу». Она предусматривает наложение штрафа в размере от 2 до 30 б. в. или административный арест. Задержанный вину не признал: «Не понимаю, в чем именно мое нарушение».

Позиция Владимира: «Сотрудник нарушал инструкцию ГАИ, утвержденную МВД: должен быть виден всем участникам дорожного движения»

— В тот день я был в магазине, возвращал товар — пауэрбанк. Решил пойти по левой стороне дороги, потом перешел. Пересекая переход, никого не видел, в том числе сотрудников ГАИ. Пройдя 50 метров, заметил инспектора, прячущегося за бусом Mercedes. Он высматривал нарушителей. Подойдя, как гражданин обеспокоился и пришел в негодование — сотрудники обязаны предупреждать нарушения. По моему мнению, указанный сотрудник нарушал инструкцию ГАИ, утвержденную МВД: должен быть виден всем участникам дорожного движения. Я обратился: «Товарищ инспектор, вам не лучше встать на переходе? Обеспечьте безопасность».

Здесь и далее в качестве иллюстраций использованы скриншоты из видео www.youtube.com/watch?v=0Xn_9Yjq2pY со стенограммой диалогов

Я подумал, что меня не услышали, повысил голос. Сотрудник проигнорировал. Умысла нарушать порядок не было, мой мотив — соблюдение безопасности: как для пешеходов, так и для контролирующего органа. Подошел ближе к инспектору. Меня предупредили, что может быть составлен протокол за нахождение на проезжей части. Человек находился в отдалении, потому приходилось повышать голос. Считаю, я не мешал работе. Сотрудник продолжал прятаться: как останавливал во второй полосе, так и продолжал, что является нарушением инструкции.

Я решил подать заявление. Этого сделать не вышло — вновь игнорирование. Я сказал, что он является слугой народа, но эту фразу мы слышим по ТВ каждый день. Я слышал, что МВД несет службу для народа. Если это считается оскорблением — меня могли бы задержать на месте. В общении со мной он позволил себе назвать меня «никто», что можно считать оскорблением. Это нарушение приказа МВД о профессиональной этике сотрудников.

Старший лейтенант находился в 30 метрах, он не мог слышать разговор в условиях повышенного уличного шума. Я подошел к нему, спросил, можно ли подать заявление. Он сказал подойти к патрульной машине. С 3—4-го раза уговорил его принять заявление.

У автомобиля заметил третьего инспектора. Ранее он стоял в 100 метрах, с другой стороны улицы и также не мог слышать разговор. На озвученное мной желание подать заявление предложили проехать в РУВД — мол, там составят. Но я имею право подать заявление в любом месте в любом виде. Начали принимать устное заявление — якобы запомнят.

Я представился. Следом пробили по базе историю моих нарушений, выяснили, что я лишен прав. Они приняли устное заявление, уехали. На следующий день я подал жалобу в РУВД на их деятельность.

Инспектор не является потерпевшим, не было злого умысла с моей стороны, не были нарушены его права, я не выражался нецензурно, никого не пугал. Я проявлял свою власть как часть народа, согласно статьи 3 Конституции («Единственным источником госвласти и носителем суверенитета в Республике Беларусь является народ. Народ осуществляет свою власть непосредственно, через представительные и иные органы в формах и пределах, определенных Конституцией». — Прим. Onliner.by). Моя цель — указать на нарушение инструкции сотрудниками. Считаю объяснения инспекторов надуманными. Также я хочу в их адрес подать заявление за дачу ложных свидетельских показаний — это сделано, чтобы избежать наказаний за непринятие моего заявления. Позже была опубликована запись общения на сервисе YouTube. Ни одного подтверждения, что именно я разместил ролик, нет.

Мое необоснованное задержание привело к нервным срывам матери, отца, 10-летнего ребенка. Он сейчас находится у моих родителей, его мать (бывшая жена) — в Москве на работе. Они не могут следить за ним должным образом. Также как ИП я понес убытки в 150 рублей за период, что отсидел в камере.

Для нарушения статьи 17.1 КоАП («Оскорбительное приставание к гражданам и другие умышленные действия, нарушающие общественный порядок, деятельность организаций или спокойствие граждан и выражающиеся в явном неуважении к обществу») должен быть состав. Инспекторы считают, что была нарушена деятельность организации, но они продолжали работать. Прием заявлений также является их деятельностью. Их действия должны быть честными, внимательными. Считаю, нарушены мои права, а не чьи-то иные. Ни в одном законе нет запрета на обращение к сотрудникам, как нет и запрета на замечания. Любой человек, от ребенка и старше, видя нарушения со стороны инспектора, имеет право сделать ему замечание.

Прошу удалить два протокола из материалов дела (второй вручили на подпись сегодня в 11), оставить один. Прошу удалить из числа свидетелей инспекторов, так как они заинтересованные лица.

Первый инспектор: «Фразу „я ваш хозяин“ в свой адрес воспринял оскорбительно»

В качестве свидетеля выступает мужчина 40 лет в гражданской одежде. Судя по фамилии, это инспектор, к которому Владимир подошел в первую очередь.

— Несли службу на ул. Кульман, смотрели за безопасностью, — таковы показания сотрудника. — Подошел неизвестный гражданин — Владимир, — указывал, как мне работать, что я стою не там, где нужно, а должен сместиться ближе к переходу, что я не имею права останавливать здесь автомобили, требовал подойти к нему. Говорил, что он как гражданин, платящий налоги, имеет право, что он — представитель народа, а я — слуга — должен подчиняться его претензиям. Это было сделано в грубой форме, проходящие люди обходили стороной.

Рядом со мной, слева, находилось транспортное средство — я не запомнил какое. Я стоял на проезжей части во второй полосе, не за бусом, а позади него. Я был виден для участников дорожного движения. В принципе, они не меня должны видеть, а соблюдать ПДД. Инструкцию мы соблюдаем. Выражения «никто» я не допускал. Фразу «я ваш хозяин» в свой адрес воспринял оскорбительно. Он ко мне не подходил с обращениями. Я предупредил о составлении протокола за нахождение на проезжей части. Подойти ко мне без нарушения КоАП он не мог.

Он нарушил нашу деятельность криком, хамством, руганью. Вначале мужчина начал снимать на видео мои действия. В течение часа провоцировал конфликт. Неоднократно повторял слова «я твой хозяин», «слуга». Мешал общаться с водителями, отвлекал от несения службы, требовал подойти к нему, прекратить службу на том участке, так как мы находимся не там, где должно. Другие инспекторы находились в непосредственной близости.

После обнародования видео сотрудники обратились с рапортом.

Второй инспектор: «Разговаривал в пренебрежительном, унизительном тоне»

— Начала конфликта не видел. Слышал, как мужчина громко разговаривал в пренебрежительном, унизительном тоне, унижал инспектора, принижал честь и достоинство интонацией и содержанием слов. Я в то время находился в 50 метрах. Но я, несмотря на шум авто в час пик, слышал, как Владимир называл сотрудника слугой народа, а себя — хозяином, говорил, он есть народ. Нецензурной брани он не допускал, но громко кричал. Также он грубо требовал подойти, представиться, требовал работать не здесь, а ближе к переходу. Сотрудники не нарушали инструкции.

Третий инспектор: «Считаю, мужчина отвлекал нас от работы»

— Мы с коллегами контролировали дорожную обстановку, следили за тем, как пропускают пешеходов. Водители видят ГАИ издалека и чаще пропускают. В том месте, где стояли мы, нас было видно. Один из сотрудников находился в непосредственной близости от перехода. В метрах не скажу, помню, перед ним были бусы. На ул. Кульман есть изгибы, сначала один из них, потом стояли мы — обстановка там полностью просматривается. Я был в 10 метрах от коллеги. Останавливали ли водителей во втором ряду, не могу сказать. Если все парковочные места заняты, остановка там запрещена.

Увидел, как Владимир достал телефон и начал снимать, громко выкрикивая унизительные фразы «иди сюда, представься, я твой хозяин», «я решаю, где тебе стоять», «надо огородиться», указывал нам место, где нужно работать. Считаю обращение на «ты», фразу «я твой хозяин» — унизительными, выражение «слуга народа» — нет. Было довольно тихо, можно было не кричать, общаться с инспектором спокойным тоном. От сотрудника требований, просьб не было. Он продолжал останавливать транспортные средства, не отвлекался.

Я обратил внимание на крики и подошел. Владимир обратился позже ко мне, сказал, что хочет написать заявление. Я направил его к патрульной машине для беседы. Там он сказал, что хочет написать заявление по поводу нашего нарушения ПДД. После этого мы не останавливали машины. Ему предложили поехать в РУВД для написания заявления — это в 300 метрах. Сам на себя я не стал принимать заявление — считаю, не имею права. Мужчина отказался, сославшись на то, что у него нет времени ездить. Подошел первый инспектор, Владимир начал ему тыкать, грубо разговаривать с ним. Проходящие мимо обходили нас стороной.

Считаю, мужчина отвлекал нас от работы, конкретно меня — нет. Считаю, слово «лишенец», на которое ссылается задержанный, — не унизительное. Конкретно в адрес Владимира сотрудник не говорил это слово.

Участковый, составлявший протокол: «Попытку подать заявление не считаю приставанием. Задержанный отвлекал сотрудников тем, что говорил, где им находиться»

— Вчера доставили задержанного, я составлял протокол по статье 17.1 КоАП. После — второй по тем же обстоятельствам, с другой формулировкой, с другой квалификацией. Основание для протокола — рапорт от ГАИ, протокол опроса, видеозаписи с двух «Дозоров» без монтажа. Было ли на видео слово «хозяин», не могу сказать. Точно слышно, что задержанный разговаривал на повышенных тонах. Настойчивое приставание, отвлечение от деятельности ГАИ — все это видно на записи. В ролике мужчина требует принять заявление, но сотрудник милиции не может принять на себя заявление. Владимиру предложили проехать в РУВД.

Попытку подать заявление не считаю приставанием. Задержанный отвлекал сотрудников тем, что говорил, где им находиться. Об ущербе не могу сказать. Приставаний к гражданам нет (информации об этом не имеется), только к ГАИ. Прохожих не привлекали в качестве свидетелей. С местом, где Владимир писал о своем мнении о протоколе, я не ознакамливался. Устно адвоката он не требовал. Второй протокол писал также я, подписи те же. Почему мужчину задержали? Чтобы не допустить неявку.

Зачитаны материалы дела

Первый протокол содержит следующие формулировки: «В общественном месте умышленно приставал, кричал, размахивал руками, допускал пренебрежительные высказывания. Снимал на видео, позже его опубликовал. Действия повлекли явное неуважение к обществу».

Второй протокол несколько отличается. В нем о задержанном говорится следующее: «Умышленно допускал препятствие в деятельности ГАИ, допускал унизительные в фамильярном тоне указания, чем препятствовал контролю за безопасностью движения, то есть отвлекал в несении службы. Действия повлекли явное неуважение к обществу».

В зале суда продемонстрировали видео, снятое нагрудным регистратором последнего из выступивших инспекторов. В нем озвучено, что Владимир был лишен прав за вождение в нетрезвом виде. Слышно, что ему предложили проехать в РУВД, но он отказался, настаивал на том, чтобы приняли устно. В заявлении говорится о нарушении закона МВД о профессиональной этике, об остановке транспортных средств в запрещенном месте.

После просмотра ролика задержанный заявил повторный отвод судьи из-за отсутствия права на защиту. Иные озвученные Владимиром причины таковы: судья не учитывает интересы всех участников процесса, нарушен принцип беспристрастности, отклоняет все ходатайства. Председательствующий в суде отказал в заявлении, сославшись на отсутствие личной заинтересованности и надуманность поводов.

На основании статьи 17.1 «Мелкое хулиганство» суд решил подвергнуть Владимира административному аресту на 14 суток с момента задержания.

Обратим внимание, что активная перепалка началась с одним из инспекторов. По словам присутствовавших на заседании, сотрудник известен водителям принятием жестких решений — именно поэтому Владимир подошел к нему. Фактическим подтверждением этой информации мы не располагаем.

Гражданский контроль является допустимой формой взаимодействия между организациями и жителями страны. В то же время важно, чтобы такой контроль осуществлялся в рамках закона, адекватного поведения, без провокаций и манипулирования положением с обеих сторон.

Парковочные радары в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Андрей Гомыляев. Фото: youtube.com