Хотел свозить семью в Варшаву: на польской границе у минчанина изъяли Audi Q7, а сам он на сутки «задержался» в пункте пропуска
1012
29 июня 2018 в 8:00
Автор: Виталий Петрович. Фото: Максим Тарналицкий, личный архив Игоря
Хотел свозить семью в Варшаву: на польской границе у минчанина изъяли Audi Q7, а сам он на сутки «задержался» в пункте пропуска

Можно ли считать совпадением то, что практически все известные нам истории о задержании автомобилей белорусов произошли на польской границе? Машины там изымают на различный срок для проверки подлинности VIN-номера. Причем сценарий, как правило, один: транспортное средство числится в базе розыска Интерпола, а его двойник существует где-то в России. Наш читатель Игорь недавно попал именно в такую ситуацию. Мало того что он на неопределенное время остался без своей Audi Q7, так еще был вынужден больше суток провести в Польше фактически в роли задержанного.

На выходные к Копернику

Игорь усаживается напротив, достает папку с документами.

— Машину я покупал в 2013 году в Германии у одного немца. Сам привозил, растаможивал, ставил на учет. Хорошая модель: Audi Q7 2008 года выпуска. Дорестайлинговая еще, но я переделал ее в рестайлинговую версию: за свои деньги поменял руль, салон, мультимедийную панель, — рассказывает мужчина. — Получается, этот автомобиль у меня уже почти 6 лет. Причем не раз ездил на нем за границу: чаще в Литву, но и в Польшу тоже. Никаких проблем никогда не возникало: официально купленное транспортное средство — какие могут быть вопросы?

Игорь

Со времени предыдущей поездки в Евросоюз на этой машине прошло около года. В этот раз Игорь решил вместе с семьей — женой и шестилетним сыном — отправиться в Польшу.

— Просто туризм: захотели показать ребенку Центр науки «Коперник» в Варшаве. Утром выехали, ближе к вечеру быстро и без проблем прошли белорусскую границу через пункт пропуска «Варшавский мост». Въехали в Польшу, и как-то сразу все пошло не так, — вспоминает Игорь.

18:00, пункт пропуска «Тересполь»

— На польской границе у них вообще процедура странная: включи дальний свет, включи ближний свет, включи аварийку. Задняя передача, одно, другое — чуть ли не станцуй на капоте. Потом страж граничный [Straż Graniczna — Пограничная служба Польши. — Прим. Onliner.by] говорит: «У вас вопросы по VIN-номеру». Какие вопросы, если я столько раз пересекал границу? — недоумевает автовладелец.

Время шло. К машине вызвали эксперта, он пришел с лупой, изучал VIN.

— У меня зачем-то спросили: какого цвета мой автомобиль? Я ответил, что темно-синий металлик, да и в документах то же самое указано — видно же. «Не черная?» — зачем-то переспросил поляк. Нет, отвечаю. Ладно, осмотрел эксперт машину, мне показалось, что ничего подозрительного не нашел. Но пограничник указал на территорию за шлагбаумом: «Пан дальше не едет». Я въехал туда, куда велели, шлагбаум закрылся. Начались, как я это называю, танцы с бубном.

По какой-то причине в документе пограничник все равно указал цвет автомобиля szary — серый. «Я польского не знаю, но вроде бы очевидно, что „шары“ — это не темно-синий металлик, — сказал Игорь. — Когда документы заполнял следователь в Тересполе, он указал цвет верно»

20:00, два часа на границе

Пограничники забрали у Игоря паспорт и документы на машину. Ключи остались у него. При этом в своем автомобиле он находиться не мог: водителя поместили в небольшую комнату.

— Все, конечно, были в шоке. Ребенок плачет, испугался, кругом эти пограничники ходят с пистолетами, нас никуда не пускают. В конце концов к восьми вечера жену с сыном отпустили. Ну как отпустили: граница же, куда им идти? Говорят: «Вы куда ехали, в Польшу? Вот Польша — идите. Хотите в Беларусь — возвращайтесь», — рассказал собеседник.

Разумеется, поездка к тому моменту уже была сорвана: не могла же семья в неполном составе ехать в Варшаву. Но и назад вернуться было не так просто: никто не пропустит пешеходов через границу.

— Польские пограничники попросили какого-то водителя взять в машину мою семью. Так они прошли контроль и к 12 часам ночи были в Бресте. Заночевали у знакомых, а наутро поездом отправились в Минск, — сказал Игорь. — А я остался на границе. Спрашиваю у пограничников: что делать, можно ли уехать? «Нет, — отвечают. — Пан задержан. Автомобиль числится в базе Интерпола. Мы сделали запрос — ждите».

Смена караула

В 20:00, примерно тогда же, когда жена и сын Игоря уехали в Брест, в польском пункте пропуска на службу заступила следующая смена. Наш читатель был вынужден сидеть в запертой комнате, совсем маленькой, где из мебели только четыре стула возле стены.

— Сижу, жду чего-то. Комнатка эта — вроде «обезьянника», куда приводят провинившихся. Кого-то заводили, уводили, один я сижу час, другой: стабильность — признак мастерства. Я смирился, ну а что делать? Гнуть пальцы, понтоваться — только хуже будет.

В этой комнате, как утверждает Игорь, он провел ночь

Привели российских байкеров: у них были какие-то проблемы с прохождением границы. У всех банковские карточки: платиновые, денег хватает. А налички нет. И без кэша поляки не хотели пропускать, говорили, езжайте обратно в Беларусь, снимайте деньги. Игорь видел, как и других путешественников разворачивали по той же причине.

— В 20:00 сменой заступила руководить женщина, — со вздохом говорит мужчина. — Я против женщин, конечно, ничего не имею, но это была жесть! Спрашиваю, можно ли в туалет? Нельзя. Потом вроде разрешили, но со мной отправили пограничницу — она стояла возле двери, ждала. Попросил воды: принесли бутылку, а там воды той на донышке совсем. Говорю, давайте схожу в автомат, куплю за свои деньги. Нельзя.

В конце концов Игорь кое-как выпросил разрешение сходить в машину: там у него была бутылка воды. И по пути, уговорив пограничницу, подошел к автомату, купил что-то перекусить.

— Самое главное — я вроде бы как и не был задержан. То есть официально мне ничего не сказали, права не зачитали, привели в комнату — сиди, жди. Но уйти нельзя. На дворе ночь: как спать? Это никого не волнует. Попробовал расположиться на этих стульях — затекло все за 15 минут. Так что дремал кое-как сидя. Стал разряжаться телефон, попросил у пограничников зарядку, стандартный разъем. Пять человек, у всех телефоны, а зарядок якобы ни у кого нет. Порылся у себя в сумке — нашел, благо кинул туда перед поездкой. Иначе остался бы без связи в чужой стране: и кто я, что я?

К Игорю не приходили с вопросами, его никуда не вызывали. Час за часом он просто сидел в комнате и ждал, пока хоть что-нибудь произойдет.

8:00, четырнадцать часов на границе

Утром, в восемь часов, пограничники снова сменились.

— Теперь главным был мужчина. Стало чуть полегче, — говорит собеседник. — В интернете, на сайте ГИБДД России, я узнал, что у моего автомобиля якобы есть двойник в этой стране. Машина с таким же VIN-номером якобы находилась в Ярославской области. Потом ее пытались поставить на учет в Крыму, затем — в Московской области. При этом на том же сайте было указано, что оригинальный автомобиль находится в Беларуси. Показал эту страницу полякам — никакого результата. Мне ответили, что в Россию отправлен официальный запрос и они ждут ответа. А сколько они его будут ждать? В России футбол, чемпионат мира, я прям вижу, как они экстренно разбираются с моим вопросом. Мне теперь что, месяц на границе куковать? Ответ один: сиди, жди.

Игорь предоставил скриншот страницы сайта ГИБДД. В названии страны опечатка

Мужчина узнал в интернете телефон белорусского консульства в Бяла-Подляске, позвонил.

— Хорошо, что белорусская мобильная сеть там ловилась, так что я был и с интернетом, и со связью. Жена, вернувшись в Минск, переслала мне все документы на машину, но это никого не интересовало, — рассказал автовладелец. — В консульстве выяснили, что я вроде как официально не задержан. Вот это здорово! А что же я тогда здесь столько времени делаю? Выйти нельзя, в туалет по разрешению, воду дают дозами, еды вообще нет.

После этого звонка Игорю принесли бутылку воды и какой-то бутерброд. А днем зашла пограничница и предложила заказать обед: они себе такие заказывают, стоит где-то 20—25 злотых (10—13 белорусских рублей).

— Я, конечно, согласился. Принесли полноценный обед: первое, второе, компот — как у заключенных, короче, только за деньги, — смеется наш читатель.

15:00, двадцать один час на границе

К этому времени Игорь нормально не спал уже вторые сутки.

— Выехали рано утром, день в дороге, затем граница. В общем, меня стало рубить: голова не соображает, надо поспать. То ли пограничник увидел мое состояние, то ли звонок консула как-то повлиял, но меня отвели в другую комнату. Там были стол и кровать. Без подушки, правда, но кровать! Оказывается, у них было место для сна, а я всю ночь провел на этих стульях. Но в тот момент мне было уже все равно. Я лег и часа три поспал. Постоянно открывалась дверь, пограничники проверяли, не сбежал ли я. А куда тут сбежишь: на окнах глухие роллеты, документы на машину и паспорт у меня забрали, — рассказал мужчина.

Комната с кроватью

Около шести вечера он проснулся. Прошли сутки его пребывания в пункте пропуска «Тересполь».

— Пошел разбираться. Говорю, вы определяйтесь уже или как: сколько я буду здесь сидеть?

Пограничники вызвали полицию.

18:00, сутки на границе

Прибыли двое полицейских из Тересполя. На Игоря надели наручники, вывели к автомобилю.

— Спецназовец вел меня под руку, чтобы я не убежал. Я пытался ему объяснить, что не собираюсь ничего такого делать, но он объяснил, что таков порядок. По большому счету я могу их понять: они должны выполнять правила. Но на меня вышли глядеть все, будто я какой-то Эскобар или бен Ладен. Водили вокруг машины, задавали вопросы, фотографировали. 

После этого белоруса увезли с мигалками в Тересполь, к следователю.

— Любопытный момент: только тогда пограничники мне сказали, что с этого момента я могу быть официально задержан на срок до 48 часов. Интересно, а до этого что было на протяжении суток? «Вас не задерживали», — пояснили мне стражи граничны. То есть это я сам к ним в апартаменты подселился.

Протокол задержания, составленный в отношении Игоря. Указано время — 17:00 (18:00 по Минску)

В Тересполе водителя отвели к следователю.

— Следователь сразу сказал, что, скорее всего, он будет заниматься моей машиной. Человек вроде бы адекватный. Очень нелестно они в участке отзываются о пограничниках — уж не знаю, вражда у них, что ли. Мне сказали, что меня не имели права столько держать. Спасибо, конечно, но не поеду же я назад разбираться.

Польский следователь сразу предупредил, что минимум на два месяца я остаюсь без автомобиля. «Я понимаю, что ты белый и пушистый, но такая у нас процедура», — пояснил он мне. Сначала меня обнадежили, что если придет ответ из России, то машину могут отдать сразу. Но следователь дал понять, что без завершения всех процедур этого не случится.

В участке белорус через переводчика отвечал на вопросы: откуда автомобиль, куда и с кем он на нем ехал и т. д. При этом у пограничников была информация о том, когда Игорь ввозил эту Audi из Германии, как часто затем перемещался на ней через границу.

Около часа ночи мужчина был свободен — спустя более чем 30 часов после того, как попытался пересечь польскую границу.

— Следователь не дал мне никаких документов, у меня есть бумаги только от пограничников. Взял мои контакты, оставил свои. Сказал подготовить пакет документов, которые касаются автомобиля, перевести их на польский язык, заверить нотариально и отправить им заказным письмом. И на этом все — свободен. Ночью, в Тересполе. Я ему говорю, хорошо, семь километров до границы я дойду. Но ты представь: из темноты на дорогу выходит человек и просит перевезти его в Беларусь. Кто меня такого возьмет?

В результате следователь сам отвез Игоря на границу и попросил таможенников подсадить в чей-нибудь автомобиль.

— В Беларусь возвращался в машине грека. Он сам гражданин Греции, семья у него в Беларуси, а работает в Польше. Так и ездит туда-сюда. Тоже судьба у человека... Говорит, в Греции уже совсем не так, как было прежде: мигранты, кризис. Но он подсказал мне, что на мою ситуацию стоит глядеть по-другому: «Значит, тебе не нужно было в Варшаву, судьба тебя уберегла».

Быстро прошли белорусскую границу, и приблизительно в три часа ночи наш читатель был в Бресте. А в 4:30 на вокзале он сел на поезд до Минска. Утром Игорь вернулся домой.

Что дальше?

— Я собрал все документы, которые нужны, и теперь думаю, как поступить. В Минске, оказывается, их не могут перевести сразу с немецкого языка на польский. Нужно переводить с немецкого на русский, а затем с русского на польский, и оба раза заверять у нотариуса. Во-первых, платить придется дважды, а во-вторых, у меня нет уверенности, что эти документы потом примут. Наверное, нужно ехать в Бялу-Подляску, я уже нашел там бюро переводов — они смогут перевести с немецкого на польский и все заверить. Но нужно явиться лично с оригиналами документов. В принципе, я готов к тому, что в Польшу придется ездить достаточно часто, — рассказал мужчина.

Тем не менее он старается легко относиться к произошедшему.

— Друг одолжил мне на время автомобиль. А я на 99% уверен, что после всей этой волокиты мою Audi вернут — добавили только проблем человеку, — говорит Игорь. — Но я понял для себя кое-что. Как бы это ни прозвучало, но теперь я знаю, как там относятся к нам, за кого считают. Мне казалось, что я позвоню консулу и все уладится чуть ли не с извинениями. Но у них свои законы. И очень легко даже законопослушный гражданин может попасть в неприятную ситуацию.

Юридические услуги в каталоге Onliner.by

Читайте также:

Auto.Onliner теперь в Telegram! Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Виталий Петрович. Фото: Максим Тарналицкий, личный архив Игоря