33 375
221
01 ноября 2018 в 8:00
Автор: Андрей Гомыляев. Фото: Влад Борисевич
Плата за чужое ДТП или нежелание расплатиться? Дело о материальной ответственности после аварии с участием фуры

Любая, даже хлипкая система работает до момента ЧП. Хорошо функционирующие структуры этих происшествий не допускают. Иные же, разгребая последствия инцидента, пытаются найти пробелы в действиях своих оппонентов — особенно когда дело касается денег. Дальнобойщик Александр Демский взялся по договору подряда за доставку груза в Баку и по пути обратно попал в «обидное ДТП» — стоящая машина покатилась и опрокинулась. Работодатель, транспортная компания «Арготранс», выставил ему счет — по его мнению, слишком большой. Он утверждает, что после того случая DAF побывал еще в одной аварии. Транспортная компания в то же время выигрывает суды с позицией «ущерб должен погасить именно водитель, допустивший нарушение ПДД».

Содержание

Авария

Для простоты восприятия стоит изложить все события в хронологическом порядке. Из документов следует, что Александр, устраиваясь на работу в качестве водителя-экспедитора, в апреле 2015 года подписал договор подряда с транспортной организацией. Обязался доставлять грузы на DAF фирмы. К договору прилагался еще один документ — о полной матответственности за сохранность ценностей (самого авто и прицепа), при этом авто было застраховано по каско. Уже позже мужчина открыл Трудовой кодекс, в 405-й статье которого говорится, что подобные договоры заключаются только с работниками, занимающими должности. А при договоре подряда речь идет о подрядчике, не о работнике (статья 656 Гражданского кодекса). Правда, на момент подписания бумаги ее требования не сильно смутили Александра. «Бумажку представили как формальность, — уточняет собеседник. — Якобы дали два месяца испытательного срока по договору подряда, а потом переведут на постоянную работу. В указанный срок я написал заявление с просьбой зачислить в штат, передал трудовую книжку. Позже я узнал, что заявление не подписали, а книжка просто лежала среди других документов».

«В конце ноября я отправился из Минска в Баку, — дальнобойщик рассказывает подробности ЧП. — В Дагестане появилась ошибка электрооборудования. Заехал на СТО, созвонился с директором фирмы. Тот велел продолжать движение, а с ошибкой указал разобраться по возвращении. Проблемы с машиной возникали и раньше, я указывал на необходимость отправить ее на полную диагностику, но мне говорили, мол, еще походит. Далее во время поездки я чувствовал, как заклинивали колеса прицепа Fruehauf — то первая, то вторая ось, то третья. По дороге я периодически останавливался, давая шинам остыть, продувал пневмокраны (тормозная система пневматическая). И уже на обратном пути с грузом минеральной воды Fruehauf затормозил меня прямо на перекрестке. Это было 7 декабря. На пониженной передаче кое-как с заблокированными колесами прицепа съехал на обочину. Под колеса поставил пластмассовые противооткатные „башмаки“, выданные фирмой. Машина продолжала работать на холостом ходу».

«Ручник не зажимал, потому как он тоже пневматический и, если его включить, не будет понятно, из какого крана травит»

«Залез под прицеп, но не успел ничего предпринять — колеса прицепа разблокировались, из-за нагрузки „башмаки“ сломались, весь автопоезд начал самопроизвольно катиться вперед по склону, — продолжает рассказ водитель. — Я успел выскочить из-под колес, запрыгнул в кабину на ходу, зажал ручник. Но было поздно. Машина уперлась в столб ЛЭП, накренилась и опрокинулась на правую сторону, задев прицепом дерево. Последнее, что помню, — как падал в кабине».

Неприятные последствия инцидента

«После очнулся, когда доставали спасатели, — мы попросили дальнобойщика рассказать о последствиях. — Скорая завезла в больницу Пятигорска с травмами позвоночника и ключицы. Там из новостей узнал: чтобы достать фуру, зачем-то срезали столб. Полицейские передали справку о ДТП от 7 декабря, в ней указаны повреждения: правые зеркало, дверь, разорвана правая сторона рефрижератора прицепа, нарушена геометрия. Позже приехал директор „Арготранса“, озвучивал недовольство».

На место происшествия выехали двое сотрудников транспортной компании: тот самый директор — для улаживания конфликтов и водитель — чтобы доставить фуру обратно в Минск. А за Александром в Пятигорск прилетела его дочь. Впоследствии мужчину перевезли в Минск для лечения. В РНПЦ травматологии и ортопедии дальнобойщик находился с 16 декабря по 12 января. Там провели хирургическую операцию для снижения давления на спинной мозг и трансплантации фрагментов костей. Выйдя из больницы, мужчина столкнулся с другой проблемой: «Фирма стала требовать деньги за ремонт DAF и Fruehauf. Как оказалось, деньги не дали, потому что я все еще числился в качестве подрядчика. О том, что договор подряда со мной расторгнут, я узнал из письма».

Требования и версии

Спустя примерно полгода после происшествия шофер нашел новое место для работы, а тем временем ООО подало иск в суд о возмещении вреда. В итоге вышла довольно приличная цифра в более чем 20,8 тыс. белорусских рублей. В сумму включили: повреждения автомобиля и прицепа, командировочные расходы директора предприятия и другого водителя, восстановление электросети, поврежденной при падении автопоезда, госпошлину. Наибольшие вопросы у водителя вызвала оценка повреждений. Помимо разбитой правой стороны кабины и рефрижератора, указали: кронштейн левой фары, задний левый удлинитель порога, левая угловая панель, левый угол спойлера, передние левые дверь и зеркало. По мнению водителя, эти повреждения не связаны с аварией, в которую он попал.

Неудивительно, что сумма вреда в 19,8 тыс. (плюс 992 рубля госпошлины) стала для Александра шокирующей. Он не согласился с ней изначально. На суде же выяснил обстоятельства, которые укрепили его в позиции обжаловать постановление. «Мое ДТП случилось 7 декабря, что подтверждается справкой ГИБДД по Ставропольскому краю, — объясняет ответчик. — На суд истец принес заявление в страховую компанию на получение возмещения ущерба в совершенном ДТП той же машиной DAF, в бумаге фигурирует дата 30 декабря. По этому документу, водитель не справился с управлением, ударил дерево. Подозреваю, что 30-го случилось второе ДТП. При этом в справке вписана моя фамилия, а я в то время находился в больнице с травмой позвоночника».

«Предполагаю, что имело место второе происшествие, — говорит мужчина, — к которому я не имею никакого отношения и за которое не хочу платить. Мои догадки опираются на фото машины. Одни (цветные) сделаны моей дочерью сразу после ДТП под Пятигорском. Другие (черно-белые) подшиты в деле. Отличия заметны даже без пристального рассмотрения — взглянуть хотя бы на нижнюю часть кабины и решетку».

Александр Демский выстраивает логическую цепочку предположений: «Видимо, после моей аварии директор компании обратился в страховую „Промтрансинвест“ с просьбой выплатить деньги по каско. Но там сослались на пункт правил страхования №6: „Не подлежат возмещению убытки, возникшие в результате несоблюдения водителем обязанностей покидать свое место или оставлять ТС только если приняты меры, исключающие его самопроизвольное движение“. В итоге отказали. Тогда, как мне кажется, фирма вновь написала заявление от 30 декабря, чтобы получить хоть что-то. По правилам без обращения в правоохранительные органы можно вернуть 5 процентов. Остальную сумму предъявили мне, составив иск».

Судебные споры

У ответчика есть вопросы и по оценке повреждений: «Несмотря на разность повреждений, поначалу посчитали, что неисправности и DAF, и прицепа потянули на одну и ту же сумму — почти 13,6 тыс. рублей каждый. Считаю, это невозможно. Позже, после моего возражения, сумму подкорректировали, сославшись на компьютерную ошибку».

«А кто, собственно, считал? „Арготранс“ привлекли своего специалиста (что важно, не эксперта) и на основе его вычислений составили иск. Суд прислушался именно к этой оценке, а не к заключению судебной автотовароведческой экспертизы, в которой фигурировали намного меньшие цифры — примерно в 6 раз меньшие, — подчеркивает он. — Также я оспариваю сумму командировочных предприятия: не понятно, зачем было посылать двоих людей, если бы справился один. Еще одна неоправданная, на мой взгляд, плата — за капремонт электросети. Связь между его проведением и ДТП неочевидна. Также стоит вопрос, по какому ДТП составляли возмещение ущерба».

Все эти доводы несколько раз переписывались в ходатайствах и жалобах в прокуратуру. При этом прокуроры становились на сторону ответчика. Дело несколько раз пересматривалось, тяжба затянулась на почти три года. Последним на данный момент является решение президиума Мингорсуда: Демский не должен платить госпошлину, а все остальное без изменений — 19,8 тыс. рублей.

На новое место работы Александра пришло письмо от судебных исполнителей, и работодатель по их требованию удерживает половину зарплаты дальнобойщика. Но тот не теряет надежды доказать свою правоту, которую уже несколько раз поддерживали в надзорных органах. Потому намерен обращаться в Генпрокуратуру, Верховный суд. Ну а пока понемногу платит. Он подчеркивает, что не оспаривает сам факт нанесенного вреда и готов возместить — но только сумму за те повреждения, что указаны в справке о ДТП: правые зеркало, дверь, правая сторона тента прицепа.

Позиция представителя «Арготранса»

В онлайн-каталогах в качестве контактного лица ООО называется Ирина. «Он перевернул нашу машину, мы судимся с ним 2,5 года и выиграли, — прокомментировала она. — Сейчас он подал на какие-то издержки и в прокуратуры дважды подавал. Писал в разные структуры типа налоговой инспекции, Следственного комитета. Нас везде проверяли. Его вина полностью доказана судом. Вместо того, чтобы нам что-то компенсировать, он платит деньги адвокату. Суд уже принял решение, судисполнители начали взимать средства, они же все равно ходят в прокуратуру. Мы уже просто не ходим на это все».

«Человек нам перевернул машину, мы потеряли работу, — объясняет свою позицию представитель „Арготранс“. — Он на ручник не поставил авто, нам ни одну страховку не оплатили. Мы отдали деньги за электростолбы, там сеть перерезали, сутки был обесточен населенный пункт. Он повредил забор у людей. Мы это сразу оплатили, потому что нас бы не выпустили. Зачем, если ты сделал пакость людям, идти и пакостить дальше? Он ничего не выиграет. Только если уменьшение суммы. Его вина полностью доказана. Вместо того, чтобы отработать, он пришел и сказал, что ни в чем не виноват. Я не имею отношения к директорату. С кем-то еще поговорить нельзя».

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Андрей Гомыляев. Фото: Влад Борисевич