316
17 марта 2020 в 8:00
Источник: Александр Марченков. Фото: Александр Марченков

«Это напоминало ситуацию с беженцами». История самоэвакуации из Украины

Сейчас подобных ситуаций, наверное, сотни и начало у всех одинаковое: уехали в отпуск, ничего не предвещало неприятностей, как вдруг власти страны пребывания повесили крепкий замок на границу и неожиданно объявили о прекращении пассажирского сообщения. В таком положении оказался наш читатель, который рассказал про самоэвакуацию из Львова, где отдыхал с семьей. В его истории фигурируют поломанный автобус, который задымился менее чем через час после начала поездки, трехчасовое ожидание на холодной трассе, дотошный контроль на границе («украинцы налево, белорусы направо») и тщетные попытки сдать анализы на вокзалах в Бресте и Минске.


Три заболевших в Украине против двадцати семи в Беларуси

Семейный отпуск планировался давно. Направление выбрали совместно — Львов, который расположен недалеко и подходит для спокойного отдыха. Еще в середине февраля забронировали через Booking апартаменты, купили билеты на поезд. Кажется, была учтена каждая деталь. Тогда в Европе диагностировали единичные случаи заболевания COVID-19, и всерьез эту угрозу никто не воспринимал.

Разумеется, перед поездкой мы мониторили эпидемиологическую обстановку в Украине. Число выявленных случаев там было гораздо меньше, чем в Беларуси: всего три против двадцати семи наших. Если смотреть прагматично, то мы направлялись даже в более благоприятный с этой точки зрения регион.

Однако за два-три часа до поезда пришла новость, что Украина приняла решение закрыть границу для иностранцев. Опять-таки мы насторожились, но решили, что ограничения касаются только въезда и нам переживать нечего. Вернуться-то в любом случае сможем, полагали мы тогда.

Ко всей ситуации с COVID-19 отношусь скорее прагматично. На момент публикации во всем мире заболели 170 тысяч человек (тысячные доли процента от населения Земли), смертность составляет 3,73%. Наибольшие риски несут люди старшей возрастной группы. Я понимаю опасения государств, боящихся одномоментного наплыва больных, с которыми неизвестно что делать. Но категорически не приемлю любителей опустошать бакалейные полки в магазинах.

Как верно заметил Илон Маск, риск погибнуть в ДТП существенно выше, но никто ведь передвижение автомобилей не запрещает!

По теории вероятности пандемия нас никак не должна была коснуться. Но это не значит, что мы полностью игнорировали рекомендации. Напротив, регулярно мыли руки, протирали их антисептиком, проветривали помещения и так далее. Однако паника в семье была под запретом.

Спокойно погрузившись в поезд, стали планировать отпуск. По моим ощущениям, наш вагон был заполнен на 80—85%. Пассажиры вели себя спокойно, но некоторое напряжение все же чувствовалось.

Волнение получило поддержку при прохождении границы. Белорусские службы провели стандартную проверку, а вот украинские пограничники были настроены всерьез: на лицах маски, в руках одной из сотрудниц — инфракрасный термометр. У всех спрашивали про недомогание и измеряли температуру. Насколько я понял, в нашем вагоне все было чисто, и мы продолжили поездку.

Кинотеатры закрыты, тревожное SMS, отсутствие антисептиков

Заходя на вокзал во Львове ожидал, что могут попросить сдать какой-нибудь анализ или еще раз измерят температуру, но никаких чрезвычайных мер предусмотрено не было. Ситуация стандартная: много пассажиров, встречающие-провожающие, зазывалы-таксисты.

Быстренько прошмыгнув, устремились в город, где нас ждали арендованные апартаменты. Опять-таки никакой паники: на улицах и остановках обычные люди, в масках увидели всего несколько человек.

В центре города настроение вообще вальяжно-спокойное. Правда, в некоторых сувенирных магазинчиках появились шуточные маски и надписи, но это показалось даже уместным.

А вот в торговых центрах и прочих местах массового посещения введены серьезные меры — закрыты игровые зоны для детей, не работают кинотеатры. В одном из самых популярных ТЦ было пустынно для выходного дня. В санузлах мы увидели антисептики и размещенные на стикерах рекомендации.

Вечером показалось, что кафе, в котором мы решили поужинать, чересчур пустынное. И хотя официант заверил, что часть столиков зарезервирована, кроме нас никого больше не было.

На следующий день, 15 марта, отдых продолжился. Еще утром я переписывался с другом, подшучивая над паническими настроениями. А днем самому стало не до смеха.

Сначала пришло SMS, мол, оставайтесь дома, в случае недомогания обращайтесь к врачам, рекомендуем избежать поездок за границу.

Несмотря на предупреждения, в центре Львова в воскресенье было много гуляющих. Бары, кафе и рестораны открыты. Магазины и аптеки тоже. Кстати, в последних антисептиков было не найти (благо у нас еще оставался запас) — их раскупают за считанные часы.

Поездки отменяются. А мы?

По-настоящему стало не до отдыха, когда мы зашли в уютное кафе, чтобы согреться.

Я чуть не подавился горячим шоколадом, когда открыл новости и прочел, что Белорусская железная дорога отменяет поездки в Украину, в том числе наш поезд из Львова!

Поначалу был в ярости: как это так, бросить своих граждан и умыть руки! Даже написал письмо в БЖД с вопросом, что же делать и что они собираются предпринимать (к слову, ответа до сих пор не получил).

Эти билеты на поезд Львов — Минск на 22 марта были куплены в середине февраля

Но потом, разобравшись в ситуации, понял, что проблема не в наших железнодорожниках. Это меры, принятые Украиной, которая решила ограничить пассажирское сообщение. То, как действовало правительство этой страны в отношении бушующего ныне коронавируса, мне, вообще-то, импонировало: жестко, по делу, принципиально.

Однако в тот момент наступило разочарование. Зачем такие избыточные меры? Это совершенно не коррелировало с тем, что происходило на улицах.

И хотя до отъезда оставалась неделя (билеты на поезд были куплены на 22 марта), стали принимать решение. Супруга, которая обычно очень спокойна и не подвержена паническим настроениям, предложила не считать до трех и действовать решительно. Дожидаться милости от государства (какого бы то ни было) не в наших принципах.

Готовы уехать хоть на картонной коробке

Сразу же стал звонить в службу поддержки Booking. Автоответчик учтиво предупредил, что линии в связи с ситуацией в мире перегружены и придется подождать. Я был к этому готов.

Параллельно жена вызвала такси, чтобы доехать до вокзала и попробовать купить билеты. Понимали, что надежды мало, но надо было с чего-то начинать.

Пока дожидались автомобиля, удалось дозвониться до оператора Booking. Честно говоря, я почти не рассчитывал на позитивный исход. Но девушка вдруг проявила сопереживание и стала активно помогать. Через несколько минут она сообщила, что объект размещения готов пойти на уступки и изменить условия бронирования, вернув деньги за неиспользованную аренду. Ого!

Тем временем добрались до вокзала. Полчаса назад мы спокойно сидели в кафе, а тут срочно пришлось решать вопрос о возвращении домой. В это верилось с трудом... Не так я планировал отпуск.

Кассир, к которой мы обратились, объяснила, что поезд, на котором мы приехали, был последним. Остальные отменили. На вопрос, что делать, ответила: «Попробуйте купить билеты до Ковеля». А дальше что? Как до границы добраться? Женщина пожала плечами...

Похоже, в условиях принятия беспрецедентных мер мало кто понимал, что вообще происходит и что будет дальше.

Рядом располагался автовокзал. Сразу же обратились туда, и не напрасно: оказывается, вечером уходит какой-то автобус до Бреста. Как раз успеваем съездить в апартаменты, забрать вещи и вернуться на станцию. Нам уже было не важно, что это за автобус и сколько он будет идти. До закрытия пассажирского сообщения оставалось чуть больше суток...

Центр Львова, вечер воскресенья. Ничего не напоминало о надвигающемся коронавирусе

Однако возник нюанс: билеты на автовокзале продать не могут — нужно ехать на другой конец города. Снова такси, снова переживания. Возле кассы задаем стандартный вопрос. Кассир опять-таки демонстрирует неуверенность: «Я не знаю, доедет ли он». Снимает телефонную трубку, что-то уточняет. Несколько секунд томительного ожидания, и — «Берете билеты до Бреста?»

В этот момент возникло сомнение: а вдруг это опять паника? Стоит ли все отменять? Отпуск был таким долгожданным...

Но жена была непреклонна (благодарен ей за интуицию, которая срабатывает раз в год): «Я как мать должна сказать, что мы обязаны поехать. Все равно какой автобус, поедем хоть на картонной коробке».

«Шофер, мы тут горим!»

Насчет коробки она оказалась права. Автобус оказался видавшим виды, с лязгающим двигателем и сломанными креслами. Но, как говорится, не до жиру, быть бы живу.

Пока ехали на автовокзал, таксист посвятил: пришло сообщение, что с завтрашнего дня одна из онлайн-платформ временно прекращает работать в Украине. Казалось, кольцо ограничений сжимается.
Автовокзал был почти пустой. Возникло чувство, что мы оказались в фильме про апокалипсис

Салон оказался наполовину заполнен украинцами, наполовину — белорусами. Когда только тронулись, настигло тягостное ощущение. Кто-то неловко шутил про коронавирус, кто-то обращался к религии.

Где-то через четверть часа в задней части автобуса стал ощущаться запах чего-то горелого. Обратились к водителю. Тот отреагировал на удивление спокойно: «Я знаю, сейчас на трассе выветрится». А может, так оно и надо?

Но через полчаса нас разбудили крики: «Шофер, мы тут сзади задохнемся!», «Горим!», «Нужна остановка...»

То ли водитель не слышал, то ли искал место для остановки получше, однако среагировал не сразу. К тому моменту салон был уже наполовину заполнен дымом.

Беглый осмотр выявил проблемы со сцеплением. Через пару минут шофер предпринял попытку тронуться, но тщетно. В итоге был вынужден объявить: «Автобус дальше не поедет. Сейчас вызовем подмену из Ковеля».

Трасса. Поздний вечер. Несколько десятков пассажиров ждут запасной автобус. Пришлось запастись терпением. Других вариантов просто не было...

Подмена пришла через три часа. Уставшие пассажиры хмуро переместились в другой автобус и приготовились ехать. Вскоре выяснилось: с «запасным» транспортным средством тоже не все в порядке. Отопление сзади не работало, и пассажирам приходилось согревать друг друга.

Это все больше напоминало ситуацию с беженцами, которые, несмотря на дикий дискомфорт, все равно благодарны перевозчику.

«Чем вы думали?»

До украинско-белорусской границы мы добрались только к утру. Пункт пропуска был практически пустым. Только фуры по краю проезжей части и несколько легковушек впереди.

Часть пассажиров заметно напряглась. Остальные расслабленно выдохнули: почти дома.
Подъезжаем к белорусской части пункта пропуска

Украинскую часть пункта пропуска прошли довольно быстро. Заметно было напряжение пограничников, которые перекинулись парой фраз с водителями. Было слышно про введение ограничений на пересечение границы пешеходами и грядущий запрет на пассажирское сообщение.

Пока ждали паспорта, решил загуглить новости из Украины и в очередной раз удивился прозорливости жены. Мэр Львова объявил, что должны быть закрыты все заведения, кроме аптек, продуктовых магазинов и заправок.

Чуть позже Владимир Зеленский предложил ввести еще более жесткие меры для страны: закрыть метро и запретить междугородние перевозки (включая поезда и автобусы). Сложно представить, что было бы, если бы мы остались во Львове.

Наконец документы вернули, и автобус выдвинулся к белорусской части пункта пропуска, где нас встречали пограничники (в медицинских масках) и таможенники (без масок). С первых же слов стало понятно, что впереди — изнурительная процедура.

У водителей недвусмысленно спросили: «Чем вы думали?»

Затем попросили поднять руку тех, у кого украинский паспорт. Таковых пассажиров оказалось более десяти. Представители пограничных служб удалились, чтобы «посоветоваться с Брестом».

Через некоторое время они вернулись и объявили, что разделяют украинцев и белорусов. Нас отправили в зону досмотра, где проверили паспорта и вещи. Вскоре появилась медик, у которой в руках был необычный прибор, напоминающий фотокамеру, — тоже термометр с дистанционным контролем. На этом процедура была завершена, и нам позволили вернуться в автобус.

К чести перевозчика, он довез нас до Бреста, несмотря на то, что часть пассажиров осталась (как я предполагаю) в пункте пропуска.

«Обращайтесь в службу Минздрава»

Приехав в Брест, первым делом отправились в медпункт на вокзале. Как нам казалось, в нынешней ситуации все, кто приезжает из-за границы, обязаны пройти проверку. Но, увы, нам объяснили: «Проверяем приезжающих из стран, которые считаются небезопасными с эпидемиологической точки зрения: Италия, Германия и другие. По Украине приказа не было. Вам проще обратиться по месту жительства».

Железнодорожный вокзал в Бресте

Поскольку до поезда, на который мы купили билеты до Минска, еще было время, решили вернуть стоимость проезда из Львова. Как говорилось в сообщении БЖД, это можно будет сделать легко. Оказалось, деньги вернутся в течение трех-пяти суток. Ну что поделаешь...

Оказавшись в столице, предприняли еще одну попытку добровольно сдать анализы. В справочном бюро вокзала мы спросили, куда идти. Но там лишь порекомендовали обратиться в службу Минздрава: «У нас на вокзале, к сожалению, такого нет...»

Дополнено

Сегодня, 17 марта, читателю поступил ответ из БЖД. В нем содержатся общие данные, которые ранее фигурировали в информационных сообщениях СМИ. Что решение принято Украиной, куда и как возвращать билеты, а также телефонные номера справочных служб.


До сих пор не знаю, как относиться к закрытию границ и жесткому запрету на передвижения внутри страны, в частности в Украине. Поначалу мне казалось, что это чрезмерные меры и удар по экономике. А с другой стороны — наверное, они что-то знают? Видимо, в этой ситуации проще купировать вспышку на начальной стадии, чем потом расхлебывать последствия оной (как в Италии). Обстановка же в Беларуси кажется более расслабленной, и это тот случай, когда сложно сказать, хорошо это или плохо...

Библиотека Onliner: лучшие материалы и циклы статей

Auto.Onliner в Telegram: обстановка на дорогах и только самые важные новости

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Источник: Александр Марченков. Фото: Александр Марченков