561
19 декабря 2020 в 8:00
Источник: Александр Тумар. Фото: Влад Борисевич

«Перекрыли дорогу, нарушили работу транспорта, избивали». А как на самом деле? Репортаж из суда

Это случилось в середине октября, когда массово проходили уличные протесты. Вечером на одном из главных перекрестков минского микрорайона Серебрянка на проезжую часть вышли люди и остановились перед автомобилями. За несколько минут успел развиться конфликт с водителем и пассажиром одной из машин, приведший впоследствии к задержанию троих человек, двум уголовным делам и одному судебному процессу. Ситуация только на первый взгляд выглядела однозначной. Во время заседания, на котором присутствовали корреспонденты Onliner, выяснилось множество важных подробностей.

Что произошло?

Поздний вечер 13 октября. Перекресток пр. Рокоссовского и ул. Плеханова в Минске. На проезжую часть, как заявлялось в зале суда, вышли от пяти до десяти человек и остановились перед автомобилями. Это попало в объектив камеры видеонаблюдения.

Участники судебного процесса обратили внимание: в этот момент для основного направления горел красный сигнал светофора. Отметим, что на дополнительной секции, разрешающей поворот направо, был зеленый. Движение прямо остановилось, а поворачивающие на ул. Плеханова могли бы ехать, но из-за того, что на проезжей части находились люди, водители не смогли сразу выполнить маневр. По этой причине вскоре возник конфликт.

Судя по видеозаписи, после выхода людей на проезжую часть два автомобиля после некоторой заминки все же смогли повернуть направо. Когда же к стоп-линии подъехал темный седан (возможно, это была BMW, речь о которой пойдет ниже), в кадре появились еще несколько человек.

Можно предположить, что это были двое молодых людей из Ford Mondeo, ехавшего следом. Впоследствии они были признаны потерпевшими. Во время происшествия они заняли активную позицию. Как сообщало МВД, «27-летний водитель и его 23-летний брат вышли из машины и попросили протестующих освободить дорогу».

После короткого разговора протестующие освободили крайний правый ряд. Темный седан проехал, а вот следующий за ним автомобиль (вероятно, Ford Mondeo) пересек стоп-линию и остановился, хотя видимых препятствий на записи не заметно. Зачем? Опять-таки обратимся к версии МВД: «Проезжая мимо протестующих, братья услышали, как в их машину что-то бросили либо ударили по кузову. Они остановились, чтобы выяснить, кто и зачем это сделал. С компанией завязалась словесная перепалка, а затем драка. Водителя и пассажира, несмотря на их активное сопротивление, избили. Владельцу авто распылили в глаза перцовый газ».

А был ли вообще удар по кузову? К сожалению, официальная версия умалчивает, что подтверждения эта информация на нашла. Во время судебного заседания один из братьев (находившийся за рулем) упомянул: «В ходе следственных действий, когда просматривали запись с троллейбуса, оказалось, что не ударили, а на что-то наехали (упоминалась некая кочка или выбоина. — Прим. Onliner)».

Зато во время судебного процесса была озвучена другая причина для остановки: нецензурное слово, сказанное одним из протестующих.

После повторного выхода братьев из автомобиля завязалась потасовка. По окончании стычки протестующие ушли с проезжей части. Казалось бы, ситуация завершилась без особых потерь, движение восстановилось, стороны ушли зализывать раны. Не тут-то было...

А кто потерпевшие?

После этих событий было возбуждено уголовное дело по ст. 342 (организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них). На каком основании? В речи гособвинителя звучали фразы «образование затора», «нарушение графика движения общественного транспорта», «причинение существенного вреда интересам граждан». В общем, дело серьезное...

Но давайте посмотрим на последствия. Например, вот видеокамера захватывает общий план интересующего нас направления после того, как протестующие покинули проезжую часть.

Этот затор имеется в виду? Невольно возникают вопросы: а как же тогда назвать последствия масштабных перекрытий движения сотрудниками ГАИ в центре города, когда проходили марши пенсионеров? Если надзорное ведомство столь щепетильно подходит к вопросу об удобстве граждан, где тогда реакция на закрытие станций метро по воскресеньям? А что скажете насчет характерных микроавтобусов, стоящих на перекрестках, в полосе для общественного транспорта или вовсе движущихся по встречной полосе?

Гособвинитель упоминал нарушение в работе общественного транспорта. У одного из адвокатов на этот счет был припасен весомый аргумент. Он сослался на справку из «Минсктранса», в которой сказано об отсутствии в это время задержек и сбоев. А водитель троллейбуса №30, который зафиксирован на видео, подтвердил, что график удалось нагнать.

Про граждан, то есть потерпевших, нужно сказать особо. Вот, например, пара из темной BMW, упоминавшейся выше. Говорят, возвращались домой. Увидев людей на проезжей части, решили остановиться. Заметили, как одна из протестующих (по телосложению было похоже, что это женщина) стала фотографировать их автомобиль на телефон.

— Было неприятно, но материальных и моральных претензий не имеем, — утверждали водитель и пассажир BMW.

По замечанию одного из адвокатов, задержка в движении этой машины составила около минуты.

Автомобилист из Renault Megane (изначально эта машина находилась в крайнем левом ряду, а потом переехала правее и остановилась по диагонали) также отметил, что ни к кому претензий не имеет.

Про этот вред речь?

Гособвинитель объявил, что было также возбуждено уголовное дело по ст. 339 (хулиганство). Мол, протестующие выражались нецензурной бранью, словесно угрожали, хватали руками, таскали из стороны в сторону, наносили удары водителю и пассажиру Ford Mondeo — Евгению и Степану Вертиховским.

Основательность подхода гособвинения подчеркивает щепетильность, с которой было подсчитано количество ударов. По данным сотрудника прокуратуры, водителю Ford нанесли не менее 18 ударов, а его брату — не менее 10.

При этом экспертиза не установила телесных повреждений у старшего из братьев. Отметим, что молодые люди, ехавшие в Ford, во время суда тоже не высказывали требований о компенсации морального вреда.

Кто эта женщина?

В качестве обвиняемых суду были представлены 38-летняя Ольга Класковская, а также двое парней — Максим Бабич и Артур Булавский (2003 и 2002 г. р.). Остальные участники протеста на перекрестке Рокоссовского — Плеханова скромно упоминаются как неустановленные лица.

Ольгу Класковскую задержали через несколько часов после происшествия в Серебрянке. Упоминалось, что ранее она была судима, отбыла наказание в феврале этого года. У нее есть несовершеннолетний сын.

На вопросы обвиняемая отвечала на белорусском языке и практически сразу воспользовалась правом не давать показания.

Ольга Класковская со своим адвокатом

Роль женщины, зафиксированной на видео, по впечатлению корреспондента Onliner, была неочевидной. И потерпевшие, и обвиняемые давали идентичные показания: она пыталась остановить возникший конфликт, в драке не участвовала.

Ольге Класковской инкриминировалась только ст. 342 (организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них).

В чем заключалась организация и подготовка действий? В ходе заседания корреспондент Onliner приложил максимум усилий, чтобы не упустить момент, когда предоставят неопровержимые доказательства.

Потерпевшие упоминали, что женщина зачем-то вела фото- или видеосъемку с помощью камеры телефона, что вызывало у них предсказуемое возмущение. После изъятия в телефоне обвиняемой были обнаружены три снимка, сделанные 13 октября: расписание автобусов в Самохваловичах, автомобиль BMW черного цвета, а также проезжая часть с автомобилями и троллейбусом (это изображение размыто).

— Если зайти в Telegram, который установлен на ее мобильном телефоне, среди прочих страниц есть «97% Серебрянка», — отметила судья.

Можно ли доподлинно утверждать, что Ольга Класковская и женщина в маске, зафиксированная на видео, — один и тот же человек? Выяснению этого вопроса во время суда уделялось особое внимание.

Потерпевшие из BMW и Renault ответили, что не могут достоверно сказать, была ли вообще на месте происшествия женщина: мол, сейчас многие носят унисекс. А вот что касается братьев из Ford, то они говорили более определенно. Так, Евгений Вертиховский, выступая во время судебного заседания, упоминал фамилию Класковской. Адвокат попыталась выяснить, откуда ему известны имена фигурантов процесса:

— Фамилии обвиняемых узнали в ходе следствия?

— Да.

— На тот момент [происшествия] их не знали?

— Нет.

Водитель Ford утверждал, что узнал женщину в зале суда по волосам и телосложению. В то же время в протоколе опроса (15 октября) он заявлял следующее: «На лицах у них [блокировавших движение] были маски. По этой причине я не смогу никого из них узнать. Среди них была одна женщина, внешность которой я не запомнил, потому что непосредственно с ней особого конфликта не было».

— Это я говорил до того, как принесли фотографии [в РУВД]. Я не запомнил внешность для описания, составления примет, — пояснил Евгений Вертиховский. — А когда показали фотографии, я подтвердил, что это она.

Его младший брат после происшествия давал аналогичные показания. Цитата из протокола опроса: «...ее лица я не видел, так как она была в маске, как и остальные мужчины, стоявшие на дороге. Также не видел и цвет ее волос, их длину, потому что она была в капюшоне».

— Я не говорю, что могу ее узнать. Говорю, что она схожа с той девушкой с перекрестка, — заявлял он во время судебного заседания.

Что делали молодые люди, выходившие на проезжую часть?

Максиму Бабичу и Артуру Булавскому помимо ст. 342 (организация и подготовка действий, грубо нарушающих общественный порядок, либо активное участие в них) также вменялась ст. 339 (хулиганство).

Максим Бабич — молодой человек спортивного телосложения. Поддержать его в суде пришли друзья. Ребята отзывались о нем как о неунывающем, оптимистичном человеке. Похоже, расположение духа он не потерял, даже находясь за решеткой. В характеристике, выданной учебным заведением, сказано, что проявил себя со средними способностями, слабо мотивирован на учебу, при этом интересуется автомобилями, участвует в спортивных мероприятиях.

Максим Бабич

Что касается Артура Булавского, то в зале суда он, по нашим наблюдениям, вел себя спокойно, даже флегматично. Живет с бабушкой, матерью, двумя младшими братьями. По месту учебы характеризуется как «со средними способностями и низкой мотивацией». И в то же время педагоги констатируют удовлетворительную успеваемость, уважительное отношение к преподавателям, широкий круг общения, попытки самостоятельно заработать, чтобы обеспечить себя.

Артур Булавский

Ребята рассказали, что дружат со школы, сейчас учатся в разных колледжах. В тот вечер встретились возле кинотеатра «Салют». А потом направились с компанией, которую они не знают, в сторону перекрестка Рокоссовского — Плеханова. По их словам, там поступило предложение выйти на дорогу.

— Поддался стадному инстинкту... Все пошли, и я пошел, — Максим Бабич утверждал, что не знал заранее подробности и замысел, никого не собирал и не призывал. — Мне сказали: «Просто пошли за нами»... Был потерян, не понимал, что происходит. Я ничего не планировал, особенно причинять кому-то вред.

— Мне стало интересно. В тот момент я сам плохо понимал, что делаю, — схожим образом высказывался Артур Булавский.

Оба обратили внимание, что в этот момент для прямого направления движения по пр. Рокоссовского горел красный. Когда сигнал стал меняться, Максим Бабич, по его словам, предложил уйти, поскольку понял, «что плохо может кончиться». Однако покинуть проезжую часть не успел — начался конфликт.

Сам конфликт, судя по словам обеих сторон, состоял из двух эпизодов, и это подтверждается ранее распространенной видеозаписью.

— Если не ошибаюсь, пассажир Ford шел на нас и что-то кричал, явно используя нецензурную брань в нашу сторону, — рассказал Максим Бабич. — Он подошел к Артуру, затем последовал толчок. После чего мы спросили зачем. Он объяснил свою позицию. Мы сказали: «Хорошо, удаляемся».

— Я увидел Максима, идущего в мою сторону, и одного из потерпевших. Тот толкнул меня, с нецензурной бранью просил уйти. Я отошел, пропустив движение, — подтвердил слова товарища Артур Булавский.

Когда водитель и пассажир Ford сели в автомобиль, казалось, что все закончилось. Но проехав несколько метров, они снова вышли из салона.

— Начали использовать нецензурную брань, кто-то снова произвел толчок в отношении Артура, — описывал Максим Бабич. — Я решил поинтересоваться, зачем они вышли...

— Вышли двое, пихнув меня, — вторил Артур Булавский. — [...] Видел, что между Максимом и потерпевшими начался конфликт, а потом драка.

Рассказ участников событий был столь же сумбурным, как сама потасовка. Серия ударов, падение, возня...

— Не считаю, что можно подойти даже пускай к стоящему на дороге и пихаться, орать, обзываться... — сказал Максим Бабич, отвечая на вопрос, почему не считает свои действия хулиганством.

— Я не наносил удары, а только пытался разнять драку, — утверждал Артур Булавский, упомянув, что находился на проезжей части около минуты-двух.

Как действовали водитель и пассажир Ford?

В информации, изложенной МВД, сказано, что водителя и пассажира Ford, «несмотря на их активное сопротивление, избили». Однако версия событий, изложенная потерпевшими во время судебного заседания, вынудила взглянуть на ситуацию иначе.

— При подъезде к перекрестку Рокоссовского — Плеханова увидели, что группа молодых людей вышла на проезжую часть и заблокировала движение, — рассказывал Евгений Вертиховский, который управлял Ford. — Для нас горел зеленый, то есть поворот направо был разрешен. Младший брат вышел и словесно, с нецензурной бранью сказал уйти с дороги. [...] Мы махнули девушке из BMW: проезжай. Сели в машину и поехали за ней.

Аналогичные показания давал его брат Степан Вертиховский:

— В первой полосе стоял молодой человек в синей куртке. Я подошел с требованием уйти с дороги. [...] Назревал конфликт. Я говорил ему: «Уйди с дороги». Толкнул его. Люди стали подходить ко мне поближе с такими словами: «Постоите пять минут, ничего с вами не станет [...]».

Как мы уже знаем, на этом конфликт не завершился, а через несколько секунд возобновился с новой силой. Водитель Ford так пояснял причины повторной остановки их автомобиля:

— Мы начали движение. В этот момент нецензурно крикнули, и мы услышали удар... [...] Вышли разобраться.

Пассажир вторил:

— Подумали, что кто-то ударил по машине. Вышли с братом и стали думать, кто ударил, кто что сказал.

Один из адвокатов уточнил у водителя Ford:

— Почему решили, что слово, которое услышали, было сказано в ваш адрес?

— Это было очевидно. Во время проезда крикнули очень громко и глядя на нас, — ответил молодой человек.

Затем произошла потасовка, в конце которой Евгению Вертиховскому распылили в лицо перцовый баллончик. Кто? Неустановленное лицо...

— Органами предварительного следствия установлено, что вы вместе с братом выполняли общественный долг по охране общественного порядка и пресечению правонарушений, — обратился к старшему из братьев защитник Максима Бабича. — Передо мной закон об участии граждан в охране правопорядка, согласно ст. 6 которого граждане участвуют в следующих формах: внештатное сотрудничество с правоохранительными органами, членство в добровольных дружинах и др. Вы в какой-либо из данных форм состоите?

— Нет.

— Несли ли вы патрульную или постовую службу в тот день со своим братом?

— Нет.

— Как вы можете описать свои действия? Они являлись законными? В чем выражались по отношению к данной компании?

— Потасовку мы не развязывали... Все действия сводились к тому, чтобы они покинули проезжую часть.

Также любопытный диалог состоялся между защитником Артура Булавского и Степаном Вертиховским.

— Правильно ли я поняла, что изначально вы вышли из машины и направлялись к Булавскому, выражаясь нецензурно, чтобы они отошли? Чем вызвана такая агрессия с вашей стороны? — поинтересовалась адвокат.

— Я вышел из машины и выразился одним нецензурным словом, которое выражало мое требование покинуть проезжую часть.

— То есть нецензурной бранью выражались. Считаете, что в этом ничего такого нет?

— А я должен был выйти из машины и сказать: «Милостивые господа, позвольте мне проехать по этой дороге домой»? Ну как вы себе это представляете? Или вы везде себя ведете адекватно?

— В школе милиции вас этому учили?

— Да-да-да! Именно этому учили, — успел сыронизировать молодой человек, прежде чем вопрос был снят судом.

Во время заседания были продемонстрированы несколько видеозаписей (с камер наблюдения, видеорегистратора троллейбуса) на ноутбуке, размещенном на столе судьи. Их видели адвокаты, гособвинитель и потерпевший (Евгений Вертиховский). Остальные присутствующие в зале суда могли догадываться о содержании по обрывочным фразам вроде «Так кто это замахивался?», «Кто рукой показывает?», «Вот я подошел»...

Какое наказание?

Первым в ходе прений выступил гособвинитель, который посчитал, что вина всех троих представших перед судом по ст. 342 доказана. Однако он счел нужным исключить указание «об организации групповых действий, грубо нарушающих общественный порядок» и квалифицировать произошедшее как «активное участие в групповых действиях, грубо нарушающих общественный порядок, повлекших нарушение работы транспорта».

Что касается женщины с видео, то, по мнению сотрудника прокуратуры, потерпевший Евгений Вертиховский прямо указал на Ольгу Класковскую, дал последовательные и непротиворечивые показания о том, по каким именно приметам ее опознаёт, при каких обстоятельствах наблюдал.

— Факт соучастия также подтверждается протоколом изъятия мобильного телефона, в котором обнаружена галерея фотоснимков с места происшествия, — дополнил гособвинитель.

Как заявил сотрудник прокуратуры, из показаний Максима Бабича и Артура Булавского следует, что они «в силу случайного стечения обстоятельств поддались минутному порыву, чьему-то призыву и перегородили проезжую часть».

Он посчитал, что нормальное и безопасное движение транспорта на перекрестке было нарушено.

Гособвинитель отметил, что вина парней по ст. 339 (хулиганство) доказана, но счел необходимым исключить указание о предварительном сговоре.

В итоге сотрудник прокуратуры предложил назначить Артуру Булавскому наказание в виде ограничения свободы без направления в учреждение открытого типа на срок два года шесть месяцев. Максиму Бабичу — ограничение свободы без направления в учреждение открытого типа на срок три года. А Ольгу Класковскую лишить свободы на два года с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Как парирует защита?

Адвокат Ольги Класковской заявил, что обвинение не нашло подтверждения: «Не представлено доказательств, что именно она участвовала в тех действиях, которые ей вменяются, что на фото и видео зафиксирована она. Кроме снимков с места происшествия, найденных в памяти телефона. Но каким образом произведена съемка, с какого места, не установлено. Считаю, одного этого факта недостаточно. Суд не может вынести приговор, основываясь на догадках и предположениях».

— Никакого сбоя в графике движения транспорта и других последствий не наступило, — заметил защитник, сославшись на ответ из «Минсктранса». — Потерпевшие подтвердили, что она не нарушила их права.

Он также упомянул, что у женщины есть дочь, едва достигшая совершеннолетия, и несовершеннолетний сын, а в условиях изоляции у его подзащитной обострился ряд хронических заболеваний.

Затем слово в прениях было предоставлено адвокату Максима Бабича:

— Полагаю, что в действиях моего подзащитного отсутствует состав инкриминируемых ему преступлений. В частности, нет доказательств, что он выполнял руководящие функции по планированию групповых действий, их координации, подбору участников, что подстрекал к блокированию дорог, собирал участников, руководил ими и распределял роли.

Защитник упомянул, что ранее молодой человек не принимал участия в митингах и акциях. А рассматриваемая ситуация стала полной неожиданностью для его семьи.

— Действия потерпевших Вертиховских обозначены как выполнявших общественный долг по охране порядка и пресечению правонарушений, — продолжил адвокат Максима Бабича. — Ни в какой из организационно-правовых форм по охране правопорядка, которые предусмотрены законодательством, они не состояли. Назвать их действия законными, я полагаю, не представляется возможным. Более того, если правильно описать их действия, на мой взгляд, это должно выглядеть так: «используя малозначительный повод, остановили автомобиль посреди проезжей части, выражались нецензурно, а также спровоцировали драку».

Защитник Артура Булавского развила эту мысль:

— По видео заметно, что инициаторами драки стали именно братья Вертиховские. На мой взгляд, та агрессия, с которой они выскакивают из машины, и повлекла эти последствия, в том числе драку. Направленность на то, чтобы завязать драку, исходила от данных братьев, а не от людей, находившихся на дороге.

Она также высказала недоумение по поводу невозмутимого комментария одного из братьев относительно использования им нецензурной лексики: «В другой ситуации наступила бы административная ответственность».

Адвокат посчитала, что квалифицировать действия людей, вышедших на проезжую часть, можно было бы как административное правонарушение (ст. 18.1 «Умышленное блокирование транспортных коммуникаций»).

В реплике гособвинитель предложил исключить из обвинения формулировку «действия, связанные с сопротивлением лицу, пресекающему хулиганские действия».

Женщину избивали?

Несмотря на то что Ольга Класковская отказалась давать показания и во время заседания практически все время молчала, она решила высказаться в последнем слове. Когда женщина стала говорить, в зале воцарилась гробовая тишина:

— Калi мяне затрымлiвалi, вельмi моцна збiлi. Мне стала вельмi кепска ў мiлiцыi, выклiкалi медыцынскую дапамогу. Мяне адвезлі ў 5-ты шпiталь, дзе дыягнаставалi ЧМТ і страсенне мозгу. Гэта ўсё ёсць у крымiнальнай справе, але чамусьцi такія дробязi нiкому не цiкавы. Пасля таго як мне было прызначана лячэнне, мяне скралi невядомыя ў балаклавах лiтаральна з-пад кропельнiцы, з катэтарам. Калі я трапiла на Акрэсцiна, а пасля ў Жодзіна, мне было адмоўлена ў медыцынскай дапамозе, нягледзячы на заключэнне. У РАУСе я адмовiлася даваць паказанні, мне пагражалi растрэлам некалькi разоў у выпадку, калі я не пачну сведчыць супраць сябе альбо iншых людзей. Я адмовiлася. Яны мяне не зламалi і не зламаюць. Калi мяне асудзяць па гэтым артыкуле, для мяне гэта будзе вялiкi гонар. Значыцца, маё жыццё было пражыта недарэмна, я са сваiм народам. Жыве Беларусь!

Выступления молодых людей были не такими эмоциональными.

— Прошу извинить меня за такую глупость, — сказал Максим Бабич. — Я спустя некоторое время понял, что это было безрассудно... Я не имел умысла на причинение вреда... Прошу заметить, что я из военной семьи... Очень стыдно перед отцом... Прошу строго не судить.

Затем последнее слово взял Артур Булавский:

— Мне хватило двух месяцев под арестом, чтобы понять, что теми поступками нарушил закон. Прошу извинить меня... Прошу не судить строго... Хочу исправиться...


Предполагается, что приговор по этому делу будет объявлен днем во вторник, 22 декабря.

Auto.Onliner в Telegram: обстановка на дорогах и только самые важные новости

Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Источник: Александр Тумар. Фото: Влад Борисевич