Машина ГАИ сбила двоих минчан. Пешеходы были признаны виновными и получили наказание

957
10 марта 2021 в 8:00
Автор: Андрей Гомыляев. Фото: Максим Тарналицкий, Минская ГАИ

Машина ГАИ сбила двоих минчан. Пешеходы были признаны виновными и получили наказание

Вечером 22 ноября пресс-служба Минской ГАИ сообщила о ДТП, участником которого стал водитель патрульной машины. Экипаж Госавтоинспекции сбил двоих пешеходов — мужчину и женщину. Они пересекали проезжую часть по переходу на зеленый сигнал светофора — в этом обе стороны согласны. Но в остальном их версии расходятся. Один из пешеходов утверждает, что водитель мог его видеть, но все равно сбил. В ГАИ постановили: виноваты пешие участники движения, один обязан выплатить штраф, другой получил предупреждение.

Официальное сообщение в день происшествия

«Около 16:10 экипаж столичной Госавтоинспекции с включенными проблесковыми маячками и звуковым сигналом для привлечения внимания участников дорожного движения сопровождал колонну техники по проспекту Жукова (со стороны проспекта Дзержинского в направлении улицы Железнодорожной), — сообщали в пресс-службе Минской ГАИ в день аварии. — Вблизи дома №17 по улице Матросова совершил наезд на двоих пешеходов, мужчину и женщину, которые пересекали проезжую часть по регулируемому пешеходному переходу».

Еще до проведения проверки представители ГАИ в предварительной информации делают вывод: «Пешеходы проигнорировали требования п. 20 ПДД — „При приближении транспортного средства с включенными маячками синего или синего и красного цветов пешеходу запрещается переходить (пересекать) проезжую часть дороги, а пешеход, находящийся на проезжей части дороги, должен покинуть ее, соблюдая меры предосторожности“».

Последствия наезда, озвученные инспекторами, таковы: «Женщина была доставлена в медицинское учреждение — диагностирован кровоподтек голени. Она отпущена домой. Мужчина не пострадал. Экипаж оставался на месте ДТП до окончания необходимых мероприятий».

Версия Сергея

Одним из сбитых в тот вечер пешеходов был минчанин Сергей. В первую очередь молодой человек подчеркивает: они начали движение, как только загорелся зеленый свет, а сбили их в последней — четвертой — полосе. Приводим его рассказ.

— У меня нет водительского удостоверения, поэтому я не могу и не берусь оценивать степень вины участников этого происшествия. Могу лишь рассказать о том, что видел своими глазами. Я стоял, как и другие люди, у «зебры». Все ждали, когда загорится зеленый свет. После переключения сигнала я быстро и почти машинально посмотрел по сторонам. С левой стороны я действительно заметил, что вдалеке в первой-второй полосе ехала какая-то машина с включенными маяками, звука сигнализации я не слышал. Погода стояла очень сырая, видимость была плохой.

— Казалось, что автомобиль находится на приличном расстоянии и если я начну переходить (на моем пути — четыре ряда), то мы с ним никак не пересечемся. Других машин на дороге не было. Начал переходить по «зебре». Когда находился примерно во второй-третьей полосе, услышал «кряканье» клаксона. После этого стал ускоряться, чтобы быстрее добежать до островка безопасности.

— Не добежав примерно один метр до островка и находясь уже в последней полосе, боковым зрением заметил, что автомобиль движется и сейчас собьет меня. В этот же момент я успел подпрыгнуть на месте. В итоге оказался на капоте, после чего скатился с него. Свидетели обращали внимание, что машина ГАИ резко перестроилась из третьей в четвертую полосу — считай, перед самим столкновением. Тут же поднялся шум, послышались крики людей, которые шли по «зебре» за мной. Я начал осматривать себя, искать повреждения.

— Люди поспешили на помощь женщине. Скорее всего, она лежала на асфальте, но я этого не видел. Заметил лишь, как ее под руки ведут к островку безопасности. Когда немного пришел в себя, обратил внимание, что сбившая нас машина стоит в 150 метрах от «зебры». Я не видел, чтобы водитель выходил, была открыта передняя пассажирская дверь. В соседней полосе, поравнявшись с автомобилем ГАИ, остановился автозак, в этой машине была открыта водительская дверь. Они так постояли какое-то время и поехали дальше.

— Через пару минут очевидцы вызвали скорую, медики подъехали и забрали женщину. Я от помощи отказался, так как сильных травм не получил. Сразу чувствовал только боль в колене, но она была несильной — обычный синяк. На следующий день боль в колене прошла, зато начал чувствовать боль в мягких тканях голени (она исчезла где-то через месяц). После происшествия подъехали сотрудники ГАИ, меня опросили устно, показания свидетелей зафиксировали письменно — кажется, было 3—4 человека, которые оставались на месте. Через какое-то время подъехал микроавтобус (возможно, СК). Составили схему аварии.

— Меня и водителя сбившей машины отвезли на медосвидетельствование в сопровождении инспектора, который оформлял опросы. «Отвезли» — не совсем подходящее слово, потому что ехали мы на том же автомобиле, который меня сбил, а за рулем был тот же водитель. Это показалось мне странным. Освидетельствование показало нули. После этот же водитель отвез меня домой. В своей квартире я оказался спустя примерно 3—3,5 часа с момента ДТП.

Поиск виноватых

В конце января на почту Сергея пришло письмо из ГАИ. Из него следовало, что проверка по факту аварии завершена и выводы не сильно отличаются от тех, что были озвучены в предварительной информации от пресс-службы Госавтоинспекции: водитель ничего не нарушил, а в действиях пешеходов усматривается нарушение пункта 20 ПДД (о запрете выхода на проезжую часть при приближении оперативного транспорта с включенными маячками). Про другие положения, о которых обычно вспоминают в таких ситуациях, в письме не говорилось. А это, например, пункт 87.2, обязывающий водителя немедленно снизить скорость при возникновении препятствия, или пункт 116, гласящий, что при «подъезде к нерегулируемому переходу водитель должен двигаться со скоростью, которая позволит при необходимости уступить дорогу пешеходам». Подчеркнем, указанные пункты входят в перечень тех, от которых водители ТС оперативного назначения вправе отступать, но только при условии обеспечения безопасности дорожного движения (пункт 25).

Отдельного внимания заслуживает фраза «вы будете привлечены к установленной законом ответственности». При этом письмо пришло 31 января, а срок наложения административного взыскания — не позднее двух месяцев со дня совершения правонарушения (согласно статье 7.6 ПИКоАП старой редакции). Двухмесячный срок со дня ДТП истек 22 января.

В тот же день Сергею поступил звонок с приглашением прийти для ознакомления с решением. Молодой человек поначалу хотел отказаться, так как не знал, чем в нынешних условиях может закончиться этот визит. Однако, по его словам, звонивший настоял на том, что ознакомление с делом — обязанность. «В итоге инспектор сам приехал ко мне на работу, привез на подпись протокол, — резюмирует парень. — Я подписал бумагу со словами „вину признаю“, а другие предложенные им слова писать отказался. Формулировки в протоколе, на мой взгляд, были неточными: например, что водитель ехал в третьей полосе, а мы (как будто напролом, с суицидальными мыслями) шли в это время по „зебре“, где нас и сбили».

Потом пришло постановление с решением взыскать штраф в 1 базовую величину (29 рублей). Сергей не стал заниматься его обжалованием в вышестоящем органе или опротестовыванием в прокуратуре — выражаясь его словами, «это кажется бесполезной тратой времени и денег».


А вот пешеход, получивший травму, не согласилась подписать протокол. «Меня патрульная машина сбила, когда я одной ногой была на островке безопасности, — говорит Елена. — Голень при нажатии болит до сих пор. Конечно, я решила не соглашаться с решением, что я виновата, потому как не вижу за собой нарушений правил: шла на зеленый свет, в положенном месте. Я обжаловала решение в городской ГАИ, городской и Генеральной прокуратуре — отовсюду пришли отписки с фразами „в действиях водителя нарушений ПДД не установлено“, „оснований для отмены постановления не установлено“. Отклонили мои заявления о приобщении к делу фото случайной очевидицы: на нем явно заметно, что машина ГАИ едет в четвертой полосе, а автозаки — в третьей (в этом расхождение с официальной версией). Также отклонили ходатайство об обнародовании записи видеорегистратора, установленного в легковушке».

Елена добавила, что направила письмо в Управление собственной безопасности ГУВД, сейчас ждет ответа. В качестве наказания за ситуацию ей вынесли предупреждение.

Auto.Onliner в Telegram: обстановка на дорогах и только самые важные новости

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by

Автор: Андрей Гомыляев. Фото: Максим Тарналицкий, Минская ГАИ