Продавала Opel девушке — оказалось, автохаусу. А через неделю нашла его в продаже перекрашенным, дороже и с меньшим пробегом

10 мая 2022 в 8:00
Автор: Андрей Гомыляев

Продавала Opel девушке — оказалось, автохаусу. А через неделю нашла его в продаже перекрашенным, дороже и с меньшим пробегом

По результатам профильных исследований, каждая шестая продаваемая б/у машина (16,7%) пережила манипуляции с одометром. Таким нехитрым образом можно поднять цену автомобиля на 35%. В некоторых странах (Германия, США, Швеция) скрутка одометра является уголовно наказуемым преступлением. В Беларуси же довольно сложно наскрести доказательства хотя бы для административки. При этом очевидно, что зачастую сматывают километраж именно для введения в заблуждение потенциального покупателя и — как следствие — получения прибыли. Минчанка Полина утверждает, что история с корректировкой показаний одометра в принадлежавшем ей Opel Astra происходила буквально на ее глазах.

«Я никак в этой ситуации не пострадала, — сразу предупреждает девушка. — Потерпевшей стороной можно назвать неизвестного мне покупателя моей бывшей Astra. Сразу хочу подчеркнуть, что у меня нет цели пожаловаться или кого-то наказать. Просто я считаю, что подобные действия в развитых странах были бы названы „имеющими признаки мошенничества“, а виновникам грозил бы реальный арест. Люди, которые покупали и покупают машины в автохаусах, должны быть готовы к неприятным последствиям. Несмотря на договоры с печатями, офисы и другие признаки цивилизованной торговли, нарваться на обман можно так же легко, как и при обмене ключ на ключ где-нибудь на тихой парковке».

Внезапное омоложение

Следуя мотивации Полины, приведем два объявления о продаже одного и того же Opel Astra J для сравнения. Первое составлено самой девушкой: «7 500 $, 2011 г., автомат, 1.6 л, бензин, 250 000 км. Продаю отдушину. Причина — покупка жилья. Сел и поехал, ничего не течет, работает, как часы. На фото показаны нюансы по кузову, экономьте свое и мое время. Два комплекта колес: зима — штампованные диски, резина Tigar откатала 1 сезон; лето — литые диски, резина LingLong откатала 2 сезона. Торг уместен».

А следующее объявление — уже от имени автохауса: «8 450 $, 2012 г., автомат, 1.6 л, бензин, 135 000 км. Отличное состояние! Один хозяин. Максимальная комплектация. Классический автомат AISIN (не DSG, не вариатор и не робот). Полный комплект ключей. Возможен обмен».

Промежуток между появлением этих объявлений в сети — чуть больше недели. Обращает на себя внимание не только разница в цене в $950, но и разница в пробеге: куда-то делись 115 тыс. км. К тому же автомобиль помолодел на год, появилась информация об одном владельце. По данным девушки, это далеко от действительности: она купила хетчбэк у мужчины, а тот привез его из России. Безусловно, возникают вопросы. Озадачилась и владелица машины.

Для себя, но не совсем

Мы попросили бывшую владелицу изложить историю в хронологическом порядке.

— На мое объявление откликнулась девушка — позвонила по телефону. Сторговались с изначальной суммы в $7500 до $6100. В тот же день договорились о встрече у торгового центра. Покупательница была с мужчиной и ребенком, рассказывала о том, что машина нужна именно ей. У меня в голове была четкая картина, что продаю Opel физлицу.

— Наутро я сняла машину с учета, передала покупательнице паспортные данные. Она вернулась через три часа, передала договор комиссии, акт приема-передачи, акт выполненных работ и расчетно-кассовый ордер. Подгоняла, чтобы я быстрее подписывала. Я еще удивилась: почему договор комиссии, а не договор купли-продажи? На что незнакомка заметила: «Вы же автохаусу машину продаете». А до этого речь про автохаус вообще не шла, я-то думала, что продаю лично ей. Не совсем понимая тонкости игры, я подписала документы. Тут же получила наличные. Для меня эта ситуация была непонятна: деньги у меня, машина все еще числится на мне... Это как?

Вообще есть два варианта продажи автомобиля через автохаус. Первый — это выкуп машины, когда составляется договор купли-продажи между продавцом и автохаусом, по которому право собственности переходит автохаусу, а бывший владелец получает деньги. После компания сама продает машину, распоряжается ей по своему усмотрению. Второй вариант — прием машины на комиссию, когда составляется договор комиссии, а право собственности остается на продавце. После успешной продажи автомобиля покупатель передает деньги автохаусу, тот забирает себе комиссию, а остальная сумма поступает продавцу. Во втором случае договор купли-продажи составляется между бывшим владельцем и новым, то есть автохаус выступает лишь как посредник.

Выходит, в случае Полины сделку собирались провести по какому-то «среднему» пути: и с договором комиссии, и с моментальной передачей денег. Нельзя исключать, что это новая стратегия заработка в условиях замершего рынка бэушки.

В чем заключались опасения автовладелицы (с учетом, что деньги уже были на руках)?

— На следующий день после подписания бумаг автомобиль загнали на покраску, хотя письменного согласия я на это не давала, — утверждает Полина. — При этом в договоре, а именно в пункте 1,5, указано, мол, если в течение месяца покупатель не найдется, машину могут вернуть собственнику. А зачем мне автомобиль, который покрашен непонятно где и как, без моего разрешения? И что, если Opel не купят? Мне через месяц придется возвращать все полученные деньги или доплачивать 500 рублей, чтобы авто простояло на площадке еще 30 дней (по пункту 4.4 договора комиссии)? Одним словом, головоломка.

Кроме того, владелец продолжает нести ответственность за штрафы по камерам скорости, а также по гражданским искам — в случае, например, серьезного ДТП.

Полина приехала по адресу, указанному в договоре, и все же добилась, чтобы автокомиссионка выкупила у нее Opel официально, оформив договор купли-продажи. При этом девушка отмечает: «Отношение работников автохауса ко мне было довольно предвзятым, слышала обращения в уничижительном тоне в стиле „слишком маленькая, ничего не понимает“ (мне 23 года). Но что здесь понимать, если изначально сотрудники комиссионки пошли на обман. Очевидно, выяснив малую долю правды об этом бизнесе, я ожидала подвоха. После того как договор оформили, я решила не обращаться в милицию: проблема была решена, и участие органов не требовалось».

Спустя неделю Полина обнаружила объявление о продаже ее бывшего Opel с корректировками: меньший пробег, большая цена.

Обман есть, но наказания нет

Тут стоит вновь упомянуть, что в нашей стране с точки зрения уголовного права введение в заблуждение при продаже машины не является преступлением, как и смотанный пробег. То есть за эти действия санкции в рамках УК РБ не предусмотрены.

На всякий случай автохаусы подстраховываются. В стандартном для комиссионок договоре с покупателем в разделе «Ответственность сторон» обычно указывают: продавец гарантирует, что товар соответствует техническим характеристикам: название модели, год выпуска, наименование, объем двигателя, тип КПП, VIN, цвет кузова и пробег — но с оговоркой «по данным спидометра». Там же подчеркивается: товар является подержанным, и продавец каких-либо гарантийных обязательств перед покупателем не несет. И еще: «Покупатель подтверждает, что приобретает товар б/у, качество товара его полностью устраивает». Внизу — подпись клиента.

Образец стандартного договора между автохаусом и покупателем. Приводится в качестве примера

Таким образом, наказания за обман при перепродаже машины нет, а максимальная неприятность для автохауса — признание договора недействительным. Да и то если удастся доказать, что пробег был смотан именно сотрудником комиссионки или по его просьбе, а не «третьим лицом без ведома фирмы».

— Я искренне сочувствую новому владельцу, — говорит Полина. — Глядя на объявление автохауса о продаже моего бывшего автомобиля, хочется плакать от перебора лжи. И ведь какой-то человек уже стал новым владельцем — машина снята с продажи. Я понимаю, что работа комиссионки — продать автомобиль. Но когда покупатель обращается в автохаус за машиной, он идет туда с ожиданием, что все-таки это официальная, юридически оформленная компания, там не могут обмануть. Но оказывается, что любой человек может нарваться на кота в мешке.

Комментарий автохауса

— Мы подняли документы на этот Opel Astra J. У нас на руках договор купли-продажи от 26 марта — она продала машину нашему юрлицу, ИП. Документ оформлен в трех экземплярах, заверен в ГАИ, стоит подпись девушки. Почему Полина предоставила договор комиссии, мы не знаем.

Насчет года выпуска и пробега. По договору купли-продажи приобретается транспортное средство, владельцем становится другое лицо, и уже оно несет ответственность за авто в полной мере. То, что говорит Полина, вполне возможно — она может говорить все, что угодно, она имеет право. Но юридически она сняла с себя ответственность за машину и возложила ее на другое лицо по ДКП. Деньги уплачены, судьба Opel не должна сильно ее интересовать. В правовом поле мы правы. Ничего плохого, ничего противозаконного мы не делали.


Auto.Onlíner в Telegram: обстановка на дорогах и только самые важные новости

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Андрей Гомыляев