14 января 2023 в 8:00
Автор: Андрей Гомыляев

Помощь на дороге. Зимняя история про переворот и двух «дорожных ангелов»

Продолжается конкурс «Помощь на дороге. Зимние истории». В редакцию поступают десятки писем. Признаться, мы не ожидали такой активности. Выбирать конкурсантов становится все тяжелее. Но следующая история однозначно достойна того, чтобы рассказать ее всему Onlíner. Второй конкурсант поведал о настоящем кошмаре для всех бывалых и начинающих водителей: пустая трасса, занос, переворот машины и помощь «из ниоткуда». К счастью, для всех участников все закончилось хеппи-эндом. Мы по-прежнему ждем ваши истории на почту ga@onliner.by. Авторы лучших получат приз от автомагазина Storex.by.


Я только-только получил права и, поездив по Минску около четырех месяцев, был уверен, что набрался опыта и можно отправиться куда-нибудь попутешествовать. И мне в голову пришла мысль: поехать встречать Новый год на деревню к бабушке. Бабушки уже 20 лет нет, но деревня-то есть. И хоть я и проводил там каждое лето в детстве, зимой ее никогда не видел. Поэтому идея показалась мне очень крутой. Первое мое большое путешествие на машине (почти 400 километров), плюс порция добрых воспоминаний из детства, плюс Новый год — прямо комбо из эмоций, впечатлений и воспоминаний на будущее. Эту поездку, как и планировал, я запомнил на всю жизнь.

Я выехал из Минска на восток страны. Первые 200 километров были очень крутые и веселые: отличная трасса, по две полосы в каждом направлении, встречка отделена отбойником. Но потом начались местные однополосные дороги. Навигатор уверял, что так мне придется проехать около 100—150 километров. Скорость была около 110 км/ч. На одном прямом участке на выезде из Минска я даже поставил «рекорд» в 156 км/ч. Сейчас, после шести лет за рулем, вспоминая, какими были дорога и моя резина, понимаю, что это было просто сумасшествие. Что за машина? Это был 17-летний Opel Astra G. Резина? Что-то зимнее непонятного бренда. Я тогда не шибко понимал: снежинка нарисована — и хорошо. Но точно помню, что не шипы.

Мне оставалось преодолеть треть пути. Я только выехал на прямой участок дороги и буквально сразу услышал какой-то «другой» звук.

Скорость была около 40 км/ч. «Что это за странный шум?» — подумал я. Как оказалось, именно такой звук издает машина, когда съезжает с асфальта на лед. О, я запомнил его на всю жизнь! Все происходило очень быстро, но события как бы замедлились, как слоумо в кино. Никогда в эту чушь не верил, но так оно и есть.

Еду по льду (и этого не понимаю) и чувствую, как машину начинает вести. Это страшное ощущение. Полуторатонная махина уже не видит в вас своего хозяина и не реагирует на команды, она теперь живет своей жизнью. Я, вцепившись в руль, начинаю бояться. Ногу с газа убрал, но, запаниковав, начал тормозить. И тут переднеприводный автомобиль начинает заносить еще сильнее. Opel, как корова на льду, несет меня прямо к обрыву дороги. Скорость была небольшая, но машину закрутило, она начала аккуратно заваливаться на бок. Мои мысли в это мгновение? Было жаль машину. «Блин, — думал я, — только-только купил автомобиль, почти 20 лет он жил, ездил по миру, и тут я его ушатываю на ровном месте». Я не верил, что Opel перевернется. Думал, инерции не хватит и он вернется «на колеса». Но нет.

Поняв, что переворот уже неизбежен, я на миг по-настоящему испугался за свою жизнь. Я не знал, выдержит ли крыша, стойки. Может, меня сейчас тут зажмет. Хорошо, что был пристегнут.

Но и пристегнутым сидеть в переворачивающемся авто — удивительный опыт. Как на аттракционе. Ремни пригвоздили меня к сиденью. Я как влитой медленно оказываюсь кверху ногами. И все вокруг совсем тихо — словно так и надо. И когда машина оказалась на крыше, я понял, что вроде живой, стойки не сложились, но надо быстро вылезать. Сообразил, что нужно заглушить машину. Нащупал ключ, поворачиваю — а она не глушится! Потом сообразил: я же в перевернутой машине вверх ногами вишу — все же наоборот, надо крутить ключ в обратную сторону. Получилось. Еще помаялся с ремнями: отстегивать их, повиснув вниз головой, — тот еще квест. Я упал на крышу своего Opel. Теперь крыша была полом. Боковые стекла рассыпались, и я вылез через окно двери.

Я был цел, только руку порезал о стекло, когда вылезал. Огляделся — вокруг поле, в одну сторону и в другую. Тридцатое декабря, смеркается, холодно. До Минска 300 километров. Деньги какие-то есть, но какой с них толк в такой момент? Полная растерянность. Надо, наверное, звонить? Но куда, кому? Или сесть тут в сугроб и гуглить, что делать в таких ситуациях? Я, как рыба, выброшенная на берег, вообще не понимал, как быть и что делать. С интересом поглядел на днище своего Opel — ровное такое днище, как в игрушечных машинках.

Понял, что начинает накатывать паника. Это страшное ощущение. Вспомнил, что где-то читал про критические ситуации: «Паника вас убьет, паниковать будете, когда окажетесь в тепле и безопасности». Вроде помогло. Дорога была пустая, она соединяла один поселок с другим.

И тут — о чудо! — остановилась машина, а следом еще одна. Вышли два сельских парня лет под 30. Они тут же подбежали и стали спрашивать, живой ли я. Сказал, что вроде живой, а сам просто стоял и хлопал глазами. Парни закурили и стали действовать.

Надо сказать, соображали они очень быстро. «Давай ее переворачивать», — сказали мне ребята. И вот мы втроем пытаемся качать Opel, чтобы поставить его на колеса. Не получается. Я молю всех богов, чтобы эти ребята не сдались и продолжили мне помогать. И они продолжили. Каким-то чудом мы вернули авто в нормальное положение.

— Сколько лет машине? — спросил один из них.

— Уже очень старая, лет 17…

— В смысле старая? Отличная машина, в XXI веке выпущенная. Ничего не старая. Старая — это начало девяностых.

Я глянул на дорогу и увидел, на чем они приехали: один — на древнем Ford, у второго была Audi-«сотка». Их машины были лет на десять старше моей, но чистенькие, аккуратные, на ходу. А моя — вся мятая и только что перевернутая.

— Заводи, — сказал один.

— Не заведется, — махнул рукой другой. — Перевертыш вряд ли запустишь.

Я все же решил попробовать — и завелась! Но ехать нельзя. Оказывается, сорвало резину с переднего колеса. Беру запаску и домкрат, пытаемся сменить колесо. Домкрат мой оказался нерабочим, используем их инструмент. Мы в поле, нога домкрата постоянно проваливается в землю. Один парень уже почти сдается.

А я про себя повторяю: «Нет, не уходите пока. Пожалуйста, не прекращайте попыток, пока у вас не получится!» Удивительно, какие эгоисты в нас просыпаются в критических ситуациях. Меня это до сих пор удивляет.

Один из парней притащил какие-то камни с поля, подложил под домкрат — и все получается! Мы (они) сменили колесо. Со стороны это выглядело так, как будто два старших брата помогают чинить велосипед 7-летнему младшенькому. Я лишь стоял рядом и ничего не делал, так как не знал, что мне надо делать. Я просто был бесконечно им благодарен. Не знаю, кто эти ребята и откуда они взялись на пустой дороге. Они, не задавая никаких вопросов, слаженно и четко делали свое дело.

Выбор покупателей
подкатной, гидравлический механизм, груз: 3 т
подкатной, гидравлический механизм, груз: 3 т

Машина выглядела печально: вся правая сторона повреждена, крыша помята, капот заломан, лобовуха вся в трещинах и «паутинке», передние боковые стекла высыпались, одна фара перестала светить.

— Заводи и выезжай на дорогу, — сказал парень.

«Рехнулся? — еще подумал я. — В смысле заводи и выезжай?»

Дорога была на сильном возвышении, да еще и с этим оврагом-канавой у кромки. На меня опять начала накатывать паника, и я снова ее отодвинул. Сел за руль, хоть и было страшно: с полчаса назад я в этой машине перевернулся. Огляделся — везде осколки стекол, потолок провис, на сиденье ошметки травы и земли, приборная панель потеряла подсветку. Но я все же попытался выехать, и через какое-то время у меня получилось. На самом подъеме машина забуксовала, и эти ребята принялись меня раскачивать и подталкивать. С их помощью я выехал на дорогу.

Вышел из машины и тут же чуть не упал. Не знаю, что случилось на этом участке дороги в 200 метров, но он был полностью покрыт льдом. Дорога — как зеркало. При этом льда не было видно, только под определенным углом по отблескам солнца. А так дорога выглядела совсем нормально, ровный и чистый асфальт.

Я предложил своим спасителям деньги, они отказались. Я не умею благодарить, не знал, что надо говорить в таких ситуациях. До сих пор не верил, что два незнакомых мне человека бросили все дела и просто стали мне помогать — просто так. Это удивительное чувство искренней благодарности я несу в своей душе до сих пор.

А те ребята, поняв, что я в безопасности, а машина на ходу, просто сели в свои автомобили и поехали по своим делам. В разные стороны.

Как они там появились, откуда и почему именно в этот момент, я до сих пор не понимаю. Ведь за те 30 минут бедствия и следующие три часа, что я добирался на разбитой машине до гостиницы, я встретил по пути всего три машины. Opel, должен сказать, оказался довольно крепким авто: он доехал оставшиеся 100 километров до гостиницы и затем, на следующий день, почти 400 километров до Минска. Я двигался на разваленной машине без боковых стекол, на «аварийке» почти полтысячи километров. Мой мастер потом сказал, что такие машины не восстанавливают и место ей на свалке в Гатово. Но мой мастер — хороший парень, а потому взялся за ремонт.

На полное восстановление с заменой почти всех элементов кузова и покраской ушло полтора месяца и $1700 в эквиваленте. Я обращал особое внимание на крышу. Меня заверили, что стойки не пилили, пошли по более сложному пути восстановления. Мол, если меня еще раз угораздит перевернуться, то крыша выдержит. Получив свой Opel назад, я обомлел: новая машина! Не знаю, как автомастера это делают, но скажу вот что: как бы ни был ушатан автомобиль, вам у «Вани в гаражах» его за месяц восстановят полностью. С тех пор прошло почти шесть лет, а Opel (уже в качестве второй машины) со мной до сих пор. Это на самом деле лучший автомобиль по соотношению цены и качества.

А те два моих «дорожных ангела», где бы они ни были, навсегда остались в моей памяти. Все эти годы я немного жалел: они растворились так же внезапно, как и появились. А у меня не было случая нормально отблагодарить их. Может, через эту статью как-то получилось…


Мы по-прежнему ждем ваши истории. Выручили вы или выручили вас — для нашего конкурса «Помощь на дороге. Зимние истории» это не имеет значения. Объектом спасения может быть человек, животное, машина или любой предмет. Главное — в другом: вы до сих помните ту ситуацию. А значит, она достойна того, чтобы рассказать о ней всему Onlíner. Наверняка каждый вспомнит такую историю. Вместе с тем хорошие дела должны поощряться. Поэтому мы решили разыграть несколько полезных автомобильных подарков в обмен на истории о взаимопомощи на дороге:

Краткая инструкция для участия

  1. Написать оригинальный текст объемом от 2 тыс. до 5 тыс. знаков с пробелами либо снять видео продолжительностью не менее 2 минут.
  2. Выслать сам текст, фото, ролик либо ссылку на запись с указанием контактного телефона автора на почту ga@onliner.by. В теме письма указать «Помощь на дороге. Зимние истории».

А вот здесь полные правила конкурса «Помощь на дороге. Зимние истории».

Истории мы публикуем по субботам, а в финале зимы устроим читательское голосование. Авторы трех материалов, набравших наибольшее число голосов, получат подарки от спонсора конкурса — автомагазина Storex.by.

Выбор покупателей
емкость 77 А·ч, пусковой ток 750 А (EN), полярность: обратная, 278×175×190 мм
Выбор покупателей
емкость 60 А·ч, пусковой ток 540 А (EN), полярность: прямая, 242×175×190 мм
емкость 70 А·ч, пусковой ток 760 А (EN), полярность: обратная, 278×175×190 мм
Выбор покупателей
зимние, для легковых автомобилей, без шипов, страна производства: Беларусь
зимние, для легковых автомобилей, без шипов, страна производства: Сербия

Auto.Onlíner в Telegram: обстановка на дорогах и только самые важные новости

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by