Спецпроект

Краснов пересел на грузовик: «В конце такого рабочего дня нужен личный психолог»

38 510
22 декабря 2023 в 8:00
Автор: Виталий Петрович. Фото: Александр Ружечка
Спецпроект

Краснов пересел на грузовик: «В конце такого рабочего дня нужен личный психолог»

Автор: Виталий Петрович. Фото: Александр Ружечка

«Ну вот, я подъехал, смотрю в зеркало, но вижу только ограниченное пространство. То есть там машины могут ехать, пешеходы могут идти — где, как, куда смотреть? В легковушке можно оглянуться, увидеть через окна, а здесь — нет!» Юрий Краснов, преподаватель, инструктор по вождению, пересел на грузовик JAC N-35. Ненадолго, на один день. Скоро праздники: кто переезжает впопыхах, кто уже продукты заказывает на новогодний стол, а кто новый телик взял на всю стену — все ждут доставку. Грузовики носятся тут и там, ныряют в тесные дворы. И мы вместе с ними: помочь, поглядеть изнутри, каково это вообще.

Улицы и проспекты

В Минске на грузовике проедешь не везде, ну то есть на большом грузовике, а у нас-то до 1,8 тонны, проблем не возникает.

— Конечно, в городе всегда будут дороги, где грузовым автомобилям точно не место. К примеру, тот же проспект Независимости: там мало того что трафик серьезный, так еще и полосы узкие, — рассуждает ведущий рубрики. — Я знаю, что в больших городах часто разрешают проезд грузовиков только ночью: они все развозят, а, скажем, с 6 часов въезд запрещен. И это логично: та же фура на городской улице — это проблема для всех, а причина всегда в логистике. Пусть большие машины разгружаются где-то в специальных местах, а уже оттуда товары развозят такие вот маленькие грузовички.

Перекрестки и переходы

Краснов быстро вжился в новую роль. Лихо крутит рулем, на разгрузке попивает остывший кофеек из бумажного стакана. Руководит процессом как бравый регулировщик. Портрет водителя грузовика: эмоциональный, знает правду о жизни и может выразить ее крепким словцом.

— Едешь? Ну езжай давай, я за тобой!

А на загруженной дороге непросто.

— Обзор, конечно, совершенно не такой, как в легковом автомобиле: только и смотри, чтобы под тебя где-то не подлезли, и то всего не увидишь. Вот я подъезжаю к переходу: я еще вижу то, что у меня перед носом, но если кто-то в неподходящий момент выскочит сбоку, как мне это заметить? Нужны камеры и датчики, которые бы блокировали движение авто в экстренной ситуации, — в грузовиках это даже важнее, чем в легковушках, — отмечает наш водитель. — Датчиков нет, поэтому я заранее отслеживал ситуацию и на дороге, и на тротуаре, чтобы иметь возможность спрогнозировать события. Но даже так это очень рискованное положение. Причем сейчас зима, а что же делать летом, когда появляются всякие велосипедисты да самокатчики? Нужно учить людей со школы. Видишь грузовик? А он, может быть, тебя не видит. Не подлезай!

Другая проблема — перекрестки.

— Если водитель большого грузовика хочет повернуть направо, он не впишется из крайней правой полосы, ему придется поворачивать из второго ряда. Это важно учитывать всем остальным и не пытаться проскочить справа, — предупреждает инструктор. — Я помню случай на Якуба Коласа: грузовик хотел повернуть, остановился во второй полосе и долго-долго моргал поворотником. И все равно, когда он поехал, сбоку кто-то умудрился влезть.

Дворы и проезды

Отправляемся по заданному адресу на разгрузку. Узкий двор — как тот тоннель, в конце которого ищешь свет: едешь и ждешь, когда же все это закончится.

— Да, в таких проездах тяжело, а еще же все вокруг торопятся, чуть что — сигналят сразу. Но ведь не водитель грузовика виноват, что здесь такая инфраструктура. Есть двор с узкой дорогой, которая к тому же заставлена припаркованными авто, в конце этого проезда рампа магазина, куда надо добраться на разгрузку. И что делать? А мусоровозы? Вот люди, которым мешают мусоровозы во дворах, вы выйдите из своих комфортных маневренных машинок, поговорите с этими водителями — услышите много интересного о жизни, — говорит Краснов, не прекращая работать рулем.

— Вот почему магазины, даже небольшие, должны иметь отдельный удобный подъезд для выгрузки товара. И даже тогда вот такой грузовичок, как у меня, — это максимум. Все, что крупнее, не сможет нормально подъехать, — делает вывод инструктор. — Этот подъезд?

Разгрузиться — тоже целая проблема. Места нет, терпеливых водителей тоже почти нет, а широченную плазму из кузова вынь да доставь (или что там люди заказывают к Новому году?). Хорошо, если все прочие относятся с пониманием. Да и какая альтернатива: дуди не дуди, а если грузовику нужно — значит, нужно.

В новых дворах по крайней мере стараются делать заниженные бордюры и площадки возле подъездов — как раз на случай разгрузки.

— С габаритами сложно: ты их не видишь, а только очень примерно представляешь. Поэтому важно хорошо знать свой транспорт, иметь привычку. И было бы проще, если бы зеркала были пошире разнесены, я бы тогда лучше видел заднюю часть, — ворчит наш водитель, крутя головой от зеркала к зеркалу. — Вот где камера заднего вида пригодилась бы!

— Всегда нужен второй человек, который может выйти и грамотно помочь водителю грузовика, который едет задним ходом. Я часто такое наблюдаю. Лишь бы подсказал нормально, а то ведь бывают подсказчики, которые под монастырь подведут. Камера заднего вида как-то понадежнее, — добавляет ведущий рубрики.

— Водители легковых авто просто не понимают, насколько это сложная работа. А сел бы за руль грузового авто и просто денек покрутил баранку в таких дворах — сто раз бы потом подумал, прежде чем сигналить грузовику.

МКАД и аварии

Принято считать, что за рулем грузовика всегда водитель-профессионал. И зачастую так и бывает, это люди с развитыми навыками маневрирования, с хорошим чувством автомобиля. Но и они попадают в ДТП.

— Не все хорошо понимают дорожную обстановку. И, опять же, условия работы иногда провоцируют. Бывает, видишь бетономешалку: она пока груженая, водитель едет нормально, а как пустая — начинает в шашки играть. Потому что спешит. И вероятность попадания в аварию возрастает. Или едет по МКАД водитель самосвала. Видно, что ему надоели все эти тихоходы в правой полосе, он торопится, пробует их как-то опережать, лезет влево, там создает всем неудобства. Кстати, это одна из проблем нашей кольцевой: там ездит транспорт с разной скоростью и разной динамикой разгона. И все всем мешают, — отмечает преподаватель.

Типичные аварии с грузовыми автомобилями на той же кольцевой или где-либо еще также у всех на слуху.

— Проблема всех грузовиков и автобусов такая. Едешь в потоке, хочешь перестроиться. Сзади у тебя на скорости едет машина — ты ее не видишь. Вроде в зеркало посмотрел — никого нет. Начинаешь перестраиваться (а на грузовике это не так быстро можно сделать), и тут под тебя подлетает легковая — ДТП. Кто виноват? Водитель грузовика. Легковушка быстрее перестроилась, а он, выходит, не успел. С маленьким грузовичком проще, а водители полноразмерных тягачей хорошо знают про такие развороты на кольцевой, громадные мертвые зоны и так далее, — Краснов быстро изображает схему.

— Распространенная ситуация — легковой автомобиль, который едет у грузовика сбоку, у переднего правого колеса, в мертвой зоне, — добавляет инструктор. — С одной стороны, это проблема водителей легковых автомобилей, которые не понимают, что не надо так делать, что их не видно из высокой кабины.

А потом типичное:

— Мама, меня фура убила!

— А ты не подлезай!

— Но есть и другая проблема, которая характерна уже для всех: наши водители поздно включают указатели поворота. Я когда езжу, наблюдаю и за водителями грузовиков тоже. Типичная история: он едет, смотрит в зеркало, пытается найти место для перестроения. Находит и только тогда включает поворотник, но это слишком поздно. Потому что пока он искал это место, пока принимал решение, водитель легковушки, ничего не зная о намерениях водителя грузовика, уже решил ускориться или перестроиться. Оба поехали и столкнулись. Грузовик менее маневренный, под него легко подлезть, — продолжает преподаватель.

— У меня привычка: захотел перестроиться — сразу включаю указатель поворота. Вот я ехал, включил поворотник, ищу свободное пространство и вижу в зеркало, что водитель легковушки уже стал перестраиваться — хотел меня опередить. Но увидел мой поворотник и ушел назад. Я перестроился, и он опередил меня слева. Все, ничего плохого не случилось, потому что я заранее его предупредил, и он принял верное решение, — отмечает Краснов.

Остановка и стоянка

Еще одна общая боль — парковка.

— Раньше, чтобы поставить грузовик на учет, надо было иметь договор со стоянкой, где этот грузовик будет храниться. Теперь такого нет. Поэтому часто большие машины оставляют там, где получится. А еще грузовики можно увидеть на плоскостных стоянках. Они там, бывает, занимают и по три, и по четыре места. Хорошо, когда к этому относятся с пониманием, но ведь бывает по-всякому. На мой взгляд, у грузовиков должна быть своя специальная стоянка. Водитель пришел туда, сел в кабину, поехал работать. Вернулся с работы — поставил грузовик на то же место, — говорит ведущий рубрики.

— А у нас как: нужно человеку в рейс, он берет свою фуру, паркуется на ночь на какой-нибудь улице Плеханова, а утром уезжает. Вопрос: если на улице Плеханова живет пилот самолета, ему свой боинг тоже возле дома парковать?

Кстати, на тех больших парковках, где грузовики все равно занимают несколько размеченных мест, потому что иначе не помещаются, имело бы смысл рисовать специальные места для большегрузов.

— Понятно, что большинство стоянок в первую очередь предназначены для легковых авто. Но где тогда стоять грузовому транспорту? Почему бы не сделать специальные места по аналогии с тем, как возле аквапарка сделали места для автобусов. Все понимают, что автобусам нужно где-то парковаться. А грузовикам не нужно? Конечно, им не место на городских улицах и обычных стоянках. Но должна быть инфраструктура, которая бы решала проблему, — уверен преподаватель.

Стресс и взаимопомощь

— Я так скажу: проблем хватает. И всем на дороге надо понимать специфику грузового автомобиля. У водителей этих машин нет возможности на сто процентов контролировать обстановку, как это может делать водитель легкового авто. Это значит что? Да то, что им нужно помогать! Потому что они подставленные люди, в том смысле, что их можно в любой момент подставить. Легко, думаете, так ездить: с грузом в кузове и с грузом ответственности на плечах? А грузовики между тем необходимы всем, мы без них не справимся, — Краснов наконец допил свой кофе. Лицо осунулось, движения стали более резкими:

— Этим водителям в конце дня нужен психолог. Крупное логистическое предприятие — значит, нужен целый штат психологов. Как иначе снимать накопившийся за день стресс, чтобы без вреда здоровью?

У вас есть тема для «Разбора с Красновым»? Пишите нам: pv@onliner.by или t.me/vitpetrovich.


Партнер проекта — ООО «Трансконсалт Сервис»

Партнер проекта — официальный дистрибьютор грузовой техники JAC Motors компания «Трансконсалт Сервис».

Широкий выбор коммерческой техники в легком, средне- и крупнотоннажном сегменте.

Шасси производятся в Китае, а последующая установка кузовной надстройки, гидроборта, холодильно-отопительного и другого оборудования в Беларуси с учетом потребностей клиента.

Поставщик обеспечивает полный цикл обслуживания: подбор и продажу автомобилей с выбранной надстройкой, сервисное обслуживание и ремонт на собственных СТО.

Подробнее на jacbelarus.by.

Спецпроект подготовлен при поддержке ООО «Трансконсалт Сервис», УНП 290667530.

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ga@onliner.by