Представитель владельца конфискованного Lamborghini: «Вместе с изъятием машины таможня получила головную боль и потеряла хорошего инвестора»

 
556
29 сентября 2014 в 8:30
Автор: Андрей Гомыляев. Фото: Максим Малиновский

Новость об изъятом таможней Lamborghini Gallardo Spyder49 быстро разлетелась по стране. Однако информации об обстоятельствах этого дела катастрофически не хватало. Многие вопросы остались без ответа. Например, почему владелец не смог перерегистрировать машину? Из-за чего решили конфисковать автомобиль, если в законе есть и более мягкое наказание? Каким образом Lamborghini рыночной стоимостью в 100 тыс. долларов оценили в 2 млрд рублей? Сможет ли новый владелец завести купе с учетом его системы безопасности и нерабочего двигателя? Эти вопросы Onliner.by адресовал другу и представителю автовладельца (гражданина Венесуэлы) Сергею.

Молодой человек назначил нам встречу у гостиницы «Европа». Именно здесь неоднократно видели белую Lamborghini с номерами штата Флорида, стоявшую у входа. Нередко и с нарушением правил, на тротуаре. Уже когда мы сидели в холле, Сергей пояснил: «Это не понты или желание показать себя. Дело в том, что у автомобиля очень низкая посадка. Просто так в паркинг отеля было не заехать — слишком острый угол между улицей и спуском. Руководство гостиницы шло нам навстречу. Собственно, машина до сих пор стоит здесь». Сергей кивком подзывает охранника, и тот без лишних вопросов ведет нас в подземный паркинг. Здесь, даже среди других откровенно недешевых автомобилей, сложно не заметить Lambo. Сегодня от «соседок» ее отличает неприятный штрих. Двери купе, равно как и лючок бензобака, опечатаны. Агрессивный суперкар обклеен «пластырями» с печатью Минской региональной таможни. В остальном 6-летняя модель Gallardo Spyder49 выглядит отлично, видно, что пользовались ею не каждый день.

— Гражданин Боливарианской Республики Венесуэла, которому принадлежит автомобиль, — господин Эстебан Фрага де Леон (Esteban Fraga de Leon), — Сергей говорит об иностранце скорее как о друге, нежели как о начальнике. — Ему 50 лет, он является владельцем фирмы, занимающейся авиационным бизнесом (продажа самолетов и вертолетов), компания зарегистрирована во Флориде. Последние восемь лет приезжал в нашу страну, чтобы присмотреться к бизнес-климату: планирует инвестировать в развитие этого дела в Беларуси, хочет организовать рейс Минск — Каракас. Пользовался машиной, когда три раза в год на несколько дней приезжал в столицу. За рулем всегда находился он, в редких случаях ехал как пассажир. В сентябре 2010 года Lamborghini из США через Германию привезли в Беларусь. Раз в год приходилось выезжать за пределы страны и возвращаться, чтобы переоформить автомобиль, — как того требует таможенное законодательство.

— В мае мы должны были повторить эту операцию, господин Фрага уже забронировал и оплатил номер в гостинице (есть документальное подтверждение), — переходит к сути конфликта Сергей, пока бармен подносит чай со словами «как обычно». Определенно, в «Европе» помнят и ценят этих клиентов. Известно, что на празднование своего юбилея венесуэлец пригласил не только друзей, но и весь персонал отеля. — Однако заселиться ему так и не удалось. Случилась серьезная неприятность — он попал в больницу с лихорадкой денге. В Южной Америке это нередкое заболевание, может передаваться через укус комара. С таким диагнозом ни о какой поездке не могло быть и речи — при развитии острой формы летальность достигает 50 процентов. У господина Фрага есть справка из госпиталя. Сразу после выздоровления он прилетел в Минск и сам обратился в таможню с вопросом, как поступить в данной ситуации, — ведь сроки временного пребывания прошли. В разговоре нас убедили, что в качестве наказания грозит штраф (от 5 до 30 базовых величин), однако дело направлено в суд и решать судьбу автомобиля будут уже там.

— А откуда появилась сумма в 2 млрд рублей? — прерываем рассказ Сергея о правовых перипетиях. — На европейском рынке эта машина не стоит больше 100 тыс. долларов. Почему таможня оценила купе примерно в два раза дороже?

— Сложно понять их пересчеты, — пожимает плечами собеседник. — К тому же таможенники многого не знают об автомобиле. Например, о том, что без ключа это просто дорогая груда металла. О том, что система безопасности работает через спутник и с помощью дилера ее можно заблокировать. О том, в конце концов, что из-за технических проблем машина не сдвинется с места — не работает двигатель. Причину поломки назвать сложно. Автомобиль ведет себя так же, как и два года назад, когда на одном официальном сервисе залили масло, от которого Lambo стал колом через 200 метров. Тогда мы отвезли машину в Таллин, чинили мотор полгода, отдали 35 тыс. евро. Нужны ли эти проблемы потенциальному покупателю? В случае если нам не удастся отстоять Spyder, он при наилучшем раскладе уйдет в Россию на запчасти.

— Мы наняли адвоката, — возвращается к рассказу об изъятии Сергей. — Из таможни в гостиницу прислали письмо, уже после суда. До прибытия автовладельца оно пролежало на ресепшене. Когда конверт был вскрыт, заседание уже давно прошло. Вердикт — конфискация. Мы были поражены: как можно было провести суд без ответчика либо его представителя (адвоката) и выбрать самую суровую меру наказания (с учетом того, что за господином Фрага не значатся грубые нарушения закона)? Пункт 2 статьи 14.7 предусматривает «вилку» от 5 до 30 «базовых» с конфискацией или без нее. Даже посольство Венесуэлы подало ноту в МИД Беларуси. Мы предлагали в качестве досудебного примирения уплатить «растаможку», но нам отказали. Сегодня эта ситуация — уже не вопрос денег. В масштабах авиационного бизнеса стоимость суперкара довольно невелика. Сейчас это дело принципа. Мы обжаловали решение суда Октябрьского района, заседание в городском суде должно состояться не раньше 9 октября.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Автор: Андрей Гомыляев. Фото: Максим Малиновский
ОБСУЖДЕНИЕ