Владелец немецкого автохауса: «Я сам хотел ехать в Россию за машиной, но все раскупили»

 
413
03 сентября 2015 в 8:00
Автор: Андрей Журов. Фото: Алексей Матюшков

Кто бы мог подумать, что такое когда-нибудь случится! Редкий белорус сейчас едет за автомобилем в Германию. Несмотря на невиданные скидки, площадки автохаусов в Потсдаме, Магдебурге, Берлине переполнены. Корреспонденты Onliner.by поинтересовались стоимостью и ахнули: мы уже забыли про такие цены, а ведь еще растаможку нужно прибавить... Неудивительно, что даже знаменитое немецкое качество не пользуется спросом у простых белорусов. О том, какие времена переживает среднестатистический автохаус в Германии, говорим с Олегом Шадыевым, владельцем автоцентра, расположенного в пригороде Дрездена.

Типичная немецкая улочка. Аккуратные коттеджи сменяют друг друга. Навигатор направляет нас во двор одного из них. Лишь приблизившись вплотную, мы поняли: это никакой не жилой дом, а автохаус с СТО. Для нашего Lifan с трудом нашли место на парковке. Вся площадка заставлена Volkswagen, Toyota, даже Dacia.

Одинокий покупатель, к которому мы пристали с нашим «китайцем», рассматривал Toyota Avensis. Объяснил, что ищет большую машину для семьи. Кстати, эти универсалы стоят сравнительно недорого — около 5 тыс. евро. Но год выпуска «непроходной» для Беларуси.

А вот машина ближе к нам — Toyota Yaris. Объем двигателя — 1,5 литра, гибрид, АКП, приятный салон, пробег — 40 тыс. км, дата регистрации — октябрь 2013-го. Цена — 12,9 тыс. евро. Ахтунг!

— В хорошие времена были большие обороты, — вздыхает Олег Шадыев. — Раньше стояла очередь из россиян и белорусов за «литровыми» Toyota Yaris. Неделя начиналась со звонков знакомых из СНГ, занятых в сфере автобизнеса: «Я выезжаю к вам, есть хорошие автомобили?» Но в одночасье все изменилось. Точкой отсчета стало введение санкций и падение российского рубля. Трехлетняя малолитражка в Германии стала стоить столько же, сколько новый Volkswagen Polo Sedan или Hyundai Accent в России. Не знаю, почувствовали ли вы это у себя в Беларуси, но у нас все продажи остановились. Да что лукавить, я сам хотел купить машину в Москве — Mercedes ML или BMW X5, но все уже было распродано.

Олег Шадыев

— Мы не ослышались: вы хотели пригнать автомобиль из России в Германию?

— Не пойму, чего вы удивляетесь. Это ж простая арифметика. Посчитайте. В Германии Mercedes ML стоит 80 тыс. евро. В России до обвала рубля он обошелся бы в такую же цену. Но потом рубль упал, а стоимость осталась прежней. Стало быть, цена в евро снизилась вдвое.

— Если бы удалось, были бы некие препятствия для ввоза автомобиля? Например, заградительные пошлины?

— Никаких сложностей. Машина должна соответствовать Евро-4 или Евро-5, чтобы пройти техосмотр и получить зеленую наклейку. Пришлось бы также оплатить таможенную пошлину — 10% от купчей и 19% НДС. Но все равно это было бы дешевле, чем купить тот же Mercedes ML в немецком салоне. Однако к тому моменту, когда я спохватился, все уже скупили казахи, киргизы, белорусы, поляки, литовцы.

— Но давайте вернемся к нынешним временам. Что сейчас происходит?

— Вообще ничего. С момента ввода санкций я продал всего три автомобиля в Беларусь. Даже в странах Балтии ситуация на авторынках резко изменилась из-за России. У меня есть знакомые, которые плотно работали с Литвой, бизнес шел, а потом как будто накрыло медным тазом. Ведь это была цепная реакция: мы продавали прибалтам, а те — казахам, киргизам, таджикам, россиянам, белорусам. Местный рынок тоже хорошо двигался. Теперь же в Россию ничего не продают, и сами литовцы ничего не покупают. Я им, соответственно, тоже ничего не могу реализовать. Машины стоят, обесцениваются. Все упало! В Россию же все качалось. Не важно: картошка, молоко, галантерея или автомобили. Теперь бизнес остановился и дохода нет.

Так совпало, что больших поступлений машин сейчас нет, поэтому накопления не произошло. И это даже хорошо, потому что куда ж их девать? Пришлось повысить изначальные требования к автомобилям, которые мы беремся реализовать. Есть машины, которые раньше я бы взялся продавать, но теперь приходится отказываться. В прежние времена они уходили если не в Россию или Беларусь, то в Киргизию, Таджикистан. Теперь ни один россиянин к нам не заезжает! Я же с ними постоянно поддерживаю контакт: говорят, мол, вообще нереально что-то продать там. Это плохо для меня, моего бизнеса и Германии, между прочим, тоже. Ведь я меньше плачу налогов, меньше инвестирую.

— А немцы не хотят «подвинуться» с ценой на автомобили?

— Уже подвинулись! Минимум на 20% рынок просел: то, что раньше стоило 10 тыс., теперь продается за 8 тыс. Но покупателя на машину все равно нет. Причем это началось резко. Буквально в пятницу объявили санкции, а в понедельник пустота.

— Куда в таком случае продаются автомобили?

— Как, наверное, и у вас, большинство продаж идут через интернет. Не секрет, что все заходят на mobile.de и там выбирают подходящую машину. Сейчас все надежды на Польшу, страны Балтии, Чехию или местный рынок. А еще на Африку. Их там вообще кризисы не волнуют. В автосфере заняты палестинцы, турки, мароканцы.

— Хорошо. Чего вы сейчас ждете?

— Конечно, отмены санкций. Сегодня снимут, а завтра пойдет бизнес, движение. Возникнет спрос. Ведь новые люди всегда будут: кто-то сдает на права, кто-то решает сменить машину. В конце концов, существует естественный оборот автомобилей.

— Довольно про грустное. Давайте про спрос. Что всегда хорошо продавалось в СНГ?

— Клиент стал разборчивым. Это в середине 1990-х — начале 2000-х приезжали ребята с борсетками и показывали: вот этот ряд от сих до сих я беру. Сейчас все по-другому. Рынок насытился, запросы стали предметными, приходят заказы под определенных клиентов: бензин — «автомат» — кондиционер. Есть некоторая настороженность в отношении гибридов, которые здесь очень популярны. Знаю, что многие по-прежнему их опасаются. Хотя, например, Toyota Prius продается хорошо. Как раз подпадает под вашу растаможку.

— Кстати, про пошлины. Вы всё жаловались на санкции, а повышение растаможки в 2011-м в Беларуси неужели не заметили? Говорят, тогда наши соотечественники опустошили все немецкие автохаусы. Часть машин потом ушла в Россию.

— Это был удар по печени, но не нокаут. Небольшая остановка, после которой движение возобновилось. Люди поняли, что нужно жить в новых экономических условиях, переварили это и снова поехали в Германию за автомобилями. Причем спросом пользовались машины именно немецкой сборки. К нам приезжали и говорили: лучше я возьму пятилетнюю Toyota, но сделанную в Германии, чем «трехлетку», собранную в России.

— В какой момент немцы решают избавиться от автомобиля? Когда понимают: все, машина свое отработала, пусть кто-то другой пользуется — пора ее сдавать в автохаус?

— Все очень по-разному. Кто-то ездит три-четыре года. Кто-то может купить новую и пользоваться 10 лет. Немцы же очень следят за своими автомобилями. Если раз в 10 тыс. км надо менять масло — едут и меняют, даже если машина передвигалась исключительно по автобану. В Германии даже есть песенка: мы за своими автомобилями ухаживаем лучше, чем за женами.

Иногда к нам приезжает поврежденная машина. Владелец просит отремонтировать, но по настроению видно, что готов расстаться. Предлагаем цену, восстанавливаем и выставляем на продажу. У нас уже профессиональный взгляд: можем определить, сколько что стоит, будет ли это выгодно. Для хозяина автомобиля морока, а для нас — бизнес.

— Правда ли, что по местным законам вы обязаны отремонтировать машину перед продажей?

— Нет. Но есть же законы рынка, конкуренция, в конце концов. Это как бы обязывает выставить подготовленный экземпляр. Поэтому у меня работает целый штат специалистов. Например, механик, он же хорошо разбирается в электрике. Специалист по кузовщине. Имеется покрасочный цех. Есть химчистка. Бывают, конечно, исключения. Например, новый автомобиль попал в сильную аварию: ремонтировать его невыгодно, проще продать как машину-донор.

— У вас на площадке довольно дорогие автомобили. Вот Auris, например, стоит 14,5 тыс. евро.

— Потому что это годовалая машина с маленьким пробегом. Немцы очень практичные. И покупают то, что им нужно, невзирая на статусность. В первую очередь исходят из практичных соображений и только потом смотрят на марку, дизайн и прочее. В СНГ же традиционно повышенным спросом пользуется премиум-класс за небольшие деньги. Потому что автомобиль там по-прежнему роскошь.

— Напоследок несколько провокационный вопрос. Вы верите, что белорусы и россияне еще будут ездить в Германию за машинами?

— Конечно. Ведь немецкие автомобили по-любому лучшие — более комфортные, дольше ездят. Я вам скажу, что разница между Mercedes, собранным в Германии и США, ощутимая. По мне так лучше взять коренного «немца». Уверен, что старые времена вернутся и белорусы опять поедут к нам за подержанными машинами.

Ранее опубликовано:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Андрей Журов. Фото: Алексей Матюшков
ОБСУЖДЕНИЕ