Тлен и уныние современного авторынка. Драма в двух действиях о том, как мы пытались продать «корч» в Ждановичах

 
01 февраля 2016 в 8:00
Источник: Родион Мирский. Фото: auto.onliner.by

Если бы в нашей стране росло перекати-поле, то в нынешние времена его с большой вероятностью можно было бы встретить на территориях авторынков. Последние полгода эксперты в своих характеристиках частенько используют слова «просел», «умер», «сгорел». Но это абстрактные разговоры, лишенные визуализации. Нам же интересно было получить пищу для глаз — своими очами поглядеть на зимний рынок автомобилей. Вооружившись «бывалой» жертвой экспериментов — Honda Civic, мы отправились в Ждановичи в поисках потенциальных покупателей. В первый день, мягко говоря, нам не очень повезло: за несколько часов «дежурства» рядом с машиной прошли всего две пары потенциальных клиентов. Клиническая картина была уже ясна, но мы не спешили хоронить пациента.

Вторник, первый в неделе день работы авторынка

Наш Civic стар, но живуч. Пару лет назад за него просили $4 тыс. Сейчас эта сумма кажется нереальной для машины 1996 г. в. Сегодня на «Автобарахолке» можно найти объявления, в которых на данную модель указаны цены от 2 до 3 тыс. Но мы не питаем иллюзий и готовы к максимальным полутора тысячам. Собственно, продавать автомобиль вовсе не входило в нашу задачу, мы лишь планировали под видом продавцов узнать изнутри, чем живет рынок.

Но, как говорится, нельзя просто взять и заехать на стоянку авторынка. На повороте тормозят перекупы: «Продаешь? Сколько хочешь?» За долгие годы работы они уже обучены мастерству уговаривать: играют роль помощников, спасательного круга, надежных товарищей в неравной схватке с нестабильным рынком. «Ты пойми, сейчас новые Renault по 5,5 тыс. продают, — обрабатывает мужчина. — Только сегодня с Карастояновой вернулся. Там ценник висит от 121 млн. Так то же новый Sandero. Твою возьму за 900, можешь на рынок даже не заезжать — нечего там ловить. Видишь, рядом Audi Q7 стоит? Только что хозяин отдал за 8 тыс. Так что соглашайся».

Позже от коллеги этого перекупа, парня восточной внешности, представившегося Романом, мы узнали, чем живут автомобильные спекулянты: «Раньше брали машины, доводили их до ума, вкладывались. Кузов приводили в порядок, убирали дырки, шпатлевали, красили, салон чистили, и выставляли на продажу „конфетку“. Сейчас этим никто не занимается, нынешние цены свели такую работу на „нет“. Купишь неплохой автомобиль и тут же продашь его знакомому перекупу плюс $50—100, ничего не делая, кроме „косметики“. Тот добавит еще сотню-другую и отдаст третьему. А у последнего, может, заказ висит на эту модель, ищет ее для конкретного клиента. Так и живем. В эти дни погода чуть получше стала, появились хоть какие-то люди. Хотя бы кто-то что-то смотрит. А пару недель назад не было вообще никого. На постановку/снятие с учета в ГАИ в очереди стояло ноль машин. Не верю тем, кто говорит, что все уляжется, обвал пройдет. Пару лет все так и будет. Всерьез задумываемся: или менять работу, или ехать в другую страну».

Сам Роман оценил Civic в $500: «Сейчас за тысячу можно найти неплохие варианты. Только на рынке таких автомобилей не встретишь. Все „корчи“ продаются на автобарахолках. Какой смысл тратить по 10 баксов за выходные? Такие машины сегодня в основном меняют с доплатой. Вот обмен — на волне».

Несмотря на советы перекупов, мы все же загнали машину на стоянку авторынка. Ближайшие несколько часов пришлось посвятить греховной страсти — унынию. Картина рынка предстала удручающей: запорошенные снегом автомобили, несколько продавцов, пытающихся согреться, очищая снег, редкие покупатели, которые забрели сюда лишь для того, чтобы сократить путь до более важного места и не идти по снежной каше у края дороги. За пару часов на стоянке мы увидели всего несколько людей, действительно интересующихся покупкой машины. Одна пара средних лет прошлась по рынку, так ни на чем и не остановив свой взгляд. Другая изучала товар внимательно, но в конце концов выяснилось, что люди просто перепутали стоянки. Один человек в час? Неплохая статистика! В какой-то момент сотрудники стоянки перепарковали автомобили, разбросанные по всей площади, ближе к краю. Товар уместился на половинке территории. Очень символично. Вдвое упали цены — в два раза меньше стало машин. Такая корреляция.

«По будням мало покупателей, — признался один из охранников. — Люди приезжают на выходных. Много клиентов из регионов появляются с самого утра субботы. Они ищут дешевые машины, по принципу „лишь бы ездила и стоила недорого“. Приезжают и продавцы, они тоже интересуются, что появилось нового. У нас на рынке цены начинаются тысяч от трех. Есть и модели с космическим, „докризисным“ прайсом (вон BMW X5, например, или Audi A6 за $9800), но они стоят подолгу. Не знаю, на что рассчитывают владельцы. Весной по 70 счет-справок в день выписывали, сейчас — мертвый сезон».

Суббота, «пик» продаж

Перекуп Роман был прав, говоря про выгодность и популярность обмена. На ближайшей от рынка АЗС к нашей Honda подошел мужчина, заметивший под лобовым стеклом ценник: «Смотри — Hyundai i20 из Германии. Из Гродно ехал — расход показал 5 литров на сотню. Продаю за $6,5 тыс. Давай свою с доплатой $5 тыс. — и по рукам. Знаю я таких, как вы: ездят на старье, а в запасе десять тысяч лежит». Отвергнув заманчивое предложение, возвращаемся на рынок.

В целях конспирации некоторые фотографии были сделаны на камеру мобильного телефона

В выходной день Ждановичи оживают. Но жизнь эта далека от полноценной: армия продавцов заметно превышает по численности ополчение покупателей. К Civic подходит несколько перекупов, чуть позже — четверо молодых людей не старше 20 лет. Посмотрели да развернулись, не задав ни одного вопроса.

Отправляемся на разведку, чтобы выяснить мотивацию покупателей: зачем в нынешних условиях приезжать на рынок? Никто из опрошенных нами клиентов не пришел сюда ради покупки. Все уверяли, что оказались здесь для приценки, выбирая между новым «бюджетником» из салона и подержанными вариантами. «Продавцы все же опустили цены, — поделилась наблюдениями молодая пара. — Абсолютное большинство машин стоит меньше $8—9 тыс. Исключение — кроссоверы. Но кому нужен вон тот Mitsubishi за $13 тыс.? Лично у нас российская сборка „бюджетников“ вызывает сомнения. Поэтому мы здесь. Прогуляемся, посмотрим, что предлагают. Потом сравним с моделями на барахолках в интернете». Делаем вывод: люди приезжают на рынок без денег.

Тем временем продавцы придают машинам товарный вид — очищают их от остатков снега, в ход идут тряпки и полироли. После уборочной рутины мужчины предаются любимому развлечению — собираются в группки и обсуждают, как все плохо сейчас и как было хорошо раньше. Нас, как людей, не входящих в этот клуб по интересам, близко не подпускают: «Вы что здесь забыли? Сумку продаете?» Да, говорим, готовы обменять сумку на ваш автомобиль, но только с доплатой. Обмен колкостями почему-то заставил мужчин «растаять». После минуты шутливой болтовни продавец, представившийся Михаилом, признался: «Прихожу на рынок поговорить. Честно. Мои машины стоят тут без движения. Ты переведи эти $5600 в белорусские рубли — одно расстройство. Зарплата у людей по 5 млн, минус 2 млн за коммуналку и прочую ерунду. Что останется? На рынке дешевых моделей не найти, выставляют только то, что нужно продать. А у меня там, за территорией рынка, ближе к Лебяжьему (имеется в виду микрорайон. — Прим. Onliner.by), стоит Rover за $2 тыс., Citroen C5 чуть подороже. Такие машины улетают пулей — они сейчас в ходу, люди ищут, что подешевле. Но на рынок их никто из продавцов не потянет».

Можно предположить, что если бы «корчи» все же привезли на стоянку Ждановичей, их бы разобрали. Но в таком случае клиенты не стали бы смотреть на более дорогие автомобили — те, на которые хватит только с долгами или кредитами. В итоге покупатели с условными двумя тысячами в кармане либо копят, либо просто обходят рынок стороной, предпочитая поиск в сети. Исключения единичны.

Возвращаемся к заскучавшей от отсутствия внимания Honda. Миновало полдня «активных» продаж в «пиковое» время. Итог: два реально заинтересованных в покупке Civic человека. Подпитавшись мотивационной формулой «зачем я, буренка, тебя продаю, такая скотина нужна самому», собираемся покинуть Ждановичи.

«А на что вы надеялись? — сотрудник авторынка удаляет данные о машине из базы и говорит финальную речь. — Все хотят новые машины. Когда вы приезжали во вторник, тут стояло пять „бюджетников“ — все исчезли (это правда. — Прим. Onliner.by), их раскупили (не будем исключать такого варианта. — Прим. Onliner.by). Продали и тот самый BMW X5 по нерыночной цене. Пришел дядька, ни на что почти не смотрел и уехал на „бэхе“. Сейчас стихийность стала тенденцией. Плотного потока покупателей нет, ничего не угадаешь, не спрогнозируешь. Приходят „горячие“ парни или девочки, поссорившиеся с родителями. Говорят „хочу именно ее“ и забирают. Эти люди делают покупки из-за острого желания, а не в результате взвешенного решения. Так и продаются у нас машины».

* * *

По данным исследователей рынка, в последние недели в Ждановичах продается около 5% от всех выставленных на продажу автомобилей. В основном сделки заключаются в субботу и воскресенье. «Больше других в ходу модели стоимостью $4—5 тыс., — уточнили специалисты. — Продана лишь пара машин в диапазоне от 10 до 15 тыс. Основной поток покупателей — из регионов. Минчане предпочитают съездить за автомобилем в Россию, там цены ниже (порой в 2—3 раза). Волны свежих „бэушек“ на рынке пока не наблюдается — владельцы ездят на них сами и совсем не спешат избавляться ради покупки модели более высокого сегмента. А старые машины действительно стараются не завозить на рынок: нужно же как-то продать более дорогие варианты и „соответствовать товарному виду“».

Вам будет интересно:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Источник: Родион Мирский. Фото: auto.onliner.by