Минчанин за полтора месяца вернул Audi Q7, которую изъяли на польской границе. Как?
338
15 августа 2018 в 15:32
Автор: Виталий Петрович. Фото: Александр Ружечка
Минчанин за полтора месяца вернул Audi Q7, которую изъяли на польской границе. Как?

Историю нашего читателя Игоря мы, кажется, рассказывали совсем недавно. Ехал с семьей в Варшаву, на границе задержали польские пограничники. Машину изъяли, так как она числилась в базе Интерпола. Игоря больше суток продержали фактически под стражей, после чего отпустили на все четыре стороны. В похожую ситуацию попадали и другие наши читатели. Кто-то обращался за помощью к частным детективам, кто-то обзванивал знакомых юристов. Игорь вернул машину самостоятельно всего за полтора месяца. Он рассказал, что предпринимать, если на границе изъяли авто.

Как вернуть изъятый автомобиль

Совет первый: не тратить время на выяснение отношений

Игорь рассказал корреспонденту Onliner.by, что после публикации истории об изъятой в «Тересполе» Audi Q7 ему стали звонить знакомые, а также люди, которые побывали в похожей ситуации.

— Мне старались дать какие-то советы. Кто-то говорил, что нужно обязательно жаловаться в МИД, что меня не имели права столько держать на границе. В МИД, сразу скажу, я не обращался. Какой смысл? Что мне ответят в министерстве? Или, может быть, поляки компенсируют мои неудобства? — отметил мужчина.

Вместо этого он сосредоточился на главной проблеме, которую ему еще в Польше обозначил следователь, занимающийся его делом. Пока автомобиль числится в базе Интерпола — спокойной жизни не будет. Даже если в этот раз поляки, проведя экспертизу, установят подлинность машины и вернут ее, в следующий раз любой пограничник, любой полицейский при проверке документов сверится с базой и точно так же машину изымут до выяснения обстоятельств.

— Расставив приоритеты, я решил, что плясать нужно от печки. Нужно было добиться того, чтобы моя машина исчезла из этой базы данных, тем более что двойник числился в России, и об этом было известно, — рассказал Игорь.

Совет второй: звонить во все инстанции

Требовалось узнать, кто является инициатором розыска.

— Это оказалось неожиданно сложной задачей. Я обзвонил все министерства и ведомства, поднял всех возможных знакомых просто для того, чтобы узнать, кто отправил запрос в Интерпол. Дали какой-то телефон: в течение полутора недель я туда звонил — не дозвонился. В конце концов нашел другой номер. По нему смог связаться со следователем, которая занималась этой машиной. Она что-то выясняла, потом говорит: «А почему вы мне звоните? В 2017 году я подала эту машину на снятие из базы розыска». В 2017-м — год назад! Погодите, так почему тогда авто до сих пор в этой базе? — недоумевает автовладелец.

Следователь все сказала верно: в 2017 году, когда было установлено, что двойник автомобиля находится в России, а оригинал в Беларуси, на сайте ГИБДД России и появилась соответствующая отметка, которую Игорь безрезультатно показывал польским пограничникам. Безрезультатно, потому что из базы розыска Интерпола машина никуда не исчезла.

— Начался период просто беспрерывных звонков по всем инстанциям. Звоню в головной отдел Интерпола в России. Ну а кто я для них, как они со мной будут разговаривать? Спрашиваю, вы видели письмо, что машину нужно убрать из базы? Видели, говорят. Машина снята? Снята, отвечают. А по факту не снята, по факту она там есть, и из-за этого поляки мне ее и не отдают. В ответ на это в головном офисе мне предложили звонить инициатору розыска в Ярославль. А в Ярославле отвечают: звоните в Москву, мы все отправили. Я говорю, ребята, вы уж определитесь там, кому мне звонить! У меня же машина в Польше стоит!

Совет третий: звонить недостаточно, нужно писать во все инстанции

За это время Игорь убедился в том, что, кроме того что необходимо постоянно звонить и напоминать о своей проблеме, нужно также направлять письменные обращения во все компетентные органы.

— Я бы посоветовал сделать это вообще в первый день. Вернулись домой: отправили письма. Я оставил обращения на сайтах Интерпола в России и в Беларуси, на сайте МВД — везде. Чаще всего этим обращениям присваивался порядковый номер, и их рассматривали в установленном порядке. Ответы я получал, пусть и малоинформативные. Но, как я понял, только благодаря моим обращениям дело сдвинулось с мертвой точки, — рассказал наш читатель.

Кстати, только из белорусского отделения Интерпола я пока не получил никакого ответа. Но там о моей проблеме знают. В один из моих очередных звонков в Россию мне сказали, что им звонили белорусские коллеги, спрашивали о моей машине, — добавил Игорь.

Совет четвертый: быть настойчивым

Так прошел месяц. Игорь писал, он звонил буквально каждый день в компетентные органы РФ с вопросом о том, почему его машина, если она снята с розыска, остается в базе Интерпола.

— Мне сказали, что произошел какой-то технический сбой. Потом говорят: мы сняли, все хорошо. Я звоню в Польшу, а там говорят: нет, машина в базе. Звоню обратно, а там удивляются: «Не может такого быть!» Смотрят: точно, авто в базе.

Изо дня в день продолжалось одно и то же.

— В конце концов мне сказали, что технически решить проблему не удается, поэтому мою машину уберут из базы руками. Да хоть ногами, только уберите!

Ценой всех этих усилий спустя примерно месяц после того, как Audi изъяли на границе, она была удалена из базы розыска, в которой, по сути, не должна была числиться с 2017 года.

Совет пятый: проявить терпение

— После этого я позвонил в Польшу. Следователь подтвердил: машины в базе Интерпола нет. Думаете, после этого мне ее сразу вернули? Как бы не так. Поляк сказал: «По правилам, поскольку мы изъяли машину, мы обязаны провести экспертизу. И мы ее проведем», — рассказал Игорь.

И провели. Наш читатель отметил, что поляки вообще все делали строго по букве своих законов.

— Я как-то в шутку спросил у своего знакомого, который живет в Варшаве, может быть, заехать к следователю с бутылкой коньяка? Просто чтобы ускорить процесс. «Бесполезно, — ответил мой знакомый. — Ты приедешь, он коньяк, может быть, даже возьмет. Но сделает все равно так, как прописано в законах», — отметил наш читатель.

VIN чем-то терли — остались соответствующие следы. Экспертиза подтвердила, что автомобиль подлинный. Но и на этом все не закончилось. Следователь потребовал, чтобы ему предоставили заверенные переводы оригинальных документов на автомобиль. Высланные прежде отсканированные версии его не устроили.

— Через своих друзей из Audi-клуба я передал оригиналы документов переводчику в Бялу-Подляску. За 90 злотых (примерно 25 долларов) она перевела два листа А4. Причем сначала договорились на 60 злотых, а приехали забирать документы, она называет сумму — 90. Ну ладно, не искать же другого переводчика.

И даже после этого, предоставив все подтверждения и документы, Игорь еще неделю звонил в Польшу, то следователю, то в прокуратуру, требуя, чтобы ему вернули машину.

— Когда мой друг, который говорит по-польски, звонил в прокуратуру в Бялу-Подляску, там уже знали, кто я и что я. Ему сказали, что я всех буквально задолбал своими звонками. «Пусть приезжает и забирает свой автомобиль», — говорит Игорь.

Через день наш читатель на поезде добрался до Бреста, оттуда на автобусе до Тересполя, затем на такси до штрафстоянки, где находилась его Audi.

— Меня пугали, что машину чуть ли не на запчасти разберут за это время. Нет, все проверил, все на месте. Сторож пояснил, что здесь стоят машины, которые проходят по уголовным делам. Если из них что-либо пропадет — в первую очередь охранники будут отвечать, поэтому следят за всем строго, — пояснил автовладелец. — За полтора месяца, что машина стояла без движения, пришли в негодность передние тормоза. Придется менять диски и колодки. Но это мелочи — я понимаю. Главное, что машину я забрал. Можно сказать, удачно отстрелялся.

На границе, кстати, у польских пограничников снова возникли вопросы: «А почему у вас изымали машину?»

— Я думаю, ну все, сейчас пойду на второй круг. Но нет, рассказал свою историю, показал документы из их прокуратуры. Покачали головами и пропустили. Но я вот про себя думаю: это теперь каждый раз при пересечении границы меня будут расспрашивать. По своим базам они видят, что машину изымали. VIN-номер потерт — подозрительно. А если решу продать машину, тоже придется объяснять, что произошло с VIN-номером. Одним словом, проблемы на ровном месте, — разводит руками Игорь.

P. S.

Машину изъяли на границе 21 июня. Вернули — 9 августа. На все издержки за это время (поездки в Польшу, оплата услуг переводчика и т. д. у Игоря за это время ушло порядка 500 евро).

— По крайней мере, я не тратился на всяких частных детективов. Мне сразу сказали, что это бесполезно: вытянут деньги, а сделают то же самое, что я и сам могу сделать. Я слышал, что услуги таких детективов, кстати, стоят порядка 1000 евро, — рассказал Игорь. — Хочу поблагодарить друга Сергея, который помог в этой ситуации, одолжил свою машину. Все-таки без транспорта в наши дни никуда. И самый главный совет: не отчаивайтесь. Если уверены, что машина «чистая», — боритесь. Звоните, пишите, долбайте их запросами. Авто вернут, вы просто ускорите этот процесс.

Юридические услуги в сервисе «Onliner. Услуги»

Читайте также:

Auto.Onliner теперь в Telegram! Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Автор: Виталий Петрович. Фото: Александр Ружечка