Польская рулетка. Porsche Cayenne трижды выезжал из Беларуси, на четвертый раз машину изъяли
690
23 октября 2018 в 8:00
Автор: Виталий Петрович. Фото: Дмитрий для auto.onliner.by
Польская рулетка. Porsche Cayenne трижды выезжал из Беларуси, на четвертый раз машину изъяли

Такие истории поразительно похожи. На польской границе изымают автомобиль, следующий из Беларуси. Чаще всего речь идет о дорогих моделях: BMW X6, Toyota Land Cruiser, Audi Q7 и т. д. Транспортное средство числится в базе розыска Интерпола как угнанное на территории России. Белорусам говорят, мол, мы понимаем, что ваша машина, скорее всего, «чистая», но нужно провести проверку — такова процедура. Проверка занимает от полугода до года и более в зависимости от обстоятельств, рвения следователей и настойчивости автовладельца. Наш читатель Дмитрий оказался в такой ситуации вместе со своим Porsche Cayenne. Он рассказал о том, что, как ему кажется, происходит на самом деле.

«Мне сказали, что я, как главный бандит, получу восемь лет»

В 2013 году Дмитрий приобрел у своего товарища, который занимается продажей автомобилей, Porsche Cayenne 2010 года выпуска. Машина пришла в Беларусь из Бельгии. Постановка на учет, стандартные процедуры, поездки за границу — никаких вопросов. Так было до февраля 2017 года.

— 1 февраля мы с приятелем отправились в отпуск во Францию, кататься на горных лыжах. По пути должны были отвезти мою тещу в аэропорт во Франкфурт — оттуда у нее был рейс, билеты мы купили заранее. Все рассчитали по времени, выехали, — рассказывает Дмитрий.

По его словам, прежде одну только польскую границу на этом Porsche он пересекал минимум трижды.

— Приехали в пункт пропуска где-то к 16:00. Без проблем прошли наше «Домачево», в общей очереди въезжаем на польскую сторону, в «Словатичи», — вспоминает читатель. — Поляки стали нас проверять как-то усерднее, чем остальных. Может быть, потому, что автомобиль не из дешевых — я не знаю. Проверили VIN-номер под лобовым стеклом, но этого почему-то оказалось мало, захотели увидеть VIN в багажнике. Ладно, выгрузил вещи: посмотрели, ушли. Мы ждем — никто ничего не говорит. Минут через 40 возвращается этот же пограничник (его звание — хорунжий, давно забытое слово) с еще каким-то специалистом. Снова проверили номер под стеклом, опять потребовали освободить багажник. Я говорю, ребята, мне может не загружать вещи обратно?

Так все и вышло. Спустя еще 20 минут Дмитрию указали на площадку чуть в стороне: мол, отъезжаем, паркуемся. Водителю сообщили, что его машина числится в базе Интерпола как угнанная на территории России. Обстановка накалялась.

Архив auto.onliner.by. Фото носит иллюстративный характер

— В нас, как я понял, увидели банду преступников, которые занимаются перегоном похищенных автомобилей. Мне сказали, что я, как главный бандит, получу восемь лет, а все остальные, в том числе моя теща, пенсионерка, получат по два года за пособничество. Я им говорю, вы нормальные вообще? Я что, на угнанной машине регулярно, в том числе и с детьми, езжу через границу? Одних только поляков я проезжал на ней три раза — все было в полном порядке! Польский офицер, кстати, проверил это по своей базе: да, автомобиль проезжал в том числе через этот пункт пропуска (а еще через «Тересполь» и «Бобровники») — вопросов не было. Как-то не так, видимо, смотрели, — говорит автовладелец.

Как бы там ни было, но если на границе сообщили о том, что машина изымается — это произойдет неминуемо, выяснение отношений ни к чему не приведет. Ранее ситуацию поясняли в посольстве Республики Беларусь в Республике Польша. После задержания транспортного средства в пункте пропуска и составления протокола автомобиль передается полиции. С учетом отсутствия у белорусских граждан постоянного места жительства на территории Польши, а также из-за имеющихся опасений касательно возможного сокрытия вещественных доказательств и неявки в суд, машина на время проведения следственных мероприятий остается на территории Польши.

Дмитрий позвонил своему брату в Брест, попросил приехать: автомобиль, допустим, заберут, но нужно же как-то выбираться самим — о задержании людей речь не велась.

— Дальше была, я так понимаю, обычная для подобных случаев процедура. Допрашивали и меня, и моих спутников, все это длилось часов шесть, то есть до позднего вечера, — рассказал читатель. — Поляки сообщили, что Porsche они изымают для проведения экспертизы. Сколько на это уйдет времени — непонятно. Брат нас дожидался. Какой смысл возвращаться назад, когда у нас уже оплачено проживание во Франции, куплены «ски-пасы» и все такое? Решили не менять планы: брат довез нас до Бяла-Подляски, там заночевали, а наутро отправились поездом в Варшаву и дальше — в аэропорт. Тещины билеты на самолет из Франкфурта сгорели, пришлось покупать новые. В общем, весело...

Тринадцать месяцев на то, чтобы вернуть «чистый» автомобиль

Чтобы вернуть автомобиль, Дмитрий стал действовать сразу в трех направлениях. Первым делом было написано заявление в органы внутренних дел Беларуси.

— Нужно отметить, что проверку наша милиция действительно проводила. Они установили, что машина пришла из Бельгии, что все в порядке, никакой я не бандит. И выдали мне справку о том, что, поскольку транспортное средство изъяли в Польше, а инициатор розыска — российская сторона, то и помочь мне в Беларуси ничем не могут, — пояснил собеседник.

Второе направление — Польша. Пограничники, установив, что машина находится в розыске, передают документы следователям, поэтому держать связь нужно с ними.

— У меня был номер офицера, который занимался моим делом. Я ему раз в месяц звонил. У меня запросили стандартный пакет документов на автомобиль. Поляки по-честному провели официальную экспертизу, установив, что VIN-номера подлинные. После этого бумаги ушли в районную прокуратуру. И на этом этапе от меня уже ничего не требовалась: прокуратура отправила запрос и в Беларусь, и в Россию и общалась с правоохранителями этих стран только по официальным международным каналам. Причем белорусская сторона ответила достаточно оперативно — всего за месяц. Поэтому от работы нашей правоохранительной системы у меня только положительные впечатления. А вот в России с ответом тянули до последнего, — отметил читатель.

Третья дверь, куда мог стучаться автовладелец, — именно российская сторона. Машина была объявлена в угон в Екатеринбурге в марте 2014 года. Дмитрий полетел туда.

— К счастью, нашлись знакомые в органах, которые помогли ускорить процесс. С помощью сотрудников уголовного розыска и после огромной работы, проделанной ими, мне в конце концов удалось добиться того, чтобы автомобиль был убран из базы розыска Интерпола. Дело, которое изначально было возбуждено по факту угона, переквалифицировали в мошенничество в особо крупном размере, — рассказал собеседник.

Получив официальное подтверждение из России, Польша согласилась вернуть изъятый Porsche Дмитрию. Правда, возникла заминка, и заказное письмо до адресата, по словам автовладельца, не дошло. Поэтому когда наш читатель приехал за своей машиной, с него еще взяли 160 евро за то время, которое автомобиль сверх срока простоял на охраняемой стоянке. С момента изъятия Porsche прошло около 13 месяцев.

Акт возврата автомобиля владельцу

— Кстати, я заплатил за полтора месяца, пока машина пробыла на стоянке после того, как мне должны были доставить уведомление, а за оставшийся год платила польская прокуратура. Мне так и сказали: «Ваш автомобиль нам очень дорого обходится». Так что и в Польше такие случаи никого особо не радуют, а между тем, как мне рассказал пограничник, они происходят регулярно. Речь шла о 106 машинах, изъятых за год в одном только этом пункте пропуска, — подчеркнул автовладелец.

Фото: www.wm.strazgraniczna.pl. Снимок носит иллюстративный характер

А существовал ли второй Porsche?

От российских правоохранителей Дмитрий узнал, что автомобиль с VIN-номером как у его Porsche был поставлен на учет в Московской области в сентябре 2013 года. Как данные транспортного средства могли попасть в Россию?

— Я полагаю, что автовладельцы сами, ни о чем не подозревая, передают всю необходимую информацию — например, размещая заказы в интернет-магазинах автозапчастей, где указывается полное описание машины и, в числе прочего, ее VIN-номер. Давайте сопоставим: летом 2013 года я делал такой заказ, указал данные своего Porsche, а уже в сентябре в России появляются документы на «двойника», — рассуждает собеседник. — Есть и еще один вариант: утечка со стороны продавцов, но это только предположение, никаких доказательств у меня нет.

Существовал ли в действительности клон Porsche? Дмитрий очень в этом сомневается, и дело вот в чем.

«Двойник» Porsche был якобы пригнан в Россию, растаможен, поставлен на учет, его даже переоформляли с одного физического лица на другое. Затем машину застраховали в крупной страховой компании на 2,1 млн российских рублей, а спустя месяц якобы угнали.

— Огорченный «владелец» получил страховую выплату — на тот момент около 70 тыс. долларов, что наверняка утешило его, так как выплаченная сумма явно превышала рыночную стоимость автомобиля. А машину объявили в розыск. Я уверен, что «двойника» моего Porsche в природе никогда не существовало — в этом попросту не было необходимости. Это больше похоже на отработанную схему, когда, имея необходимые подвязки в разных инстанциях и используя только поддельные документы, преступники получают крупные страховые возмещения. Что, кстати, объясняет, почему такие истории происходят с достаточно дорогостоящими автомобилями, — полагает читатель.

Также понятно, почему «двойники» появляются у машин, которые в действительности находятся в другой стране, в частности — в Беларуси.

— Как я понимаю, не существует единой базы регистрации транспортных средств, и, стало быть, российская система учета автомобилей дважды машину с одним и тем же VIN не зарегистрирует. Но если оригинал поставлен на учет не в России, а в Беларуси — проблем не возникает, — делает вывод Дмитрий. — Искать того, кто якобы совершил угон, не имеет смысла, потому что никакого угона не было. Разыскивать нужно тех, кто растаможивал несуществующий автомобиль, кто ставил его на учет, кто по документам им владел и заключал договор со страховой компанией. Того, кто в конце концов оказывается реальным получателем страховой выплаты — это, мне кажется, самый интересный вопрос.

Собеседник также высказал предположение, что вся эта ситуация ощутимо бьет по страховым компаниям, которые выплачивают значительные суммы по фактам таких угонов.

— Мне кажется, что в этой истории две пострадавшие стороны. У меня более чем на год изъяли автомобиль, доставив этим немало неудобств, — это так. Но машину, по крайней мере, вернули. Другая пострадавшая сторона, на мой взгляд, это российская страховая компания, которая выплатила 70 тыс. долларов за транспортное средство, которого наверняка даже не существовало. Ребята, у вас же просто крадут деньги! Или кого-то это вполне устраивает? — удивляется собеседник.

«Угнали» в России, а крайним может оказаться белорус

В этой ситуации действительно в сложном положении оказывается собственник подлинного автомобиля. Машину изымают в Польше, а в России такая же модель находится в розыске, при этом страховка за угон уже выплачена.

— Белорусские владельцы изъятых автомобилей оказываются в тупике. Обращение в милицию по месту жительства на территории Беларуси ни к чему не приводит — на территории республики же ничего не произошло. А попытка обратиться в российскую полицию может обернуться еще большими проблемами. Ведь на угнанную машину претендует страховая компания, которая выплатила за нее деньги. И если будет получена информация о том, что транспортное средство задержано на польской границе, то его могут вернуть инициатору розыска, то есть в Россию, со всеми вытекающими последствиями, — отметил Дмитрий.

В теперешней ситуации наш читатель видит единственный вариант для подстраховки.

— То, что в Беларуси не возникло проблем при постановке автомобиля на учет, еще не является гарантией чего бы там ни было. И то, что вы выезжали за границу и все было в порядке, еще ни о чем не говорит. Есть смысл регулярно проверять свою машину хотя бы по базе на официальном сайте ГИБДД РФ — могут быть неприятные сюрпризы. В особенности это касается владельцев автомобилей среднего и дорогого сегмента. На данный момент это единственный способ для подстраховки — по крайней мере, пока между Беларусью и Россией не существует общей базы регистрации транспортных средств, — считает собеседник.

Услуги по переводу документов на иностранный язык в сервисе Onliner.by

Читайте также:

Auto.Onliner теперь в Telegram! Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by