Семашко: «Мы уже существенно подняли цены на нефтепродукты. Но дальше делать это невозможно»

 
UPD
19 650
276
21 июня 2019 в 12:46
Источник: ТАСС

Посол Беларуси в России Владимир Семашко в интервью ТАСС рассказал об общих ценностях народов двух стран, а также о вопросах, требующих решения. Один из вопросов касался цен на нефтепродукты, а также компенсации за начавшийся в российской нефтянке налоговый маневр.

О ценах на белорусском рынке

«Мы в текущем году уже существенно подняли цены на нефтепродукты на внутреннем рынке. Но дальше делать это невозможно»

«Во-первых, покупательная способность граждан Беларуси не позволяет этого сделать, а во-вторых, у нас и так уже диспаритет цен на бензины и дизельное топливо с Россией где-то в размере 8—10%. Если эта разница в ценах станет больше, то возникнет новая проблема массового ввоза в Беларусь из России дешевых нефтепродуктов. В таком случае не придется говорить и о едином рынке нефтепродуктов Евразийского экономического союза. Какая на это будет реакция в других странах „пятерки“, предсказать несложно», — сказал Владимир Семашко.

О белорусских потерях от налогового маневра

«На первом этапе маневра Беларусь потеряла 3,6 млрд долларов, которые нам никак не компенсированы»

«Если все оставить так, как есть, то за оставшееся до завершения налогового маневра время Беларусь потеряет еще 10,6 млрд долларов при мировой цене нефти 70 долларов за баррель и 8,8 млрд долларов при цене 60 долларов за баррель. А затем белорусские нефтепереработчики будут полностью выведены на мировую цену нефти, в результате чего Беларусь будет ежегодно переплачивать России по 3 млрд долларов. Даже при прогнозируемом в перспективе росте годового ВВП Беларуси до 100 млрд долларов (сейчас — 60 млрд)».

«Для нас это не просто огромные цифры, это очень тяжелое бремя»

«В схожей ситуации оказались и российские нефтяные компании. Однако для смягчения последствий налогового маневра для них федеральным законом №301 предусмотрена солидная поддержка из госбюджета в виде отрицательного акциза на нефть и применения демпфирующих коэффициентов. И даже после завершения маневра российские нефтепереработчики получат льготные условия работы и будут приобретать нефть по цене, составляющей 83—84% от мировой цены.

Российский бюджет может себе такое позволить, он от проведения маневра выигрывает, а белорусский бюджет — наоборот, потому что снижаются поступления от вывозных таможенных пошлин на нефтепродукты. Иными словами, у нас в Беларуси маневр наносит двойной удар — и по нефтеперерабатывающей отрасли, и по бюджету», — сказал посол Беларуси в России.

Вопрос о компенсации

«Белорусская сторона продолжает рассчитывать на компенсацию Россией последствий проводимого маневра. У правительства России понимание проблем Беларуси в связи с этим, безусловно, есть. Мы приступили к обсуждению компенсационных механизмов. Они могут быть как в виде межбюджетных трансферов, так и в виде изменения формулы цены нефти, внесения в нее специальной скидки. Это основные возможные механизмы, которые обсуждаются», — отметил Владимир Семашко.

«Размер же компенсации очевиден для двух сторон: должна быть возмещена разница в вывозных таможенных пошлинах, помноженная на объем поставляемой нефти»

О ценах на газ и нефть

«Однозначно договориться на годы вперед по условиям поставок нефти и газа зачастую бывает сложно — ситуация на этих рынках динамично меняется.

Мы ведем с российской стороной интенсивные переговоры по нефти и газу в двух случаях: когда истекает срок действия ранее подписанного договора и когда в одной из стран на национальном уровне принимаются такие макроэкономические меры регулирования, которые непосредственно влияют на условия экономического развития другого государства. К примеру, сейчас мы это наблюдаем в случае с проведением налогового маневра.

И я бы сказал, что это вполне естественно, когда у нас возникают при подготовке нового проекта межправительственного соглашения какие-то спорные моменты. Было бы удивительно, если бы это было не так, тем более в нашей ситуации».

«Беларусь добывает 1,6 млн тонн собственной нефти, а внутренние потребности страны составляют более 7 млн тонн»

«Белорусские нефтеперерабатывающие заводы после завершения их модернизации смогут в общей сложности переработать до 24 млн тонн нефти в год.

Наиболее актуальная тема по нефти сегодня, ввиду принятия российскими коллегами в одностороннем порядке решения по введению налогового маневра, — это компенсация белорусским НПЗ их издержек вследствие перевода их в ближайшей перспективе на мировые закупочные цены. Совместно ищем варианты решения этой непростой проблемы.

Природного газа у нас нет».

«Мы закупаем до 20 млрд кубометров у ПАО „Газпром“. Конечно, после ввода в эксплуатацию Белорусской АЭС этот объем на 5—5,5 млрд кубометров уменьшится, но в любом случае он будет внушительным»

«Поэтому вопрос не в том, что у нас возникают спорные моменты. Это нормально. Вопрос в том, насколько оперативно, конструктивно и взаимоуважительно мы снимаем возникающие проблемы».

«Переговоры, к примеру, по условиям поставок газа в Беларусь с 1 января 2020 года ведутся практически на протяжении полутора лет»

«Подписав 13 апреля 2017 года Протокол к ценовому межправительственному соглашению от 25 ноября 2011 года, стороны договорились к 1 июля 2019 года подписать новое соглашение. Однако до сих пор консенсус не достигнут.

Предложения белорусской стороны состоят в том, чтобы постепенно выйти на цену, сопоставимую с ценой природного газа для потребителей граничащей с нами Смоленской области. Иными словами, перейти от нынешнего коэффициента разницы цен 1,84 к коэффициенту 1,0. Это был бы решительный шаг на пути сближения условий хозяйствования предприятий Беларуси и России. Он позволит приступить к решению иных более сложных задач белорусско-российской и евразийской экономической интеграции».

Читайте также:

Auto.Onliner в Telegram! Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!