Водитель BMW, в который врезалась машина ГАИ, доказывает, что не виноват: «На моем месте мог оказаться любой»

 
773
29 мая 2020 в 16:33
Автор: Андрей Рудь

17 октября 2018 года в Гомеле произошла мелкая авария, пьяный виновник скрылся. На вызов отправился экипаж ГАИ, в котором был и молодой лейтенант Владимир Шпаковский. По пути служебная машина врезалась в гражданский BMW, оказавшийся на пути. Владимир получил серьезные травмы. Потом был суд, водителя BMW приговорили к 5 годам «химии» и тут же амнистировали как пострадавшего от чернобыльской аварии. Но история не закончилась: мужчина категорически не согласен с приговором. Сегодня его апелляцию рассматривали в Гомельском областном суде.

Первое ДТП

Итак, началось все с сообщения о том, что примерно в 15:50 на перекрестке улиц Междугородней и Лазурной столкнулись две машины. Ничего особенного, пострадавших нет, но один из участников сообщил, что виновник уехал на своем Renault Laguna. При этом, судя по всему, сильно пьян. На место аварии отправили экипаж ГАИ на служебном Geely. Милиционеры ехали с включенной световой и звуковой сигнализацией.

Забегая вперед — впоследствии сбежавшего водителя нашли, это житель Гомеля 1975 года рождения. На момент задержания в крови у него было 2 промилле алкоголя. В разговоре с инспекторами рассказал, что перед поездкой выпил 0,7 литра водки. Уточнил под видеозапись, что пил именно перед поездкой, не после аварии. Но это уже персонаж третьего плана, сыгравший роль просто для завязки.

Второе ДТП

В машине ГАИ находились два сотрудников, в том числе 24-летний лейтенант Владимир Шпаковский (он сидел на переднем пассажирском месте). Управлял машиной его 23-летний коллега. После сообщения о том, что участник аварии, видимо, пьян и скрылся, милиционеры выехали на встречную полосу. Движение в это время было довольно оживленное. Ехали по улице Объездной в сторону Речицкого проспекта. Звуковая и световая (красные и синие маячки) сигнализация работали. Позже выяснится, что скорость местами была больше 130 км/ч. Приближались к Т-образному перекрестку с улицей Лазурной.

Надо понимать, что это не было непосредственным преследованием нарушителя. Милиционеры спешили именно на место ДТП, с которого тот скрылся.

Тогда же в том же направлении впереди по крайнему левому ряду Объездной медленно, одна за другой, ехали несколько машин (правый ряд тоже был занят). Они включили сигналы поворота и готовились повернуть налево, на Лазурную. Первым в этой колонне оказался BMW, которым управлял 34-летний Александр Харьянов. По материалам дела, машина ДПС врезалась в медленно движущийся BMW, ударилась о столб. При этом инспектор Владимир Шпаковский вылетел через боковое окно.

Вот как описал нам этот момент Александр Харьянов:

— Я повернул, пересек один ряд во встречном направлении, находился уже во втором. Тогда и получил удар в левую переднюю часть машины. Ее выбросило с перекрестка, не помню уже, на сколько метров. Поворачиваю голову — вижу милицейскую машину. Потом я помог выбраться пассажиру, выбрался сам (мы оба были пристегнуты). Когда подошел к машине ГАИ, видел, что один сотрудник побежал на помощь к другому, которого выбросило. Народу много набежало. Рядом с их машиной были разбросаны разные вещи — пистолет лежал в кобуре, разбитый видеорегистратор, мигалка валялась, личные вещи. Я стоял рядом с этим пистолетом, чтоб его хоть не утащил кто...

Травмы тогда получили двое милиционеров, Шпаковский — наиболее тяжелые, оказался в инвалидном кресле.

Приговор. Не окончательный

23 марта суд первой инстанции вынес приговор. Харьянова признали виновным в нарушении ПДД, повлекшем по неосторожности тяжкие телесные повреждения. Приговор: ограничение свободы с направлением в учреждение открытого типа на 5 лет, а также лишение права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортом, на 5 лет. Тут же была применена амнистия «в связи с 75-летием освобождения Беларуси». Суд освободил обвиняемого от наказания, судимость снята. Машина возвращена владельцу, он не лишен права вождения.

Но это не стало финалом. Даже такой вариант водитель BMW не считает справедливым.

Апелляция

В зале областного суда — водитель BMW с адвокатом и отец пострадавшего милиционера (уже бывшего). На вопрос о здоровье сына коротко сообщает, что все плохо.

Позиция Харьянова, у которого больше 10 лет водительского стажа, однозначна: не лихачил, соблюдал правила, в этом ДТП не виноват. Бросает: «На моем месте любой мог оказаться...» Защита ссылается на 25-й пункт ПДД о том, что водители оперативного транспорта в некоторых случаях могут отступать от общих требований только при условии обеспечения безопасности движения. Очевидно, в этот раз с безопасностью не задалось — но по чьей вине? Мнение защиты: сотрудник, находившийся за рулем, злоупотребил правом на первоочередное движение, подверг людей опасности.

В уголовном деле фигурировало видео с регистратора милицейской машины — на нем запечатлены около 9 секунд перед столкновением (сам удар не показан). Эту запись не публиковали, можно описывать только на пальцах: автомобиль едет по встречной полосе, поскольку справа проезжая часть занята. На раскадровке видна скорость в разные моменты поездки, максимум — 138 км/ч. Непосредственно перед ударом, по заключению экспертов, она составляла не менее 123,7 км/ч — иными словами, машина с мигалками пролетала примерно 35 метров в секунду.

Защита настаивает: при такой скорости сложно своевременно среагировать на приближающуюся опасность — даже с учетом работающей сигнализации на милицейской машине.

— Именно водитель ГАИ столкнулся с моим автомобилем, — обосновывает мнение Харьянов. — Если бы он обеспечил безопасность, то выбрал бы нужную скорость, которая позволила бы не врезаться в меня. Он имел возможность видеть мой указатель левого поворота и предвидеть события. Он совершал обгон на перекрестке со скоростью больше 120 километров в час — при этом с непристегнутым пассажиром. Получается, человек просто ехал, ничего не учитывая. Он видел, что попутные машины не принимали вправо и не останавливались... 

Водитель несколько раз дает понять: они не делали это не потому, что не хотели, а потому, что не успели ничего предпринять.

Адвокат уверен, что, если бы подзащитный видел опасность, конечно, не полез бы под удар:

— Он же не камикадзе!

Следует также иметь в виду, что в отношении сотрудника милиции, находившегося за рулем, уголовное преследование прекращено.

Не видел. Но слышал

Важный момент — звуковая сигнализация, которая работала на машине ГАИ. Харьянов говорит, что не видел в зеркала милицейскую машину и вообще не ждал опасности слева. Но была же еще сирена.

— Да, я слышал, — отвечает Александр на прямой вопрос о том, слышал ли он звуковой сигнал. — Посмотрел в зеркало, автомобиля не увидел, повернул — хлопок.

— Вы слышите звуковой сигнал — и нажали бы на тормоз, — рассуждает судья. — У вас же скорость 26 километров в час...

— Я не останавливал свой автомобиль, потому что опасности не было, — объясняет Харьянов. — Я объективно оценивал обстановку на перекрестке. Перед включением указателя поворота я три раза посмотрел в зеркало. Машины вели себя спокойно. Но я услышал спецсигнал и посмотрел в зеркало, но не останавливал автомобиль. Сигнал был на колоссальном расстоянии и еле слышался.

«Могли ехать не торопясь»

Владимир Шпаковский, отец пострадавшего милиционера, с трудом справляется с эмоциями. На произошедшее смотрит в том числе как бывший сотрудник органов:

— Да, группа могла ехать не торопясь — 70—80. Но поступило сообщение, что совершивший ДТП находится в состоянии алкогольного опьянения, скрывается. Приняли решение преследовать, потому что, уходя от ответственности, он мог натворить в городе что угодно. Он за себя не отвечает в этом состоянии. Говорят — «милиционер», «лихач»... — начинал мужчина тихим голосом, к концу выступления почти кричит: — Поймите, он мог спокойно ехать 60 километров, пусть бы совершалось бог знает что. Возьмите статистику: сколько ДТП совершили сотрудники милиции? А гражданские? Дети, которые сидели за рулем и действительно старались помочь людям, рискуя жизнью, — и их родителей оставить ни с чем! Каково им?..

Относительно сути дела Шпаковский уверен, что Харьянов не только слышал, но и видел милицейскую машину. И должен был как минимум остановиться:

— У него [Харьянова] скорость была 26 километров в час, это же элементарно: нажал на тормоз, остановился, даже тормозного пути нет. А это — преступная самонадеянность: авось да успею. 

Отказать

Выслушав стороны, коллегия выносит решение: жалобу оставить без удовлетворения, приговор районного суда — без изменения.

Александр Харьянов говорит, что намерен доказывать свою правоту и дальше.

Как бы то ни было, в этом деле все еще не закрыт важный вопрос. По словам Александра Харьянова, пострадавший потребовал от ответчиков в возмещение вреда 500 тыс. рублей. Ответчики указаны именно во множественном числе. Очевидно, с этой частью истории предстоит разбираться в гражданском процессе.

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Auto.Onliner в Telegram: обстановка на дорогах и только самые важные новости

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Автор: Андрей Рудь
Без комментариев