13 247
04 июля 2021 в 14:28
Источник: Настя Ленёва

Дневник мотогонщицы 2. Когда сделала все правильно, а байк не завелся накануне гонки

1 июля стартовало одно из трех самых протяженных и сложных ралли в мире — «Шелковый путь». Организаторы решили освободить всех девушек от стартового взноса — а у мотоциклистов это почти 12 тысяч евро. И здесь в истории появляется наша героиня — 28-летняя мотогонщица Настя Ленёва из Минска. Из 25 «мотогонов» девочка — она одна. Для понимания: финишировать в такой гонке — уже подвиг.

Начало дневников — здесь.


Пожалуй, я никогда еще так не добиралась до места гонки. Обычно это всегда погрузка мотоцикла в прицеп и один-два дня пути (одной или с друзьями). С международными гонками — совсем другое дело. Пока мотик уже неделю едет вместе с командой «МАЗ СпортАвто», я, как обычный турист, с рюкзачком и сумкой загрузилась в поезд до Москвы. В российской столице как раз в этот день ввели разрешения на вход в кафе только по сертификатам о прививке или тесту ПЦР. Было приятно, что все-таки пригодился тест, который в поезде так и не спросили.

Несколько часов сна в гостинице недалеко от Внуково, три часа перелета до Омска — и я готова воссоединиться с мотоциклом. Но сначала выспаться: номер в омской гостинице «Маяк» на берегу Иртыша — мое последнее комфортное пристанище до переезда в одноместные текстильные апартаменты, и нужно пользоваться уютной кроваткой по максимуму.

30 июня — ответственный день, технические проверки. Специальная комиссия из Международной мотоциклетной федерации (далее — FIM) будет проверять мой КТМ на соответствие их огромному техническому регламенту. Так как мой мотоцикл «самоделка», время назначили раннее — 8:30 утра, и это обидно. После проверок мотоцикл сразу нужно ставить в закрытый парк, и я не смогу попасть на «тесты» — поездку по небольшой тренировочной трассе, с условиями, приближенными к гонке, где можно испытать технику или, в моем случае, вспомнить, как ездить после травмы. Но с организаторами особо не поспоришь, проверки так проверки.

Поэтому первым делом 29 числа во вторник я поехала на бивуак (передвижной лагерь гонки, где располагаются техника, механики, организаторский штаб, медпункт, столовая) с длинным списком дел по добыче и установке всех необходимых приборов, чтобы оценить обстановку и понять, что вообще здесь происходит, куда идти и что делать.

Бивуак раскинулся на парковке перед торговым центром — грузовики и автомобили с одной стороны, мотоциклы, два квадроцикла и многочисленные багги — с другой.

Первым делом я отправилась сдавать обязательный ПЦР-тест и отмечаться, что прибыла. Затем получила наклейки на мотоцикл и пошла в штаб — платить за жилет и чартерный рейс из Монголии домой и забирать приборы. Здесь без проблем не обошлось — оказалось, что наличные деньги для залога, которые я заняла у друзей, они принять не могут — пришлось срочно решать вопрос. Удалось выкрутиться, приборы забрала и пошла их устанавливать.

Мой мотоцикл и ящик для инструментов уже выгрузили из МАЗа. Он стоял такой красивый и розовый под палящим омским солнцем, а я держала в руках торцевую головку на 8, три прибора, три антенны, установочные комплекты и не знала, с какой стороны к нему подойти — от перегрузки количеством дел мозг впал в ступор. Но потом все же взяла себя в руки, и до вечера все приборы были установлены и работали. Ценой всего одного сожженного аккумулятора.

К ночи мое напряжение достигло предела, и, вместо того чтобы спать, я вспомнила, что не взяла с собой оригинальную гоночную лицензию, и начала дергать председателя нашей мотофедерации, чтобы что-то сделать. На сон осталось часов пять.

Чтобы тебя допустили к гонке, нужно пройти два уровня проверок — административные и технические. В 8:30 c пачкой документов наготове я стояла у входа в штаб, готовая к очередному бою с бюрократией. На удивление, все прошло относительно быстро и безболезненно, а скан лицензии прокатил (спасибо, Илья). Нужно было собрать отметки от разных комиссий (таможня, мотофедерация, медики, топливо, страховка и так далее).

Я уже была на пути к «боссу» c финальным штампом, как ко мне подошел мужчина со словами: «There’s a big problem on your bike» — номера нет! Я вроде знала, что они нужны, но на других гонках не требовали ни разу.

Номер с собой у меня был, но для езды по бездорожью он слишком большой и долгих испытаний не выдержит. Оказалось в итоге, что любого изображения номера будет достаточно. Я не растерялась, зашла в ближайший магазин «М-видео», спросила у охранника кусок пластика, и он его нашел (спасибо, товарищ!). У кураторов моего зачета «G-мото» была болгарка и дрель. Достаточно быстро номер был создан и прикручен к мотоциклу. В остальном вопросов не возникло, и после обеда я отогнала мотоцикл в закрытый парк в центре города и освободилась. Техника оставалась там на ночь — до церемонии торжественного старта.⠀

Но и других дел хватало: брифинг по приборам, брифинг по безопасности, общий брифинг, пришить номер на куртку, сообразить логистику между закрытым парком, бивуаком и отелем. Короче, не отдохнуть.

Первого числа я посетила два брифинга и отправилась на бивуак за экипировкой. Вот так выглядит лагерь нашего зачета: на этих ковриках мы будем вечерами обслуживать мотоциклы.

А вот на этой газели будут перевозить наши пожитки. А это Рустем, куратор нашего зачета, пытается извлечь из жары максимум пользы.

Надев на себя термобелье, защиту, непробиваемые штаны с курткой, мотоботы и шлем, я очень сильно завидовала Рустему. Мой план был таким: приехать на старт в полной экипировке, чтобы в ней же вернуться в гостиницу, завтра из гостиницы сразу вернуться за мотоциклом в закрытый парк и стартовать. Без машины поддержки такие вещи приходится планировать наперед, и это непросто.

Когда я добралась до зоны старта, волнуясь и скрипя тяжелыми мотоботами, дошагала до мотоцикла, до моего старта на подиум оставалось минут десять. Нажимаю кнопку стартера, чтобы проверить, все ли хорошо с байком, — и тишина была мне ответом.

В такой ситуации человек обычно несколько раз панически повторяет действие в надежде, что все заработает, но нет. Приехали, приключения начались еще до начала гонки. На ночь я отключила все приборы, кроме одного, про который говорили, что он должен быть подключен постоянно (он-то и съел всю батарейку). Оказалось, что такая же проблема и у итальянского гонщика на Honda, и мы с ним по очереди при помощи еще двух итальянских мотоциклистов толкали мотоциклы друг друга на радость публике. А где-то на фоне ведущий, наверное, объявлял мое имя.

Завести «с толкача» тоже не вышло, и мы с ним пошли к другим участникам с зарядным и нормальным аккумулятором. Параллельно кто-то позвонил в федерацию, и, когда мы нашли итальянца на багги, готового помочь, вокруг собралось еще несколько организаторов. «Прикурили» сначала Honda, затем меня, и мы все-таки поехали на подиум, красные от жары. А сзади двое монголов толкали Yamaha монгольского гонщика — с этими приборами каждый раз лотерея.

Подиум, конечно, впечатлил. На меня никогда не было нацелено столько камер сразу. Люди махали и приветствовали — особенно те, кто видел, каким трудом дался мне старт. Я уже и не помню, что ответила в микрофон ведущему, потому что пыталась нащупать «нейтралку». Она перестала ловиться, после того как я немного подвинула рычаг, чтобы вместить пульт с кнопками от прибора. А камеры все снимали, а ведущий все говорил. Когда директор гонки Чагин показал, что можно ехать, я с облегчением вернулась в закрытый парк, отключила все что можно от аккумулятора и наконец-то поехала в душ — в насквозь мокрой экипировке.

Auto.Onliner в Telegram: обстановка на дорогах и только самые важные новости

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Источник: Настя Ленёва
Без комментариев