Дневник мотогонщицы — 3. Пять кругов ада самого сложного в мире ралли «Шелковый путь»

12 123
11 июля 2021 в 21:00
Источник: Настя Ленёва

Дневник мотогонщицы — 3. Пять кругов ада самого сложного в мире ралли «Шелковый путь»

Первого июля стартовало одно из трех самых протяженных и сложных ралли в мире — «Шелковый путь». Организаторы решили освободить всех девушек от стартового взноса, а у мотоциклистов это почти 12 тысяч евро. И здесь в истории появляется наша героиня — 28-летняя мотогонщица Настя Ленёва из Минска. Среди 25 райдеров девочка только одна — она. Для понимания: финишировать в такой гонке — уже подвиг.

Начало дневника — здесь.

Продолжение — по ссылке.


Очень непривычно было находиться в незнакомом месте совсем без вещей. В то утро с собой у меня было: три литра воды в гидропаке, водительские права, мобильный телефон, наушники, немного российской налички на бензин, энергетический батончик на всякий случай, и все. Никаких рюкзаков с вещами, их на такие гонки обычно не надевают — большая нагрузка на спину. Все остальные мои пожитки уехали в «ГАЗели» в Новосибирск, и я осталась один на один с трассой. На завтрак пришлось идти в термобелье и гостиничных белых тапочках, потому что одежду на гоночном мотоцикле пристроить некуда.

Скрипя мотоботами и потея от жары, я ждала такси от гостиницы до точки старта и молилась, чтобы в этот раз мотоцикл завелся самостоятельно. И, хвала богам, это случилось. Кикстартера у моей модели нет, и в спешке толкать его на жаре или искать, от кого накинуть провода, совершенно не хотелось. За 20 минут до старта нам выдали роудбук — дорожную книгу в виде рулона бумаги, его нужно успеть закрепить и стартовать четко в свою минуту. Со временем на ралли строго — за опоздание выписывают штрафные минуты. Пока мы выезжали из города, я успела сообразить, как работают новые незнакомые приборы, и до старта добралась без приключений — они начались после.

Одна из основных задач в ралли-рейдах — это навигация. Нужно не ехать за кем-то, а читать дорожную книгу самому, иначе можно потеряться так, что потом вообще не поймешь, где находишься. Я это прекрасно знала, но когда меня на третьем километре обогнали итальянцы, не хотела сильно отставать и увязалась за ними — инстинкты победили разум. Мы проехали километра три, и уже на втором трасса не совпадала с роудбуком, но я все же надеялась, что мы едем правильно. Чуда не произошло, итальянцы начали метаться во все стороны в поисках правильной дороги, а я решила вернуться на старт и поняла, что не помню, где он. Поиски заняли какое-то время, я все же нашла верную дорогу, заново «привязалась» к роудбуку и продолжила движение. Все это заняло около часа, и начали стартовать машины.

Выглядит это так: ты едешь со своей скоростью по разбитой грунтовке, справа и слева лес или поле, и вдруг начинает громко орать и пищать прибор на руле. Ты знаешь, что в 300 метрах позади тебя на бешеной скорости мчится авто, и нужно побыстрее куда-нибудь свалить с этой дороги, что делать на скорости небезопасно — можно еще и самому разложиться. Когда мчится не авто, а грузовик, прибор кричит особенно истерично. Давить тебя никто не будет, так говорят. Но скидывать скорость и терять время ведущим гонщикам особо не хочется. За пролетающей мимо машиной остается столб пыли, и приходится немного пережидать, прежде чем начать движение, иначе ничего не видно и тебя могут тоже не рассмотреть в этой пыли.

После нескольких багги я привыкла, и когда мимо боком в поворот заходил Вязович, я уже не пугалась и даже ручкой помахала. После 9 километров танкового полигона ничего сложного не было, но у меня отвалился чехол с инструментами, найти его так и не вышло — а время снова потеряла. Гонщики говорят, дань трассе. По итогу со всеми этими приключениями я не уложилась в норматив времени и получила 2 часа штрафа, но иллюзий по поводу спортивных успехов у меня и так не было — чтобы догнать заводских гонщиков, нужно гораздо больше опыта и другой мотоцикл.

Думаете, на этом все? Нет, дальше 560 километров до Новосибирска по асфальту. Здесь свои правила — этот участок не гоночный, но на него дается определенное количество времени, и на заправках особо рассиживаться нельзя. Ехать нужно с ограничением скорости в 115 км/ч для мото и авто и 100 — для грузовиков. Превысил — штраф 100 евро. Да, такой вид спорта — ралли.

На гонках редко бывают такие длинные лиазоны, как здесь, и больше всего на них сочувствуют «мотогонам», слышала я. Мазовцы рассказывали, как мотоциклисты в каких только позах не едут на перегонах — и сидя, и стоя, и на одной ягодице, и свесив ноги, и враскорячку. Я тогда слушала с большими глазами, и вот это испытание постигло и меня... Что тут сказать — едешь и терпишь. Я вспоминала события дня, слушала музыку, пела что-то себе в шлем, считала медленно убывающие километры и меняла позу каждые полчаса. Эти 7 часов тянулись вечность, и к концу пути моя пятая точка стала центром боли в этой вселенной.

В Новосибирске я еле сползла с мотоцикла, а меня уже ждали коврик и ящик с инструментами. Работы по байку заняли часа полтора. Штаб располагался в выставочном центре — со столовой и даже цивилизованным душем в закрытом помещении.

Спать я легла где-то в полночь, а просыпаться на следующий день нужно было в 5 утра. Тогда я еще не знала, что 5 часов — это много для гонки.


Следующий день начался с 267 километров лиазона до старта в поселке Рассказиха. По зову страдающих булок я останавливалась достаточно часто и на старт успела за пять минут. Уже за два километра до старта все было заставлено машинами, зрители стояли вдоль дорог, махали руками, плакатами, флагами и кричали что-то ободряющее. Толком не успев передохнуть после перегона, я стартовала по грунтовке, усыпанной камнями.

Решила не торопиться, чтобы опять не потеряться где-нибудь в лесу, но, как оказалось, зря — навигация на этапе была простой, а сложность заключалась в огромных глубоких грязевых лужах. Как выяснилось в процессе, моя резина совсем не держала грязь, поэтому лужи я объезжала осторожно и сбоку. Вдобавок из-за тяжелого бака поменялась развесовка мотоцикла, и он вел себя не совсем адекватно, виляя на высоких скоростях, — пришлось ехать в оттяжке, чтобы его стабилизировать. Потом дорога совсем сузилась, и я очень надеялась, что на этом участке меня не догонят грузовики — здесь даже съехать было некуда. Такая навигация добавила мне темпа, и я успела выехать на широкую дорогу к моменту, как меня догнал первый КамАЗ.

В тот день я изрядно наелась пыли за грузовиками, потому что ветру в лесу взяться неоткуда и пыль еще долго висела в воздухе. Один раз привалила мотик в яме, отвлекшись на фотографа, и на финиш приехала в нормативе — в целом довольная и вот такая вот красивая, как на фото ниже. После каждого финиша спецучастка была организована зона для фотографов и прессы. Не успела я отплевать песок, как на меня уставилось несколько камер, и пришлось быстро соображать, какие же у меня впечатления от всего произошедшего. Не застряла в грязи в сибирском лесу с медведями — уже хорошо.

Относительно довольная результатом и с ощущением, что «втягиваюсь», я доехала 181 километр до следующего бивуака в Горно-Алтайске, настроенная продолжать сражение. Уже на следующий день мы должны были въехать в Монголию, но тут на ничего не подозревающих участников обрушилась новость: там эпидемия чумы, страна закрывает границы и не пустит гонку к себе. Как?! Все договорено на самом высоком уровне, столько сил и денег вложено, и тут такое? Я вложила все, что у меня было, и даже больше в эту гонку, и участвовать в 5-дневном соревновании вместо 10-дневного марафона за эти деньги бы точно не стала. Несколько команд, которые ехали исключительно для монгольских пустынь и степей, снялись с гонки, но все мотоциклисты решили продолжать.

Было очень интересно, как выкрутятся организаторы. Отменить гонку нельзя (часть уже прошла) и отложить на потом тоже — дороги уже перекрыты, сотни людей задействованы, миллионы потрачены. В 20:00 нам объявили, что гонка продлится 5 дней вместо 10, чтобы сохранить километраж для статуса Кубка мира. Следующий этап мы проедем как и запланировано, затем повторим его и проедем еще раз трассу второго этапа. Это противоречит философии ралли — каждый день новый незнакомый маршрут, но выбора у организаторов не было.

Вдобавок следующий этап решили сделать марафонским. Это значит, что на следующем бивуаке в селе Кош-Агач у нас будет всего час на ремонт мотоциклов, и делать это можно будет только при помощи того, что мы привезем на себе. То есть колеса «переобуть» не выйдет. Я тут же бросилась менять резину, воздушный фильтр, перепроверять другие мелочи и собирать инструменты, которые могут пригодиться. Залезть в палатку удалось только в час, вставать нужно было в четыре, вдобавок я постоянно просыпалась от холода — горы.


Словами не передать, в каком состоянии я просыпалась на следующий день, который стал для меня самым непростым за всю гонку. Помимо недосыпа, я сорвала спину, в спешке снимая колеса вчера ночью. Было больно, холодно, дико хотелось спать, голова совсем не работала. Бахнула энергетик на заправке, стало немного повеселее. Лиазон вел нас к старту целых 411 километров Чуйского тракта, и вы уже можете представить мои ощущения. Эта дорога — самая знаменитая дорога Алтая, и она потрясающе красива: горы, бурная река, редкие поселения. И любоваться бы всей этой красотой, но времени на лишние остановки нет, на дорогу постоянно выскакивают домашние животные, нужно быть настороже. И, конечно же, болит пятая точка.

Когда я приехала к точке старта, спина болела дико и было совсем не до гонок. Но Макс Новиков, штурман Алексея Вишневского, поделился кетоналом. Боль отпустила, и я решила идти до конца. Этот спецучасток оказался тяжелее предыдущих — начались горы, усыпанные камнями. Ездить в таких условиях мне еще не доводилось, и на первой же горе с фотографом сверху меня победила гравитация. Я спустилась вниз, отдышалась и взяла ее со второго раза. Ехать быстро не получалось — камни были большие и острые, на них кидало в разные стороны. Вдобавок недосып лишил меня уверенности — не хотелось рисковать, чтобы лишний раз не поднимать мотоцикл.

На 30-м километре меня уже догоняли грузовики, на 40-м начала заканчиваться вода в гидропаке. Тут повезло — я увидела мотоцикл заводского гонщика Yamaha Росса Бранча, у которого накрылся двигатель. Гонщика не было (наверное, уже эвакуировали), зато возле мотоцикла оставили несколько бутылок воды — пришлась очень кстати.

После вот этих кустов (на фото выше) я узнала, что камни были далеко не самым сложным препятствием — начались броды. Нет, не мелкие ручейки, а настоящие горные реки с большими скользкими камнями на дне и сильным течением. В первый такой брод я заехать не решилась, катила мотоцикл сбоку от себя — вода дошла почти до глушителя. Мимо в полуметре пронесся КамАЗ, залив меня волной, но тот брод я осилила без проблем. Дальше были каменные дорожки, еще одна река, снова дорожки, реки поменьше, и в конце я уперлась в широченную глубокую реку. Ее я решила попробовать проехать, чтобы не мочить по пояс экипировку, но все-таки поскользнулась на одном из камней. Я чудом удержала КТМ, чтобы он целиком не погрузился в воду. Слава богу, воздушный фильтр не под водой! Но тут мимо проехал ГАЗ, и мотик накрыло волной почти целиком. Ну спасибо. Завести его сразу я не решилась, сняла фильтр и начала сушить его — благо температура была выше тридцати и сохло все быстро. Пока сох фильтр, вся деревня сбежалась посмотреть, с местными мы общались где-то полчаса. Они расспрашивали про мотоцикл, зачем мы все это делам, платят ли нам за это (если бы!), а в конце приободрили: через пару километров речка еще больше.

После сушки фильтра мотоцикл завелся, свечу не залило, и я смогла добраться до контрольного пункта в середине трассы. Уже вечерело, я чувствовала запах алтайских трав, видела, как бегают сурки, и начала даже получать удовольствие от всей этой красоты вокруг. Торопиться некуда, остальные явно уже на бивуаке отдыхают, а моя цель — просто доехать до финиша. На контрольном пункте мне посоветовали съехать на асфальт и продолжить завтра. Но пока таблетка действовала, я решила идти до конца. На следующем броде меня подтолкнули местные ребята, и мотик не утонул. Уже позже я узнала, что нужно просто катить его рядом, наклонив на себя, но стоять со стороны течения, чтобы если мотоцикл начнет плыть, им не привалило человека, а можно было просто подтянуть за руль к себе. Еще я узнала, что мне «повезло» больше других, потому что после грузовиков колеи в реках стали глубже.

Тот спецучасток я преодолела исключительно на обезболивающих, силе воли и своем женском упрямстве. К счастью для меня, больше рек с сильным течением не было. А те канавы с грязью, которые были, удалось или перепрыгнуть, или переехать. Видела два мотоцикла без райдеров, которых после бродов забирал эвакуатор. Еще видела застрявшую в грязи гоночную машину — кажется, нелегко пришлось не только мне. Меня на бродах фотографы не дождались, поэтому на снимках — лидеры мотозачета.

Я приехала на бивуак уже вечером. Как ни странно, не последняя — по словам судей, за мной ехали еще две машины. Словами не передать внутреннее торжество от того, что я не сдалась и добралась до финиша! На вид с мотоциклом все было хорошо, и я собралась уже было ставить палатку, выливать воду из мотоботов и ложиться спать, но вдруг заметила, что не хватает гайки на задней оси. Видно, недожала ее после трех часов сна. Я пыталась найти гайку по всему бивуаку, но безуспешно. Пока я это делала, весь ужин съели, и мне пришлось перекусить гречкой с капустой и идти спать оставшиеся несколько часов.


Утром магия кетонала закончилась, я еле разогнулась. Гайки так и не было, торчащий кусок оси закрепила проволокой и стяжками, как учил меня мой гуру походной механики Саша. Вдобавок начало течь масло, а спецучасток удлинили на 30 километров, добавив еще бродов. После тяжелой внутренней борьбы я поняла, что выехать на этот спецучасток означало бы добить или утопить мотоцикл и себя и сойти с гонки. Правила допускают пропуск спецучастка в моей категории, и я поехала сразу на лиазон — эти же 400+ километров Чуйского тракта обратно.

Отдыхом этот день назвать нельзя, но я хотя бы без спешки и стресса добралась обратно до Горно-Алтайска, по пути нашла подходящую гайку в придорожном автомагазине и даже попробовала жаркое из марала в придорожной столовке. За 150 километров до бивуака меня догнал австриец Матиас Уолкнер из заводской команды КТМ. Они люди вообще? Как у них это так быстро выходит? Пристроилась за ним, и все 150 километров он ехал на максимально разрешенной скорости 110 км/ч и без остановок для разминки. Сурово.

По возвращении я поужинала и даже успела попасть к медикам на массаж. Меня обклеили обезболивающими и противовоспалительными пластырями, дали с собой таблеток и отпустили обслуживать мотоцикл. Тут пришли представители организаторов с цветами, и я вспомнила, что вообще-то у меня сегодня день рождения. Цветы поставили в обрезанную пятилитровую бутылку от воды, и я готовила мотик к следующему этапу в торжественной атмосфере и с ощущением праздника. А поспать вышло аж целых 5 часов.


Последний этап начался опять-таки с лиазона в 285 километров. Да что же это такое?! Температура поднялась до 35 градусов, и было невыносимо жарко. Я наконец-то спокойно собралась утром, надела беруши и попала в ритм — преодолела лиазон с тремя остановками, но приехала заранее, без спешки. Откуда-то появилась уверенность и готовность ко всему — то ли от того, что здесь я уже ездила, то ли просто постигла дзен после всех страданий. Спецучасток изменился радикально — вся грязь высохла, зато песок в поворотах стал более сыпучим.

Я собралась, открыла газ и не закрывала его до финиша, хотя пару раз притормаживала попить воды, чтобы не схватить тепловой удар. Научилась не отвлекаться на зрителей и фотографов и вообще получила какое-то особое удовольствие. В этот день до финиша меня не догнало ни одно авто и ни один грузовик, что стало моим личным достижением. А еще я сократила свое время почти в два раза и уменьшила отрыв от последнего участника до нескольких минут вместо прежнего получаса. Что же это такое: только начало получаться, а гонка уже закончилась...

Лиазон дался мне непросто, снова все болело, но на других гонках таких длинных перегонов не бывает. По прибытии вся техника обычно ставится в закрытый парк, а гонщики идут отдыхать. Очень хотелось забраться в палатку и наконец-то поспать, но вместо этого нужно было собирать вещи и нести их к МАЗу, потому что команда уезжала рано утром следующего дня.

А вечером началась торжественная церемония награждения. Моя стратегия сработала — ценой пропуска одного этапа я смогла починить себя и мотоцикл и финишировать, хотя из 23 стартовавших райдеров только 19 смогли закончить гонку. Один утопил байк на четвертом этапе — а ведь это могла быть и я.

Сложно сказать, что я чувствовала на подиуме, потому что ждать своего выезда пришлось 2 часа и я засыпала на ходу. Меня объявили как единственную девушку, которая закончила эту суровую гонку в мотозачете, да еще и в группе без механиков, и которая отпраздновала день рождения во время заездов. Подарили статуэтку за первое место в женском зачете из одного человека. Я была очень рада, что справилась, но из-за отмены Монголии осталось ощущение незакрытого гештальта.

Проснулась на следующий день после гонки в палатке в Горно-Алтайске — почти без денег, билетов, вещей и понимания, куда дальше. Зато с огромным опытом и ощущением, что все было правильно и не зря. Хотя насчет Монголии обидно.


Да, было сложно. Но я ни о чем не жалею и хочу продолжать. Выдержала бы я все 10 дней гонки? Надеюсь, узнаю в следующем году. Это испытание стало отличной подготовкой, и теперь понятно, на что нужно делать упор. Буду продолжать двигаться к мечте — «Дакару», а вы пожелайте мне удачи. Следующая цель — «Ралли дю Марок», если найдутся спонсоры (буду активно их искать). И спасибо всем за теплые слова поддержки в комментариях — не ожидала, что их будет так много.


Для походов и кемпинга с друзьями или семьей — более 700 палаток в Каталоге с доставкой

треккинговая, весна/лето/осень, 2-местная, 1 вход, 1 комната, противомоскитная сетка, штормовые оттяжки, ДхШхВ: 205x125x105 см
треккинговая, весна/лето/осень, 3-местная, 2 входа, 1 комната, противомоскитная сетка, тамбур, штормовые оттяжки, ДхШхВ: 370x220x125 см
треккинговая, весна/лето/осень, 3-местная, 2 входа, 1 комната, противомоскитная сетка, тамбур, штормовые оттяжки, ДхШхВ: 380x220x130 см

Auto.Onliner в Telegram: обстановка на дорогах и только самые важные новости

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Источник: Настя Ленёва
Без комментариев