19 января 2022 в 8:00
Автор: Виталий Петрович. Фото: Александр Ружечка

Купил по знакомству Mercedes S-Class. Теперь может остаться и без машины, и без денег

Наш читатель Юрий купил себе Mercedes S-Class. Машину искал через знакомых, опасаясь попасть в какую-нибудь нехорошую историю. Нашел: и машину, и историю впридачу. Теперь мужчина рискует остаться как без автомобиля, так и, по его словам, почти целиком без тех денег, которые за него заплатил. Как так вышло и сколько может стоить всего один документ, подписанный по просьбе знакомых, которые заверяют, что никаких проблем не возникнет?

Принципиально не из России — чтобы не обманули

— Я занимаюсь пассажирскими перевозками: с 2000 года обслуживаю концерты, которые проходят у нас в Минске, вожу и звезд, и группы поддержки. Официальные делегации тоже заказывают транспорт, — рассказывает Юрий. — И вот давно хотел себе S-Class, но только «чистый», без проблем. Поэтому принципиально не искал авто в России — чтобы не обманули.

Случай представился в самом начале 2020-го.

— Мой товарищ позвонил как-то, сказал, есть то, что я ищу: машина в очень хорошем состоянии, уже стоит на учете в Беларуси. Договорились о встрече. Приехал помощник Дмитрия, продавца авто, — по сути, все манипуляции были с ним. Я осмотрел Mercedes, меня в нем все устраивало. Вообще конкретно эта машина — 2013 года выпуска, но внешне рестайлинг сделали под 2019-й. Сумму мне назвали из расчета 41 тысячи долларов в эквиваленте: по тем временам это даже чуть заниженная стоимость с учетом того, что рестайлинг сам по себе стоил тысяч десять. Съездили на СТО, пробег соответствовал, вопросов не было, — говорит наш читатель.

Юрий решил машину купить, стороны обговорили детали.

— Спустя пару дней я заехал к Дмитрию в офис, оставил 500 долларов задатка, договорились с ним переоформлять авто, — продолжает мужчина. — Тогда меня кольнуло какое-то сомнение: Дмитрий этот тянул почему-то с оформлением сделки, я ждал, наверное, дня четыре. Думал даже отказаться от этой машины, но ведь знакомый посоветовал, что может пойти не так?

Оказывается, может. И тревожный звоночек прозвучал еще тогда.

— Звонит мне этот Дмитрий и говорит, мол, слушай, а давай в договоре купли-продажи укажем, что стоимость машины — 10 тысяч, а не 41, — утверждает Юрий.

— Я опешил, конечно. Ответил, что работаю официально, плачу налоги — зачем мне это? Я все понимаю, люди идут друг другу навстречу: ну пусть 40, пусть даже 35 тысяч, но почему сразу 10? Меня тогда, помню, аж передернуло. Позвонил своему знакомому, описал ситуацию, но он меня успокоил: свой человек, машина снята с учета — никаких проблем быть не может. Ну раз не может, тогда договариваемся.

Вот и ключевой момент всей этой истории: в документе, оформленном в январе 2020 года, значится сумма в 21 130 белорусских рублей с учетом НДС. За Mercedes S-Class 2013 года выпуска с заявленным пробегом менее 100 тысяч километров.

Бумаги подписывали в одном из столичных банков, в комнате для переговоров с клиентами. Там же передавались деньги.

— Этот помощник Дмитрия передал нам документы, ключи, мы ему отдали всю сумму. Затем он пошел делать какой-то платеж к операционистке, а мы уехали, — рассказал Юрий.

«Слушай, Юра, нужно встретиться»

Прошло полтора года. Уже ведь понятно, что ничем хорошим эта сделка не закончится?

— В июне 2021-го позвонил Дмитрий: «Слушай, Юра, нужно встретиться, переговорить». И я все сразу понял, — говорит собеседник.

В судебных материалах кратко описан знакомый сюжет. Банк выдает компании кредит на крупную сумму. В качестве гарантии возврата денег заключаются договоры поручительства, а также договоры залога на имущество — в данном случае автомобили. Причем, что важно, Mercedes S-Class 2013 года выпуска — отнюдь не единственная залоговая машина в этой истории.

Обычно в договорах между банком и кредитополучателем прописано, что залоговое имущество нельзя продавать до момента выплаты всей суммы кредита. Некоторые, впрочем, нарушают это правило, понимая, что рискуют попасть под штрафные санкции. Никаких физических препятствий нет: банк не обязан предупреждать ГАИ, что конкретный автомобиль принят под залог. Соответственно, обременений нет, как и проблем снять машину с учета, а значит — продать.

Откуда покупатель может узнать о том, что автомобиль залоговый? От продавца, если тот добросовестно об этом предупредит. А если нет?

— Когда мы встретились, Дмитрий сказал, что решил со мной переговорить только потому, что мы не чужие люди. Так, мол, и так, машина оказалась в кредите в банке, дескать, он ее выводил, но не ту вывел, — продолжает Юрий. — По какой-то причине тогда он тянул время. Рассказывал мне, что у него трое детей, обещал все решить. А знакомые мне твердили, чтобы я шел и писал заявление в милицию. Я ждал, сколько мог, потом еще раз поднял этот вопрос с Димой. Говорю ему: «Ты должен понимать: у тебя трое детей, а у меня — четверо, причем двое только родились. Сколько можно тянуть?»

По словам нашего читателя, состоялась даже встреча в присутствии его адвоката.

— Дмитрий предложил такую схему: машину он продает в Россию за 20 тысяч, а остальную сумму — 21 тысячу — сам возвращает мне наличными. В конце концов я сказал, что меня это устраивает. Любой вариант лучше, чем остаться ни с чем. Но после этого Дима стал от меня скрываться, перестал брать трубку, — разводит руками мужчина.

Таким образом, Mercedes остался у Юрия, так же как и проблемы, связанные с этим авто.

Машину забрали? Пока нет

И вскоре случилось то, чего и следовало ожидать. Банк направил требования о погашении кредитной задолженности, но денег не получил. Условия кредитования были нарушены, и вопрос стали решать в судебном порядке. Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования банка, опираясь на ст. 315 Гражданского кодекса («В силу залога кредитор по обеспеченному залогом обязательству имеет право в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество, за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами»).

Наш читатель (и не он один) подал апелляционную жалобу на решение суда, указывая на то, что он — добросовестный приобретатель автомобиля, а банк, как залогодержатель, никогда не являлся собственником спорной машины. В итоге Юрий смог добиться пересмотра — это определено судебной коллегией по гражданским делам Минского городского суда. В определении, в частности, указано, что исковые требования об обращении взыскания на имущество заявлены истцом и удовлетворены к ответчику, которому часть заложенного имущества уже не принадлежит.

Новое заседание суда первой инстанции должно начаться на этой неделе.

— Появились еще три человека, купившие автомобили у Дмитрия и теперь узнавшие, что эти машины, оказывается, могут быть изъяты банком. Я на связи с владельцами. Один из них, к слову, на фоне всего этого попал в больницу с серьезными проблемами. Он нам говорит, что здоровье дороже, а на суды у него денег нет. Хотя на купленную машину долго копил, а теперь может остаться ни с чем, — отмечает наш читатель.

К этому мы еще вернемся, а пока порассуждаем о шансах Юрия остаться с Mercedes.

Кроме ст. 315, в Гражданском кодексе есть еще одна важная для этой истории ст. 334, а ей определено, что при переходе права собственности на залоговое имущество к третьим лицам залог сохраняется. То есть залоговое имущество могут изъять вне зависимости от того, у кого оно находится.

Иначе говоря, если банк и сторона, взявшая кредит, не урегулируют свой спор как-то иначе (выплатами или с учетом иного заложенного имущества), риск, что Юрий лишится своего Mercedes, остается весьма большим.

Что же делать при наихудшем сценарии?

10 < 41

Если суд удовлетворит требования банка в части Mercedes, то Юрий машину потеряет, но у него останется возможность требовать в рамках гражданско-правовых отношений возмещения ее стоимости. И вот тут нужно вспомнить о том самом заключенном договоре, где указана сумма в 21 130 белорусских рублей с учетом НДС. Без сомнений, для суда этот документ будет иметь определяющее значение. Теперь понимаете, во сколько может обойтись одна такая бумажка, заполненная лишь бы как по чьей-то просьбе?

В этой ситуации важно знать позицию продавца машины. Вот что сказано в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, которое Юрию прислали из милиции:

«В ходе опроса (Дмитрий. — Прим. Onlíner) пояснил, что в январе месяце 2020 года к нему, как к директору ООО <...> обратился (Юрий. — Прим. Onlíner) с целью приобретения автомобиля Mercedes Benz S500, который продавала вышеуказанная организация на тот период времени. В ходе беседы (Дмитрий. — Прим. Onlíner) пояснял, что автомобиль находится под залогом в банке в виду чего его стоимость на автомобиль значительно снижена и составляла 21130 белорусских рублей. Указанная сумма была указана в договоре и получена после продажи автомобиля».

В том же документе, к слову, сказано, что тот человек, который, как утверждает Юрий, занимался непосредственно оформлением сделки и которого Юрий называет помощником Дмитрия, «пояснил, что в январе 2020 года по поручению (Дмитрия. — Прим. Onlíner) он поехал показывать автомобиль Mercedes Benz (Юрию. — Прим. Onlíner). Каких-либо денежных средств за автомобиль не получал. Указать за какую стоимость продавался вышеуказанный автомобиль затрудняется».

В сухом остатке

Теперь смоделируем некоторые возможные сценарии развития ситуации. Наилучший для Юрия — он остается с автомобилем, исковые требования банка касательно этого Mercedes снимаются или отвергаются судом.

Если машину все же изымут, наш читатель сможет предъявить продавцу иск о возмещении ее стоимости. По документам это 21 130 белорусских рублей, то есть даже не 10 тысяч, а немногим больше 8 тысяч долларов в эквиваленте по нынешнему курсу. И доказать, что за Mercedes заплатили больше, будет очень непросто.

— Я узнал, что Дмитрий нашел свидетелей, которые подтверждают, дескать, он меня предупреждал, что машина находится в залоге у банка и что стоимость поэтому заниженная, — добавляет Юрий.

— Да что там: он сам мне говорил открытым текстом, мол, ты ничего не напутал? Не было никакой 41 тысячи, есть договор, а в нем указана стоимость.

Юристы в таких случаях видят еще один возможный шаг — обратиться в правоохранительные органы. Возможно ли, что у продавца автомобиля был преступный умысел? Получил ли он выгоду с учетом всех обстоятельств? Чего в действительности хотел добиться должник банка, продавая залоговую машину?

Наш читатель обращался с заявлением в милицию и, как уже понятно, получил отказ в возбуждении уголовного дела «за отсутствием состава преступления». Одновременно с этим Юрия уведомили, что возникшая ситуация носит гражданско-правовой характер и разрешается в суде путем подачи иска. То есть побороться можно все за ту же 21 тысячу рублей.

— Я писал в милицию, писал в прокуратуру. Пока никакого результата. Но теперь появились другие автовладельцы, которые оказались в такой же ситуации. Уверен, что появятся и новые. У фирмы этого Дмитрия, когда я приезжал, было немало машин. Если он продавал их по той же схеме, то, как я понимаю, еще человек 30 ездит и не знает, что их авто им не принадлежит. Банк, выходит, судится не с Дмитрием, а с нами, добропорядочными покупателями.

Но чем больше у нас будет заявлений в милицию, тем больше шанс довести это дело до справедливого расследования и суда. Человек ведь не бедный, и я уверен, что если его прихватят и пойдет разговор уже об уголовной статье, то он рассчитается с людьми. Ну а пока все козыри на его стороне, — говорит наш читатель.

Юрий уверяет, что хотя бы из принципа будет бороться до последнего, да и деньги, о которых может идти речь, немалые. Он снова пишет в прокуратуру, одновременно готовясь к новому судебному заседанию.

— Вот так я пошел навстречу людям, по-нормальному, по-человечески, — мрачно произносит мужчина.

синий, седан, дизель 3.2 л, автоматическая, задний привод
серебристый, седан, бензин 5.5 л, автоматическая, задний привод
белый, седан, дизель 3 л, автоматическая, полный привод
Автобарахолка
мобильное приложение

Auto.Onlíner в Telegram: обстановка на дорогах и только самые важные новости

Есть о чем рассказать? Пишите в наш телеграм-бот. Это анонимно и быстро

Перепечатка текста и фотографий Onlíner без разрешения редакции запрещена. ng@onliner.by

Автор: Виталий Петрович. Фото: Александр Ружечка