Украсть на глазах у всех: корреспондент Onliner.by пошел на преступление ради социального эксперимента

 
533
21 августа 2015 в 8:00
Автор: Виталий Петрович. Фото: Максим Тарналицкий

Корреспондент Onliner.by с подачи наших читателей задумал провести необычный эксперимент. Он совершил преступление. В людном месте средь бела дня у всех на глазах попытался украсть велосипед. Причем постарался сделать это по-настоящему, с перекусыванием замков и со стремительным исчезновением на украденном «горнике». Данное представление было частью небольшого теста, проверки общества на сознательность. Что из этого получилось — читайте в нашем материале.

Насмотревшись видеороликов на YouTube, мы пришли к выводу, что украсть велосипед (по крайней мере, справиться с велозамком) нам вполне по силам. Чтобы не делать из этого наглядного пособия для интересующихся, мы решили не мудрствовать лукаво и работать максимально грубо. Тем более что, как убеждают знающие люди, можно вскрыть любой замок, перекусить любую цепь и украсть любой велосипед. Было бы желание.

По этой причине не было смысла тестировать различные велозамки на надежность. Ни один из доступных вариантов не гарантирует абсолютной защиты, мы в этом не сомневаемся. Но ведь есть кое-что понадежнее любых цепей — человеческий фактор. Взаимовыручка, ответственность, гражданская позиция. По крайней мере, мы на это рассчитывали. Ведь не позволят же нам просто так средь бела дня украсть велосипед в людном месте!

Для эксперимента мы выбрали несколько велосипедных замков из тех, что пользуются наибольшей популярностью у потребителей. Эдакий компромисс между ценой и предполагаемой надежностью. На вид замки выглядели вполне внушительно. Уверенности, что неопытному в криминальных делах журналисту удастся запросто их перекусить, не было. Поэтому мы подстраховались и взяли самый серьезный инструмент из тех, что удалось найти, — болторез — убийцу замков, с рычагами сантиметров по 60. Он не влазил ни в одну сумку, с которой было бы разумно ехать на велосипеде.

Очевидно, что с таким орудием мы привлекали внимание. К тому же «камуфляж» был своеобразный: голубая толстовка с капюшоном и характерной символикой, очки, яркая обувь. Настоящий злодей работал бы тоньше и осмотрительнее. Но мы не настоящие злодеи. Кроме того, в глубине души мы надеялись, что наши люди покажут себя с наилучшей стороны, — поэтому и решили дать им дополнительный шанс.

Итак, отправляемся на дело во вполне благополучном минском микрорайоне Уручье. Здесь полно гипермаркетов, новостроек, мамочек с колясками. Мы специально приехали в вечерний час пик, чтобы собрать как можно больше потенциальных свидетелей нашего преступления.

Велосипедист оставил свой байк на специальной парковке возле входа в кафе. Пристегнул велозамком, сцепив и раму, и колеса с металлическим ограждением. Кругом ходят люди, место отлично просматривается из кафе, рядом на лавочке сидят подростки. Настоящий негодяй, конечно, подождал бы, пока они уйдут. Но мы-то злодеи липовые, поэтому подходим к велосипеду и сразу примеряемся к тросу.

Инструмент явно великоват. Вытащить его незаметно не удается. Пока перекусываем замок, уже не остается сомнений — нас заметили, сейчас начнется. Сзади хихикают девочки и приглушенным шепотом обсуждают происходящее: «Ой, что происходит, смотрите! Что он делает! Пойдемте лучше куда-нибудь отсюда!» Никто не кричит, не зовет на помощь, не вызывает милицию. Замок тем временем поддался, и мы собираемся поскорее уехать на теперь уже нашем велосипеде. Вдруг слышим голос: «Эй, дружище, а ты здесь что вообще делаешь?»

Попались! Подходит мужчина и подозрительно смотрит на нас и на наш инструмент. Но к этому мы готовились. Легенда такая: «Я ключи потерял, вот пришлось сбегать домой за инструментом. Теперь вот откусил, поеду новый замок покупать. Что поделать, всякое в жизни бывает». Говорим все это самым уверенным своим голосом. Подростки сзади молчат. Мужчина держит велосипед, не дает уйти.

— Не знаю... Как-то ты просто странно выглядишь.

— То есть?

— В капюшоне, в очках... Подозрительный какой-то.

— А без капюшона не буду подозрительным? Так я сниму.

— Все равно это как-то странно. А можешь доказать, что это твой велосипед?

— Ну как я докажу? Мой! Вот велосипед, фляга моя, вода моя. Сходил за водой в магазин, вернулся — а ключей найти не могу. Ну и пошел домой за кусачками, что тут поделать. Не веришь?

— Не знаю. А документы есть на велосипед?

— Неужели кто-нибудь катается на велосипеде с документами на него?

Наш диалог длится довольно долго. Ребята на скамейке не проявляют никакого интереса. Прохожие идут мимо даже не оборачиваясь. Наверное, можно было бы вырвать велосипед и попытаться уехать. Но этим мы бы выдали себя. Поэтому стараемся выглядеть уверенно и стоим на своей, пусть и странной версии. Мягко пытаемся забрать байк, но бдительный гражданин не отпускает.

— А давай, может, милицию вызовем на всякий случай? Вдруг велик все-таки не твой?

— Да мой, точно! Но хочешь — зови милицию. Я никуда не убегаю.

На самом деле, мы были готовы побежать. В голове созрел план: если он начнет звонить, попытаемся рвануть велосипед и быстро уехать. Если это не удастся — просто убежим и посмотрим, что будет.

Нужно признать, что наш эксперимент проводился под контролем милиции. Наряд бы выехал на задержание, но по-хорошему мы ничем не рисковали. Предположим, что реальный вор вел бы себя более нервозно.

— Ну что, я звоню?

— Да пожалуйста!

Мы были готовы броситься в бега. Но мужчина спрятал телефон. Не позвонил.

— Ладно. Я сомневаюсь, что все это правда, но я просто не знаю, что с тобой делать. Езжай.

И мы уехали. На чужом велосипеде. Уехал и тот, кто пытался нас задержать. Таким образом, реальный владелец байка, вернувшись из магазина, не обнаружил бы на парковке ни своего имущества, ни грабителя, ни свидетеля. Хотя минут на пять бдительный мужчина нас задержал, увеличив риск разоблачения. Возможно, ребята со скамейки рассказали бы растерянному владельцу, что произошло, назвали бы приметы вора, показали бы, куда он поехал. Но факт остается фактом: велосипед похищен. По-настоящему тревогу не поднял никто.

Мы остановили единственного человека, который проявил гражданскую позицию и вмешался в наши планы. Он читатель Onliner.by. Во многом поэтому и был начеку.

— Ну я же читаю, как у нас средь бела дня воруют и велосипеды, и автомобили. А тут вижу: человек с кусачками возле велика трется. Вот и подошел.

— А отпустили меня, потому что поверили?

— Не поверил. Просто не знал, что нужно делать в такой ситуации.

— Так почему милицию не вызвали? Ведь хотели же.

— Поначалу хотел. Но потом подумал: если ты вор — толкнешь меня этим велосипедом и сбежишь. У меня рядом машина открытая, да и не догнал бы я тебя. Объясняй потом милиции, что к чему. А если не вор — так, получается, ложный вызов...

На самом деле, вызов не будет считаться ложным даже в том случае, если велосипед действительно таким необычным образом попытается забрать хозяин, а кто-то вызовет милицию, подозревая кражу. А если вор успел бы сбежать, правоохранители опросили бы очевидцев и отправились бы на его поиски. Но, судя по всему, крики «Милиция!» и «Держи вора!» остались в советских фильмах. И все равно даже один сознательный человек вселял в нас уверенность, что не все потеряно. С этим чувством мы изменили место дислокации, отправившись к McDonald's неподалеку.

Здесь нами был разыгран такой же сценарий. Приезжает велосипедист, цепляет байк абсолютно новым велозамком. Сам идет перекусить. Очереди в ресторане традиционно длинные, времени у нас навалом.

По сравнению с предыдущей операцией мы внесли некоторые изменения. В частности, сняли очки и капюшон, чтобы не выглядеть как киношный хулиган. Внимание должны привлекать наши действия, а не то, во что мы одеты. По крайней мере, преступник явно будет в чем-то менее броском, чем оранжевые кеды.

Вокруг толпы людей. Но мы не тушуемся: лихо подходим, садимся на корточки, изучаем замок. Затем достаем болторез.

В какой-то момент с ужасом замечаем рядом с собой несколько человек. Ребята топчутся, но ничего не говорят. В голову приходит бендеровская мысль: «Будут бить, и, может быть, даже ногами». Но ноги ушли. Возможно, молодые люди просто решали, куда идти дальше, или пропускали машину. Видели ли они, что происходит в полуметре от них? Мы не знаем ответа.

С замком пришлось повозиться. Толстый слой силикона, металлический витой трос. Показалось, что дело сделано, и мы спрятали компрометирующий инструмент. Но трос не поддавался. Снова достать кусачки мы побоялись, пришлось рвать руками. Это заняло немало времени. Трудно представить, что настоящий владелец так бы суетился у своего велосипеда.

Но никто не обращал на нас никакого внимания. Или не захотел обратить. Если бы люди вызвали милицию, мы бы об этом узнали. Никто никого не вызвал. Все хотели чизбургер и большую картошку фри.

Наконец трос порвался, и мы несколько смущенно и раздосадованно умчались прочь. 2:0 в пользу вора.

В этот раз мы рисковали скорее не быть схваченными, а распластаться на асфальте из-за попавшей в цепь штанины. Вероятно, осмотрительные жулики не ходят в широких брюках.

Позднее мы пообщались с мужчиной, который все время находился рядом с велопарковкой. Он не мог не видеть болтореза и странных действий человека в оранжевых кедах. И тем не менее милицию очевидец не вызвал, хотя, возможно, сфотографировал или снял произошедшее на телефон. Но он не окликнул неизвестного человека возле велосипеда и даже, на худой конец, не предложил ему помощь. А ведь замок так тяжело поддавался.

Нам молодой человек пояснил, что видел нашего стелс-фотографа, который перемещался по парковке и снимал. Это навело на мысль, что тут что-то не так и вмешиваться не стоит. А велосипед-то увели!

Справедливости ради отметим, что единичные прохожие все-таки могли раскусить нашу бесподобную криминальную схему со скрытым наблюдением. Возможно, кто-то действительно не вмешался именно поэтому. Но мы ориентировались на большинство. К тому же присутствие на стоянке фотографа не означает, что человек с болторезом может делать все, что ему вздумается. Да и потом, настоящий вор действовал бы куда более скрытно и быстро. А значит, шансов его заметить было бы гораздо меньше.

И наконец, третья точка дислокации — универсам «Первомайский» все в том же Уручье. Когда автор был еще совсем маленьким, именно здесь украли его первый в жизни велосипед. И чем выросший мальчик занимается спустя годы?

На этот раз все члены команды во избежание случайностей повысили навыки невидимки до максимума. Видеокамера спрятана в автомобиле. Фотограф просто растворился в воздухе. Вор надел капюшон.

Ужасное ощущение: воруешь велосипед, а сзади кто-то приезжает и паркуется. Буквально в одном шаге. Рискнули обернуться, но мужчина остался безучастен.

Мы достали болторез. Он не посмотрел. Стали «грызть» замок. Никакой реакции. На всякий случай тихонечко ругнулись. Ничего.

Замок снова плохо поддавался. Пришлось просто раскручивать его руками уже стоя. Болторез предательски выглядывал из сумки.

Кое-кто все же обратил внимание на этот перформанс, но остался сторонним наблюдателем. Наш сосед по велопарковке отправился в магазин. Мы справились с замком и поехали кататься на добытом с потом велосипеде. Люди мирно шагали за молоком.

Мужчина признался, что видел, как мы раскручивали трос велозамка, обратил внимание и на то, как долго возились возле велосипеда. Но он не придал этому значения. Болтореза, по его словам, видно не было.

В «засаде» мы оставили милицию и безутешного хозяина байка. Дожидаться велосипедиста, который не заметил ничего подозрительного.

Ему рассказали, что был похищен велосипед. Пытались выяснить какие-то подробности, приметы вора.

Мужчина подтвердил, что видел кого-то в темной одежде. Больше ничем помочь милиции он не смог.

Три украденных велосипеда за один вечер. Три из трех.

«Как правило, к краже велосипедов приводит именно беспечность граждан. Люди оставляют транспорт всего лишь на несколько минут, иногда без замка. Только в Первомайском районе за 7 месяцев этого года было похищено 43 велосипеда. Гарантированный способ сберечь свое имущество — не оставлять без присмотра. Если все же оставляете велосипед, нужно закрепить его, снять все быстросъемное оборудование (седло в том числе). А если увидели что-то подозрительное или сами стали жертвой преступления — нужно звонить в милицию по телефону 102, и нечего раздумывать», — отметил первый заместитель начальника РУВД Первомайского района — начальник криминальной милиции Александр Грамович.

«Ни один велозамок не защитит на 100%, даже если обвязать велосипед цепью толщиной с палец. Просто с одним замком вору придется повозиться больше, а с другим — меньше. Так что чем сложнее замок и толще цепь, тем больше времени понадобится на то, чтобы их снять. Вероятно, это позволит выиграть время и остановит вора», — считает заместитель директора по развитию сети velozona.by Игорь Давыденко.

А вот наш старый знакомый, экс-чемпион Беларуси по маунтинбайку Михаил Бесага, и вовсе своим велосипедом не готов рисковать ни с каким замком. «Если мы катаемся и нужно сходить в магазин или куда-то отлучиться — всегда кто-то должен остаться с велосипедами. Особенно с дорогими моделями — их „уведут“ мгновенно и никакие замки не помогут», — утверждает он.

Конечно, можно застраховать байк, нанести на него невидимый код. Это несколько сгладит последствия кражи, но не убережет от нее. Кстати, очень часто велосипеды воруют не на улице, а из подъездов, квартир, с балконов. В Минском городском департаменте охраны на этот случай рекомендуют устанавливать в своем жилище охранную сигнализацию.

А полагаться на общество, на граждан, увы, не приходится. Что и показал наш небольшой эксперимент.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Виталий Петрович. Фото: Максим Тарналицкий
ОБСУЖДЕНИЕ