От редкого Oldsmobile до «пятерки» в 39-м кузове и вечных «Пассатов». На чем ездят жители простых белорусских деревень?

 
360
25 февраля 2016 в 8:00
Автор: Андрей Гомыляев. Фото: Алексей Матюшков

Пока в столице бурлят обсуждения на тему, как лихорадит авторынок, за 200 километров от МКАД люди думают о другом. Машины в далеких деревнях используют действительно по назначению, а не как удобную альтернативу общественному транспорту. Здесь не думают о царапинах на бампере, о месте для парковки или о кредите на новый «бюджетник». Критерии хорошей «тачки» несколько иные. Если задуматься, именно они-то и имеют вес: вместимость, живучесть, простой ремонт. Эстетика — хорошо, но только не на проселочных дорогах, где нужны «рабочие лошадки». Onliner.by решил выяснить, не вымерли ли «Пассаты» в белорусских селениях?

Катаясь по малым и большим деревням, богатым и бедным агрогородкам, мы пришли к выводу: люди из регионов боятся рассказывать о своих машинах и с большой неохотой идут на контакт. Наверное, опасаются за свою собственность, не хотят, как им кажется, рисоваться перед соседями. Так, нам не удастся узнать историю Volkswagen Golf со спортивным рулем и картонкой на водительском сиденье. Мы не услышим рассказ белорусского цыгана о том, как ему приходится снимать национальную папаху каждый раз, когда он садится в свой ВАЗ. Мы не узнаем, что cлучилось с двигателем надежного Ford и почему подкапотное пространство пришлось накрыть половиком.

Но все же в наших деревнях хватает и людей открытых. Несмотря на трудности, они позитивно смотрят на свое окружение, довольны своей жизнью и своими достижениями. Приобрести машину — чем не этап? Только покупка эта не для понтов, а для дела. Какого? Давайте узнаем у автовладельцев.

Александр ездит по поселку Тейковичи на Volkswagen Passat B4 1994 г. в.

— Машина — пулемет. У меня уже пятый год, раньше был Golf. Брал тогда Passat B4 за $3700. Этот автомобиль у меня рабочий. А на работу я езжу за 700 километров — в Россию, на стройки. 70 литров в бак залил и погнал. Семья у меня большая — трое детей, надо как-то кормить, выкручиваться. В принципе, это единственная машина на весь поселок. Так что постоянно кто-то из соседей напрашивается в пассажиры. Кого в больницу завезти, кого на рынок за запасами. Как тут откажешь? Как раньше было: купил телевизор и к тебе вся деревня по вечерам ходит. Так и у меня.

Вот, вернулся только что с рыбалки. Удочки, кстати, влезают в салон целиком, складывать не надо. На мой взгляд, B4 — самая удачная модель из «Пассатов». В «пятой» уже подвеска алюминиевая. Куда мне такая на лесных дорогах? Закопался бы в ремонтах. Недавно вот зайца сбил. Сам быстренько решетку радиатора поменял. Вот так, в собственном дворе и чинюсь. О новом «бюджетнике» и не думаю — все они из фольги. Недавно пролетел со свежим Peugeot 407. Проблем была масса, а ездить нужно каждый день и помногу. Продал его по-быстрому и вновь сел за руль 22-летнего Volkswagen.

Валерий ездит по деревне Моторово на Mercedes W124 1990 г. в.

— Покупал ее за $5300. Я из тех, кого называют «мерсоводами». Очень предан марке. У модели пробег в 214 тысяч, а выглядит отлично, атмосферный дизель работает как часы. Никогда не поменял бы «сто двадцать четвертый» на новую бюджетную машину. Скорее купил бы новый Mercedes. Очень хочу W124 в кузове купе — для души. Хоть и понимаю, что за городом больше востребованы универсалы. Вот отправлю жену учиться на права — ей и куплю универсал.

Собираюсь переехать из столицы сюда, в деревню. До Минска недолго — пара десятков километров. Буду строить новый дом, прямо сейчас думаем о бане. Скоро начну возить стройматериалы. Мой Mercedes не боится тяжести, перевезет хоть тонну. У него же гидроподкачка задней подвески. Будет универсал — переедем без проблем. В него же холодильник влезает, и крышка багажника закрывается!

Артур ездит по деревне Мышковичи на Volkswagen T3

— У меня два буса. Второй купил на запчасти для первого. Стоял мотор объемом 1,6 литра, я установил 1,9. Я одиннадцатый владелец этой машинки. Купил ее еще в 1996 году. Привезли ее битую с левой стороны, на скорую руку подварили. Сам я занимаюсь разведением скота. Корова в T3, конечно, не влезет, а вот телят перевозил не раз. Просто убираю все сиденья (они на салазках), застилаю пленкой пол и стенки и загоняю туда теленка, везу в колхоз — там покупают.

Для меня это машина на каждый день. Предположения о большом расходе неправда. На Golf уходило по пять литров на сотню по трассе, на этом трачу восемь. И это с полной загрузкой в восемь пассажиров и багажом. Семья не скажу что большая, но все родственники перед поездкой звонят мне: на праздники, на кладбище. Чтобы два автомобиля не гнать, садятся ко мне — и поехали. Легковушку покупать не думал.

На прощание Артур заметил, что экстремальные ситуации, в которых никак нельзя без машины, у него возникают практически каждый день. «Всегда что-то случается: не у меня, так у соседей, — утверждает мужчина. — Автомобиль в деревне — это ноги. Представляете, каково через поле с лесом пешком ходить зимой, когда снега выше пояса, или весной-осенью, когда вся земля в болото превращается? Без машины никак нельзя. Нет ее — нет жизни». В актуальности этой простой формулы мы смогли убедиться в деревне Войнилово. На ее единственной улице нам не встретилось ни одного автомобиля. Представление о настоящем и будущем этого умирающего населенного пункта дают «говорящие» фотографии.

При этом где как не в деревне, на отшибе, в конце поселения, у домика по соседству с лесом, можно найти секрет, спрятанный от любопытных глаз? Для нас такой по-настоящему неожиданной находкой стала модель, о пребывании которой в нашей стране многие могут и не знать. Всего по Беларуси ездит не более пары десятков таких машин.

 

Андрей ездил по деревне Моторовщина на Oldsmobile Alero 2000 г. в.

— Сосед уехал в США. Там поездил на этой машине, а после прислал Oldsmobile на родину родственникам — в качестве, так сказать, материальной помощи. Предлагал им продать автомобиль и деньги оставить себе. Марка в целом принадлежит концерну General Motors еще с начала прошлого века. Продукции GM у нас немало, но вот Oldsmobile — редкость. Я посмотрел, подумал, оригинальная машина. И купил. Двигатель у нее от Toyota объемом 2,4 литра, вместо ремня цепь. Проблем с доставкой запчастей нет, в течение недели все приходит. Сейчас у нее пробег в 170 тысяч километров.

Изначально думал отдать Oldsmobile дочери, когда она училась в автошколе. Но у нее не получилось сдать в ГАИ с первого раза, попросила меня помочь. Я сказал, мол, вот есть автомобиль, я могу потренировать, но ходить к инспекторам просить за тебя не стану. Она девочка импульсивная, вскоре у нее пропало желание быть водителем, иметь права. Так что история Alero в моей семье закончилась во дворе деревенского домика. Сейчас ищу покупателя, готов отдать за $3500. Сам езжу на Skoda Fabia, Isuzu Trooper, УАЗике.

Вернемся к «рабочим лошадкам». В Мышковичах нам повстречался пасечник, чье главное транспортное средство, кормящее семью, — прицеп. В нем помещается несколько семей пчел, которые сейчас отдыхают в ожидании весенних первоцветов. Доставлять ульи к пыльце может любой автомобиль, но мужчина отдал предпочтение японскому универсалу.

Андрей ездит по окрестностям деревни Мышковичи на Toyota Picnic

— Машина с дизельным мотором у меня уже четыре года. Приходится много ездить по округе, ставить ульи в разных местах: в лесу, на болотах — чтобы получить разный по вкусу мед. Потом везу его на рынок в Бобруйск. Если бы не Toyota, не быть моему делу. А заработать в местном СПК не выйдет, сами понимаете. Так что пчелы и автомобиль — мои средства для жизни.

С моими поездками машина должна быть с титановой подвеской. В Picnic по ходовой части вообще нет вопросов. Подвеска простая, сам ее разбираю, меняю запчасти. Что раньше не знал — уже подсмотрел у мастеров. Теперь выдерживает большие нагрузки: и картошку возим, и, бывало, по 10 человек в салоне. А так обычно в автомобиле костюм вожу. Как-то возникло желание купить что-то новое, цены же упали. А потом решил: будут деньги — потрачу на жизнь. Незачем мне «бюджетники», мне бы рамный внедорожник для лесных дорог и болот.

Молодой человек, не назвавший своего имени, из пригорода Кировска ездит на BMW 5-Series

— Мне достались минские номера — не могу сказать как. Продавалась она четыре года назад за среднюю по тем временам цену, не стану ее называть. Объем двигателя — 2,5 литра. Пригнали ее мне из Германии. Использую машину только для одного — грубо говоря, пятую точку катать. В хозяйстве особо не пригодилась. Разве что домой мешок картошки привезти. А обычно: туда проехал, сюда, как говорится, в личных целях. Обслуживаю ее сам, с нашими зарплатами иначе никак.

На новую ее пока не меняю. Эти машины, что постарше, и в обслуживании легче. И наше топливо «проглатывают». Но настанет момент, когда эта BMW станет тянуть деньги. Проще будет пересесть на новую. Я, если честно, маркой не болею (немного странно это слышать от владельца автомобиля с блестящими дисками, огромной наклейкой на лобовом стекле и миниатюрной моделькой BMW над приборной панелью. — Прим. Onliner.by). Комфорт более-менее нормальный, в обслуживании попроще современных «бюджетников». Это такой добротный немецкий «конь».

Когда мы прощались с деревней с автомобильным названием Моторово, нам повстречался типичный белорусский хозяйственник. За его домом лежит поле в два гектара. Там он выращивает овощи: от картошки до капусты, от свеклы до морковки. В общем, все, что можно продать в столице.

Александр ездит по полям на двух МТЗ, двух ВАЗах и Volkswagen Polo

— Один трактор собрал сам — из того, что было. Второй МТЗ купил недавно, чтобы все успевать в сезон. На заднем дворе стоит оборудование: плуги, сеялки… полно всего. Когда созреет урожай или нужно что-то по мелочи сделать в поле, сажусь на рабочий ВАЗ. Он у нас с 1978 года. Брали когда-то новую машину. Помню, давали год гарантии. А у меня ездит до сих пор.

Смешно, но «семерка» 1991 г. в. уже сгнила — проржавели лонжероны, пришлось пустить ее на детали. А ВАЗ 1978 года жив, только пыль с поля пробилась через фильтры, засорила поршневые кольца. Почистим, и опять поедет: в поле и обратно, с прицепом, полным овощей.

Когда я привожу товар во двор, отсоединяю прицеп от зеленого ВАЗа и подсоединяю к красной «копейке». На этой машине и еду в город, на рынок. Она у меня самая целая. Стоит родной бензиновый двигатель объемом 1,2 литра. Автомобилю уже 35 лет. На рынке молодые ребята нередко подходят, просят продать. Но я торгуюсь, отдам не меньше чем за $3000.

Еще есть Volkswagen Polo — машина сына. На ней чаще ездим зимой, закупаемся семенами, запчастями к технике, в конце концов едой в магазине. В целом, как у всех: живем не бедно, не богато, но не жалуемся, а дальше упорно работаем.

Читайте также:

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. nak@onliner.by

Автор: Андрей Гомыляев. Фото: Алексей Матюшков
ОБСУЖДЕНИЕ