Семья пострадавшего и очевидцы аварии с БТР: машина военных отстала от колонны, ВАИ не было

 
35 172
02 апреля 2018 в 16:13
Автор: Андрей Гомыляев
Автор: Андрей Гомыляев

28 марта в Березе на перекрестке улиц Ленина и Комсомольской столкнулись молоковоз и БТР, водитель МАЗа получил травму ноги. В Минобороны сообщили, что «гражданский» автомобилист «пренебрег требованиями сигналов машин ГАИ и ВАИ, сопровождавших организованную колонну военной техники». Сын пострадавшего мужчины и оба свидетеля ситуации утверждают, что все было иначе. Семья шофера грузовика, основываясь на комментарии МО, опасается, что вину в происшествии возложат на них.

Официальная версия МО

Данные, озвученные в Министерстве обороны, выглядят так: «Около 7:00 28 марта на перекрестке водитель гражданского автомобиля МАЗ нарушил ПДД, пренебрег требованиями сигналов машин ГАИ и ВАИ, сопровождавших организованную колонну военной техники, и совершил столкновение с бронетранспортером. Водителям необходимо быть предельно внимательными и строго соблюдать ПДД (уступить дорогу и обеспечить беспрепятственный проезд согласно п. 26)».

«Сейчас отец находится в больнице, — говорит Евгений, сын водителя МАЗа. — Сегодня делают операцию с установкой пластины на ноге. Проблема в том, что на этой же ноге у него ранее были установлены пластины в области колена. Опасаемся, могут возникнуть длительные проблемы со здоровьем — с ходьбой, в частности. В то утро он ехал на МАЗе, который принадлежит местному сыродельному комбинату. Исходя из официального комментария Минобороны, мы делаем вывод, что виновным в аварии хотят сделать отца. В таком случае помимо беды со здоровьем ему еще придется выплачивать деньги за повреждение грузовика. Но в центральных СМИ пока что не была озвучена настоящая картина произошедшего, которая опирается не только на слова отца, но и на показания очевидцев».

— Я узнал о ДТП от матери, ей позвонил папа, — вспоминает молодой человек. — Я сразу рванул к нему в больницу. На перекресток приехал через часа два после столкновения. На месте представители ни ГАИ, ни ВАИ не говорили, кто может быть виновным. После по городу поползли слухи, мол, «слепой, не видел колонны». Но, по словам людей, присутствующих там во время удара, колонны в понимании ПДД там и не было.

Участник ДТП

Евгений процитировал отца, шофера с 16-летним стажем: «МАЗ выехал для загрузки молока. Было не 7:00, когда уже светлее, а 6:20 — в это время еще темно, когда подъехал к перекрестку. Там освещено только само пересечение улиц. Притормозил, потому что горел красный. Как только сигнал сменился на зеленый, грузовик начал движение. Водитель инстинктивно на всякий случай посмотрел налево, потом стал поворачивать голову, чтобы взглянуть направо. В этот момент произошел удар. БТР водитель не видел до столкновения. Машина военных была одна, вскоре к перекрестку подъехала машина ВАИ, экипаж БТР разговаривал только с людьми из ВАИ, к водителю грузовика не подходили. После ДТП представители Минобороны не связывались с пострадавшим. При этом семья не винит механика бронетранспортера, видит причину произошедшего в неудовлетворительной организации движения колонны. Нетрудно догадаться, что бы случилось, если бы на месте грузовика оказалась легковушка».

Первый свидетель

Onliner.by также связался с Александром, ехавшим позади МАЗа: «Так же как и грузовик, стоял на красный, а когда загорелся зеленый, начал трогаться. Было темно, примерно 6:15. Никакой военной техники — в принципе, любых транспортных средств — не видел. Только на перекрестке, когда БТР врезался в МАЗ, я заметил машину, ее света фар я не видел. Видел только ближний свет от стоявшей слева (перпендикулярно нашему направлению) легковушки. Исходя из моего субъективного ощущения, скорость бронетранспортера была не менее 45 км/ч. После удара я побежал к водителю МАЗа — мало ли, нужно помочь. Он сказал, что болит нога — вероятно, перелом. Попросил его не трогать, не доставать из авто, дождаться медиков. Примерно через две минуты после аварии подъехала машина ВАИ. После этого из БТР вышел человек в военной форме, в обмундировании, в шлеме, с автоматом (солдат или офицер — не заметил, не разглядел погоны), он подошел к ваишнику. Ни мне, ни пострадавшему водителю на месте происшествия военные ничего не говорили».

Второй свидетель

Исходя из слов Александра, на перекрестке находилась еще одна машина, ехавшая навстречу БТР. Ею управлял Павел. Мы также связались с ним и приводим его версию событий: «Рано утром 28 марта я направлялся на работу на автомобиле. На пути встретил мигающие красные маячки. Остановился, чтобы в темноте определить ситуацию на дороге. Это была военная организованная колонна. Она проехала, я продолжил движение. Добравшись до перекрестка Ленина — Комсомольская, остановился на светофоре на красный свет. Было еще темно, а уличные фонари отключают очень рано. Вдалеке мне навстречу летела непонятная военная машина. Как потом оказалось, это был БТР. А в это время с ул. Комсомольской, которая имеет недалеко от светофора неудобный поворот, на зеленый свет ехал тяжелый молоковоз с прицепом. Если учесть, что начало колонны уехало по Ленина к центру, а конец остался далеко, то понятно, что водитель МАЗа не мог видеть колонну, тем более что она имела большой разрыв между автомобилями. Столкновение было неизбежным. БТР протаранил грузовик в боковую часть кабины. Так молоковоз оказался на дереве. Мы с другим свидетелем аварии ринулись на помощь потерпевшему. Водитель даже сначала подумал, что это мы его задели — то есть он и после удара не осознал, что вторым участником стал бронетранспортер. Сейчас понимаю, что вместо МАЗа мог быть легковой автомобиль или автобус. Жаль, что, исходя из официального комментария Минобороны, наказать могут невиновного человека».

Читайте также:

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!