1424
16 ноября 2018 в 8:00
Автор: Андрей Журов. Фото: Александр Ружечка; архив семьи Максимовичей; Следственный комитет
«Я почему-то решил разогнаться...» Суд по громкому делу о 150 км/ч, скрытии с места ДТП и семейной трагедии

Ночной город словно притягивает противоположности. Одни пытаются заработать копейку, перевозя поздних пассажиров. Другие, хорошо отдохнув, возвращаются после веселого времяпрепровождения. Иногда два столь разных измерения пересекаются в одной точке. В ночь с 16 на 17 июля этого года таковой стала центральная улица Смолевичей. Позже эксперты установят, что BMW X5 двигался около 150 км/ч, и при такой скорости даже экстренное торможение не предотвратило бы столкновение с Volkswagen Polo Sedan. Мужчина, управлявший седаном, скончался через несколько дней после аварии, а двое молодых людей из кроссовера сбежали. Виновника вскоре установили, он сам явился в милицию и был сразу задержан... Заседание суда, которое проходило на днях, получилось особенно эмоциональным. Когда супруга погибшего стала рассказывать о переживаниях детей, даже мужчины не могли сдержать слезы. «Хотим наказания по всей строгости, а остальные — пускай знают, что может быть за такие покатушки», — говорили близкие таксиста.

«Сила удара была такой, что глушитель Volkswagen смяло в гармошку»

Все случилось в самом центре Смолевичей, в паре десятков метров от главной площади города в ночь с 16 на 17 июля. Как сообщалось изначально, водитель BMW X5 на большой скорости врезался в попутный Volkswagen Polo Sedan. Чуть позже появилось видео, прояснявшее ход событий. Судя по ролику, такси повернуло направо со второстепенной улицы. Затем в кадре показался кроссовер, который врезался в седан.

Вот что рассказывала девушка, оказавшаяся на месте происшествия одной из первых: «Подбежала к такси. Там уже были люди, которые помогали пострадавшему. После удара он оказался на заднем сиденье. Из ушей, носа, рта шла кровь. Он еще пытался издавать звуки».

Один из мужчин, оказывавших помощь пострадавшему, был опрошен в суде. Свидетель в момент аварии находился в своем автомобиле на парковке: «Самого ДТП я не видел. Услышал звук удара. Открыл дверь и заметил, как еще двигался BMW, а Polo в этот момент врезался в столб. Сел в машину, подъехал ближе к месту происшествия. Подошел к Volkswagen, открыл переднюю пассажирскую дверь — никого нет. Открыл заднюю — он [водитель] лежит. Стали вытаскивать пострадавшего из машины».

Когда на место аварии прибыли сотрудники ГАИ, пострадавшему уже оказывали помощь врачи скорой. Поэтому инспектор занялся обозначением и оформлением происшествия. Он отметил сильные повреждения Volkswagen — деформированы задняя балка, колеса, двери, крыша...

«Глушитель — в гармошку, что само по себе говорит о силе удара»

— У BMW было оторвано колесо, разбиты крыло, фара, лобовое стекло, сработали подушки безопасности, — указал сотрудник ГАИ.

В результате ДТП водитель Volkswagen получил тяжелейшие травмы, в том числе черепно-мозговую. Пострадавшего доставили в больницу. Последующие несколько дней для родных таксиста стали кошмаром.

Мать со слезами на глазах вспоминала, как, увидев сына на больничной каталке, бросилась целовать ему ноги: только не умирай, сыночек.

Какие-либо прогнозы врачи давать отказывались: готовьтесь к худшему. «Предупреждали, что в лучшем случае Паша станет инвалидом. Но мы-то верили...» — рассказывали нам близкие водителя Volkswagen.

Чуда не произошло — 19 июля мужчина, которому на днях могло бы исполниться 35 лет, скончался. Для его семьи это стало страшным потрясением. Супругу погибшего врачи не хотели отпускать на похороны — женщину госпитализировали с низким давлением, позже у нее возникли проблемы с сердцем.

— У нас двое детей. Старший сын Максим, которому 12 лет, тяжело переживает потерю отца — каждый день говорит, что скучает, — отвечала на вопросы в суде жена водителя Volkswagen (супруги прожили вместе 14 лет). — Появились проблемы с успеваемостью, хотя он всегда хорошо учился. Стал замкнутым, малообщительным, боится оставаться в комнате, опасается дороги.

«Дочь (ей 6 лет) закрывает ушки и глазки руками, когда спрашивают про папу, — понимает, что я сейчас заплачу. Она до сих пор не знает, почему его нет рядом»

Это был чрезвычайно эмоциональный момент. В зале суда стало очень тихо, каждое слово, сказанное женщиной, отдавалось приступами плача родных водителя такси. Даже мужчины не могли сдержать слезы.

Павел Максимович, погибший водитель такси

Кто находился за рулем BMW?

Вновь вернемся на место происшествия в ту ночь. По словам очевидцев, пока всеобщее внимание было приковано к пострадавшему водителю Volkswagen, двое молодых людей, ехавших в BMW, вышли из машины и скрылись. Второго участника аварии объявили в розыск.

По номерным знакам был установлен владелец автомобиля. Домой к нему отправились сотрудники правоохранительных органов, которые застали за праздничным ужином родителей и невесту подозреваемого (у отца был день рождения). Самого молодого человека (1991 г. р.) не было, дозвониться ему не удавалось.

Обвиняемый до заседания суда находился под стражей

На следующий день он сам пришел в РУВД и написал явку с повинной. Обратим внимание на цитату из документа: «...я управлял автомобилем BMW X5, допустил столкновение с выехавшим мне в полосу и не пропустившим меня автомобилем, после чего испугался и скрылся».

Чего испугался, где был все это время и почему объявился только на следующий день? Разумеется, тема употребления спиртного поднималась во время заседания суда отдельно.

Как пояснил сам обвиняемый, 16 июля он с несколькими приятелями отправился на озеро, где молодые люди загорали и купались. Один из них взял с собой бутылку виски. При этом водитель BMW и его приятели в один голос утверждали, мол, он в тот день алкоголь не пил и вообще придерживается здорового образа жизни.

В протоколе медицинского освидетельствования, которое было проведено 17 июля в 15:40, сказано: состояние алкогольного опьянения отсутствует.

«Состояние не позволяло думать»

Во время заседания водитель BMW заверил, что не видел повреждений второго автомобиля после ДТП и даже не смотрел туда:

— После аварии я испугался, у меня был шок... И мы с приятелем побежали, скрылись.

— Вы поняли, что второму участнику происшествия требуется помощь? — спросил судья, который несколько раз возвращался к этому вопросу.

— Нет, я и подумать не мог, что там вообще что-то серьезное.

— Вы по себе решили, что помощь не требуется?

— Страшной картины в тот момент я не видел. Понял, что случилась авария... Ну это были доли секунды. Не знаю, было в осознании что-то или нет.

Отвечая на вопрос своего адвоката, обвиняемый отметил, что рядом с местом происшествия находились люди и он рассчитывал, мол, они сообщат в милицию и скорую о ДТП.

— Если вы не видели, в каком состоянии находится Volkswagen, тогда чего испугались? — обратила внимание на противоречие адвокат потерпевшей стороны.

— Самой аварии, удара, выстрела подушек...

Отец обвиняемого тоже нашел разумное, на его взгляд, объяснение поведению сына: «Возможно, испугался сильно. Это испуг. Большое дело. Страшное дело».

Характерно, что водитель BMW направился не к себе домой, а к приятелю, который также находился в салоне X5 в момент аварии. Что происходило там, обвиняемый объяснял сбивчиво:

— Разговаривали, пытались понять, что произошло. Состояние не позволяло думать. Я не знаю... У меня был выключен телефон. У друга работал. Но мы этого [звонка в экстренные службы] не сделали. На следующий день, когда проснулся, приятелю позвонил наш общий знакомый, рассказал про аварию и состояние второго водителя. Тогда я собрался и пошел в милицию.

«Судимости? Ну это детство»

Во время заседания суда нам не показалось, что обвиняемый подавлен. Наоборот, молодой человек был достаточно словоохотливым, быстро давал объяснения действиям и поступкам. Правда, сложилось ощущение, что иногда это только мешало и он отходил от выбранной тактики защиты.

Родные, приятели, невеста говорили о водителе BMW исключительно хорошее: отзывчивый, доброжелательный, всем помогает. Это несколько диссонировало с его прошлым. Ранее молодой человек был судим: в 2010 году по статье 205 УК «Кража», в 2012-м — по статье 206 УК «Грабеж». В первый раз получил штраф, во второй — срок (три года лишения свободы). Был освобожден по амнистии в 2014-м.

— Это детство... — пожал плечами отец, когда его спросили о прежних судимостях сына.

Сам молодой человек утверждал, что, выйдя из колонии, решил начать новую жизнь. Поступил в могилевский политехнический колледж, закончил, даже получил диплом с отличием. Параллельно устроился на работу в минскую транспортно-экспедиционную компанию. Планировал поступить в вуз.

— Стал по-другому смотреть на вещи, по-другому себя вести, появились другие приоритеты в жизни. Я хотел делать только доброе, чтобы мною гордились мои родные, — заверил водитель BMW.

Отдельно поднимался вопрос о стиле управления автомобилем. Опять-таки близкие молодого человека ничего настораживающего не замечали: водил нормально, не лихачил. «Видеофиксация два-три раза в год», — отметил сам обвиняемый, когда его спросили о нарушениях ПДД.

Тем не менее в письменных материалах дела содержится информация о более чем трех десятках фактов. Адвокаты потерпевшей стороны попросили подробнее остановиться на этом вопросе. Оказалось, что в 2009 году за водителем BMW числилось одно привлечение по линии ГАИ, в 2010-м — шесть, в 2011-м — восемь, в 2012-м — два, в 2014-м — два, в 2015-м — одно, в 2016-м — три, в 2017-м — восемь. Большая часть связана с превышением скорости, зафиксированным датчиками фотофиксации.

— Что можете пояснить? — адвокат потерпевшей стороны обратила внимание на очередное противоречие.

— Не всегда я был за рулем. Могли ездить друзья, родственники...

— Но вы ведь штрафы оплачивали, а значит, признавали нарушения.

— Конечно. А что я буду делать? Никто ж не разбирается, кто виноват. Да, мог нарушить скоростной режим.

— Эти нарушения для вас не были звоночком?

— Я соблюдал, спокойно ездил. Я не святой, ну были нарушения...

«Я почему-то решил разогнаться, прокатиться с большой скоростью»

В отношении водителя BMW было возбуждено два уголовных дела — по стандартной водительской статье 317 («Нарушение правил дорожного движения») и статье 159 («Оставление в опасности»). В тексте обвинения, в частности, сказано: «Водитель BMW X5 двигался по ул. Советской со скоростью около 150 км/ч, по пути проигнорировав знак 2.5 „Движение без остановки запрещено“. Установлено, что он имел возможность заблаговременно наблюдать Volkswagen Polo Sedan. Однако проявил преступную небрежность и невнимательность, своевременно не принял меры по снижению скорости. А после совершения ДТП с места происшествия скрылся, не оказав помощь и оставив пострадавшего в опасном состоянии».

— Суть обвинения вам ясна? Вы признаете вину? — спросил судья.

— Да. Полностью признаю свою вину и раскаиваюсь очень сильно.

Тогда молодого человека попросили рассказать об обстоятельствах ДТП.

— Было поздно, на дорогах — пусто, и я почему-то решил разогнаться, прокатиться с большой скоростью. Я не помню, с какой именно, на спидометр не смотрел... Но высокая, больше 100 км/ч. Когда выезжал на площадь, увидел, что справа по направлению моего движения едет какое-то транспортное средство. Автомобиль повернул и поехал в сторону светофора. Он оказался у меня на дороге. Я попытался объехать слева, но плохо выбрал траекторию или не было просто возможности, и я зацепил его правым крылом. Меня развернуло, и ту машину закрутило вправо.

Водитель BMW во время судебного заседания утверждал, что видел Volkswagen за 30—40 метров. Хотя во время допроса (на стадии следствия) он указывал, что «заметил, как автомобиль выехал со второстепенной дороги на значительном удалении».

Судья спросил у инспектора, выезжавшего на место ДТП, на каком расстоянии была видна дорожная обстановка. По мнению сотрудника ГАИ, ситуация просматривалась более чем на 100 метров.

— Почему вы не предпринимали экстренного торможения? — судья задал очередной вопрос обвиняемому.

— Я думал, что беспрепятственно объеду... Не думал, что придется какой-то маневр совершать. Там широкая дорога, свободно проезжают две машины одновременно. Я думал, что водитель данного транспортного средства заметил, что я еду и...

— Вы полагались на другого водителя?

— Нет, я полагался на себя. Но вообще, если брать правила езды и манеры, то должно было быть так.

— Как?

— Ну типа если человек видит, что слева едет машина и хочет обогнать, то он уступит, возьмет правее. Но не будет ехать наоборот, по полосе.

Эксперт: превышение скорости находится в причинной связи с ДТП

Превышение скорости обвиняемый не отрицал: «Я не смотрел на спидометр в тот момент. Но согласно экспертизам... Не будет же специалист врать!»

Эксперт также был опрошен во время судебного заседания. Он объяснил, что скорость BMW устанавливалась по кадрам видеозаписи, а также данным, полученным во время следственного эксперимента. По расчетам она составляла около 150 км/ч.

— При фактической скорости водитель BMW не располагал технической возможностью предотвратить ДТП путем экстренного торможения. При условии движения с допустимой скоростью (60 км/ч) у него такая возможность имелась бы. Это дает основания сделать вывод о том, что превышение скорости находится в причинной связи с ДТП, — прокомментировал специалист.

По словам эксперта, моментом возникновения опасности для водителя BMW посчитали выезд Volkswagen со второстепенной на главную дорогу.

Защитник обвиняемого спросил, ставился ли вопрос о соответствии действий водителя Volkswagen требованиям знака «Уступить дорогу» и пункта 65.2 ПДД (при повороте направо транспортное средство должно двигаться ближе к правому краю проезжей части дороги, если дорожными знаками (горизонтальной дорожной разметкой) не предписан иной порядок движения).

Эксперт уточнил, что вопросы формулирует следствие и данный аспект он не изучал.

Специалист также процитировал пункт 7.2 ПДД: «Участники дорожного движения обязаны не создавать препятствий и опасности для дорожного движения, действовать добросовестно, корректно, быть внимательными и взаимно вежливыми. Каждый участник дорожного движения, соблюдающий настоящие Правила, вправе рассчитывать на то, что и другие участники дорожного движения будут выполнять содержащиеся в них требования».

А где же пассажир BMW?

Много вопросов накопилось к важному свидетелю происшествия, который мог бы прояснить некоторые ключевые моменты. Речь о пассажире BMW, который с водителем кроссовера скрылся и впоследствии находился у себя дома. Однако на заседание суда молодой человек не явился.

За него пришлось отдуваться родному дяде: «Сейчас он находится на заработках в Швеции».

— В день, когда случилось ДТП, видели племянника? — спросила у родственника свидетеля гособвинитель.

— Нет, только через день. У нас разный режим дня: я рано ложусь — рано встаю. А он поздно ложится и поздно встает. Про аварию ничего мне не рассказывал.

Про само ДТП мужчина узнал из СМИ. А о том, что его племянник имеет отношение к этому происшествию, — от соседки.

— Я спросил, не пострадал ли он в этой аварии. Он сказал, что нет.

«Понимаю, что никогда не заработаю таких денег. Еще за BMW не расплатился»

Потерпевшими по делу были признаны жена, сестра и родители погибшего. По рекомендации адвокатов они заявили гражданские иски. Вдова попросила взыскать с виновника аварии для себя и детей по 30 тысяч рублей. Женщина несколько раз повторила: «Паша бы больше заработал. Он получал 600—700 рублей в месяц, нам хватало. Недавно построили квартиру, кредит был рассчитан на 35 лет, оформлен на мужа».

Сестра погибшего и его родители попросили взыскать по 20 тысяч рублей. Отец водителя такси, в частности, сказал: «Сын вырастил замечательных внуков. А теперь мне нужно помогать им». Сестра упоминала о близких отношениях с братом, он часто приезжал и помогал ей, был крестным отцом ее дочери.

Обвиняемый признал исковые требования частично. Он пояснил: «Я понимаю, что никогда не заработаю таких денег».

Как оказалось, BMW X5 молодой человек приобрел за несколько месяцев до ДТП и до сих пор за нее не расплатился — для покупки взял деньги в долг и оформил кредит.

В последнем слове молодой человек просил прощения у родных погибшего, заверял, что раскаивается и молится за них. Эти слова вызвали сомнения у родных водителя такси. А приговор суда был предсказуемым: назначить четыре года лишения свободы и штраф в 6200 рублей, на пять лет лишить водительских прав. Требования потерпевших удовлетворить частично: выплатить по 15 тысяч рублей жене и детям, по 10 тысяч рублей — родителям, 7 тысяч рублей — сестре. У сторон есть десять дней на обжалование приговора.

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. sk@onliner.by

Автор: Андрей Журов. Фото: Александр Ружечка; архив семьи Максимовичей; Следственный комитет