191
18 июня 2019 в 8:00
Автор: Андрей Журов. Фото: Максим Малиновский

«Двойника Mercedes S-Class выдало только отсутствие кнопки открытия гаража». Как эксперты выявляют краденые автомобили

Около двух десятков автомобилей, у которых обнаруживаются проблемы с идентификационным номером кузова, еженедельно поступают на исследование в управление Государственного комитета судебных экспертиз по Минску. Условно их можно разделить на три группы. Во-первых, это старые машины с проржавевшим кузовом и не читающимся по какой-то причине VIN-кодом. Во-вторых, залоговые транспортные средства из России, которые обнаруживают на учете в Беларуси. А в-третьих, криминальные, с измененными номерами. Корреспонденты Onliner понаблюдали, как происходит процесс исследования «ДНК» автомобиля.

А болгарка зачем?

На площадку Государственного комитета судебных экспертиз, где проводится исследование, заезжает Peugeot 406. Хозяйка машины объясняет, что не может пройти техосмотр: кузов в том месте, где нанесен идентификационный номер, покрыт толстым слоем коррозии.

Проверить VIN-код невозможно, и в получении отметки о прохождении ТО предсказуемо отказали.

— Владельцы транспортных средств, сталкиваясь с подобными проблемами при снятии с учета в ГАИ или во время прохождения техосмотра, обращаются к нам, — комментирует главный эксперт отдела криминалистических экспертиз управления Государственного комитета судебных экспертиз по Минску Станислав Горбунов. — Во многих случаях определить идентификационный номер все же удается.

Правда, есть одно «но»: если VIN-код не читается, то автомобиль направляют на платную экспертизу. Логика такая: транспортное средство находилось в собственности владельца, который не предпринял мер по сохранности идентификационного номера, следовательно, действия по установлению символов должны проводиться за счет хозяина машины.

«В случае, если идентификационный номер транспортного средства частично или полностью нечитаем вследствие повреждения коррозией, регистрационное подразделение осуществляет выдачу собственнику (лизингополучателю) направления в органы Государственного комитета судебных экспертиз на проведение на платной основе экспертизы для установления идентификационного номера транспортного средства» (п. 51 Постановления правительства №1849).

Исследование начинается с документирования. Нужно сделать фотографии автомобиля с нескольких ракурсов.

— Обычно особых сложностей с этой группой машин не возникает, — поднимает капот Peugeot Станислав Горбунов. — Либо есть возможность определить VIN-номер, либо нет.

В данном случае требуется снять пластиковую накладку, прикрывающую нужный фрагмент кузова, а затем очистить участок металла от ржавчины. Владельцев автомобилей под роспись предупреждают о необходимости «применить уничтожающие методы».

Это часто вызывает возмущение: «Вы что, мне машину будете портить?» В большинстве случаев иначе провести процедуру невозможно, объясняют эксперты. Это обусловлено методикой исследования и процессуальным законодательством.

По словам сотрудников Государственного комитета судебных экспертиз, владельцы автомобилей, столкнувшиеся с проблемами на границе или при покупке-продаже транспортного средства (истории о двойниках описывались на Onliner неоднократно), реагируют совсем по-другому: «Делайте что хотите, только помогите установить истину».

— Первым делом очищаем участок с VIN-номером с помощью щетки, — берет в руки болгарку с соответствующей насадкой наш собеседник. — Разумеется, всегда снимаем минимальный слой металла.

Нужно констатировать, что щетка сделала свое дело: знаки теперь читаются.

— В данном случае способ нанесения маркировки (т. н. клеймение), применявшийся автопроизводителем, позволил восстановить VIN-номер, — замечают эксперты. — В случае с точечным кернением все сложнее. Если 30—40% точек уничтожены в результате коррозии, то установить первоначальное содержание практически невозможно.

Теперь Станислав Горбунов делает снимок таблички с масштабной линейкой, а затем наносит графитовую смазку (для исключения дальнейшего распространения коррозии).

— Следов видоизменения не обнаружено, — подытоживает специалист. — Владелица машины сможет пройти техосмотр.

Восстановлению не подлежит...

Рядом своей очереди дожидается Renault Scenic, задняя часть которого сильно просела: подвеска явно «устала» после долгих лет эксплуатации. Кузов тоже сдает — даже на расстоянии заметны следы сквозной коррозии.

А что с VIN-номером? Его ведь еще предстоит найти...

— Через наши руки прошли сотни автомобилей, и все особенности уже знаешь наизусть, — признаются сотрудники Государственного комитета судебных экспертиз. — У во-о-он того Ford Fiesta маркировка находится в салоне спереди. В некоторых Hyundai — на поперечине под пассажирским сиденьем. А у этого Renault Scenic она нанесена на кузов, под запасным колесом.

Запаска была предусмотрительно изъята. Но предварительный вывод экспертов неутешительный: восстановлению идентификационный номер не подлежит. В то же время есть и хорошие новости — следов видоизменения не обнаружено.

Как обычно говорят в таких случаях в ГАИ, выходом может стать оформление документов, которые позволят эксплуатировать транспортное средство легально, но с некоторыми ограничениями.

Очередной «старичок», доживший до преклонных лет, — Ford Fiesta. Состояние машины оставляет желать лучшего: бампер треснут, держатель фары скреплен проволокой, на крыле — вмятина. «Для нас большее значение имеет то, что табличка с VIN-номером перезакреплена и используются незаводские заклепки», — обращают внимание эксперты.

Все это зафиксировано и будет отражено в заключении.

Ремонт с последствиями

Следующий автомобиль, к которому переходят специалисты, — Kia Sorento. Машина направлена на исследование по линии угрозыска одного из РУВД Минска. Тут все сложнее: при попытке владельца снять кроссовер с учета у сотрудников ГАИ возникли сомнения по поводу VIN-номера. Обычно в таких случаях прямо на регистрационную площадку вызывают опергруппу. А после оформляется направление на экспертизу.

Экспертам предстоит подтвердить или развеять подозрения.

— Придется потрудиться, — берет в руки ящик с инструментами главный эксперт отдела криминалистических экспертиз управления Государственного комитета судебных экспертиз по Минску Александр Климович. — Есть подозрение, что автомобиль видоизменялся. Нам нужно удостовериться в этом, для чего придется добраться до нужного участка кузова.

Наши собеседники последовательно снимают воздушный фильтр, аккумулятор, блок предохранителей... Что и требовалось доказать: следы сварки грубо замазаны мастикой.

— Очевидно, что передняя часть машины менялась. Вероятно, после ДТП, — предполагают специалисты. — Нам пришлось произвести смыв краски на участке металла, где размещен VIN-номер (под капотом). Теперь видна фактура металла и способ выполнения маркировки.

«Можно заключить, что идентификационный номер не изменялся, а вот передняя часть автомобиля вварена»

Маловероятно, что машина имеет криминальную историю. Экономически нецелесообразно менять такую большую деталь на внедорожнике, выпущенном более десяти лет назад.

В подтверждение этой версии говорят следы некачественного ремонта на кузове. Заметны наплывы краски, следы шлифовки, разнооттеночность. На восстановлении явно сэкономили.

Эксперты используют еще одну возможность и снимают заднее колесо, чтобы добраться до рамы, где тоже нанесен VIN-номер. Точнее, был нанесен. Ржа нещадно выгрызла металл. Не поможет ни болгарка, ни кислота...

После установки всех деталей на место работа завершается. Впоследствии будет составлено заключение.

Перспективы для владельца внедорожника, впрочем, так себе. Экспертное заключение направят в уголовный розыск, где будет решаться вопрос о возбуждении уголовного дела и передаче материалов в Следственный комитет.

Хозяин Kia Sorento в будущем наверняка сможет продать автомобиль, но с некоторыми ограничениями. Их обычно прописывают в техпаспорте.

«Угонщики при перебивке номера ошиблись на один символ»

Самые проблемные машины, поступающие на экспертизу, — те, что имеют нехорошую историю (криминальную или залоговую, например). Как правило, это более-менее свежие кроссоверы премиум-марок или «бюджетники» российской сборки.

А предыстория такая: на авторынке белорусу предложили выгодный вариант — новый автомобиль по цене ниже, чем у дилера. Зарегистрировать машину удалось без проблем. Однако через некоторое время выясняется, что Lexus или Renault был куплен в кредит в России и находится в залоге у банка. После того как выплаты прекратились, транспортное средство было объявлено в розыск и оказалось в базе данных Интерпола. Установить, где оно зарегистрировано, — дело техники...

Затем белорусские правоохранительные органы приступают к стандартной процедуре, как того требует международное законодательство.

— В случае с т. н. залоговыми автомобилями обычно подтверждается, что VIN-номер не изменялся, следов вмешательства не обнаруживается, — рассказывает Александр Климович. — Проще говоря, устанавливается, что это тот самый автомобиль, за который в России до сих пор не выплачен кредит. Однако процедура требует установления соответствия номеров документам и т. д.

Отдельная история — с угнанными/крадеными машинами. Большинство криминальных транспортных средств имеют грубые следы подделки.

— Однажды на экспертизу поступила Audi A6 (в кузове C4), — вспоминает Станислав Горбунов. — Табличка с идентификационным номером была низкого качества, а сам номер повредили молотком.

Есть случаи посложнее, когда обнаружить подвох удается по косвенным приметам, о которых эксперты просят не распространяться: «Иногда поднимаешь ковролин в салоне автомобиля, а под ним — осколки от стекла, которое было разбито во время угона».

Хотя иногда приходится изрядно повозиться. Профессиональные автоворы тщательно подбирают машину и размещают на кузов нигде не засвеченный VIN-номер. При этом используются станки, с помощью которых возможно нанести маркировку как в заводских условиях.

— Как-то на экспертизу поступил Mercedes S-Class (W222), у которого все соответствовало реальной машине, но данные об автомобиле были занесены в базу правоохранительных органов, — говорит Александр Климович. — Нам все-таки удалось установить первоначальный идентификационный номер двойника. Выдало то, что у оригинала имелась кнопка открытия гаража, а у «подделки» — нет.

В другой раз исследовался BMW 6-Series, при нанесении VIN-номера на который угонщики ошиблись в одном символе, и именно это привело к раскрытию обмана: данный код оказался в базе Интерпола.

Сейчас в списке автомобилей, которые чаще всего выбирают профессиональные автоворы, значатся Range Rover Sport и Evoque, BMW X5 и X6, Mercedes Gelandewagen и S-Class (W222), Toyota Land Cruiser (150, 200) и Camry, Lexus LX и RX.

— Бывают крайне сложные случаи, когда, например, видоизменение VIN-номера маскируют под ремонтные работы, — заключают эксперты. — Нередко приходится производить трудоемкую процедуру по разбору элементов салона. Однако истину обычно удается установить.

Читайте также:

Auto.Onliner теперь в Telegram! Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Перепечатка текста и фотографий Onliner без разрешения редакции запрещена. nak@onliner.by